Сюжеты

Жара навсегда?

На вопросы «Новой» отвечает зам. директора по научной работе Института физики атмосферы РАН, доктор физико-математических наук Александр Гинзбург

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 79 от 23 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ким Смирновнаучный обозреватель

— Александр Самуилович! Нынешняя сумасшедшая жара, когда кажется, будто Москву кто-то взял да и перенес куда-нибудь в Сахару, возвращает меня к одной мысли, услышанной много лет назад от академика Евгения Константиновича Федорова. Тысячу...

— Александр Самуилович! Нынешняя сумасшедшая жара, когда кажется, будто Москву кто-то взял да и перенес куда-нибудь в Сахару, возвращает меня к одной мысли, услышанной много лет назад от академика Евгения Константиновича Федорова. Тысячу раз оговорившись, что это всего лишь догадка, скорее всего неверная, что ее еще надо проверять и проверять, он предположил, что на долговременные застойные зоны жаркой и, наоборот, дождливой погоды влияет нефтяная пленка, которая все больше и больше покрывает Мировой океан. Нормальный круговорот воды в природе нарушается, тормозится. В одних районах Земли на месяцы застаивается жара, в других — «бесконечные злые дожди». А на фронтах, где они сменяют друг друга, — грозы, смерчи, ураганы.

— То, что нефтяные загрязнения океана влияют на круговорот воды в природе, — факт, серьезно сейчас изучаемый исследователями. Но пока что, например, нефтяные пленки оказывают на погоду и климат скорее важное локальное, а не глобальное и даже не континентальное влияние. Загрязнение поверхности океанов не может влиять на формирование и поведение циклонов и антициклонов на территории Евразии, и тем более на появление смерчей где-нибудь на Среднерусской равнине. До «критической массы» загрязнения поверхности океана, по достижении которой можно будет говорить здесь о серьезной зависимости погоды и климата от этого загрязнения, еще очень далеко.

— А какой же фактор определяющий?

— Все больше данных говорит о том, что им является все-таки глобальное, антропогенное по характеру, потепление климата. Интенсивность круговорота воды в природе, движение воздушных масс во многом определяется контрастом, разницей температур в тропических, примыкающих к экватору широтах и в полярных областях. В последние десятилетия разница эта стала уменьшаться. Не столько за счет тропиков, сколько за счет полюсов. Интенсивно тают льды в районе Северного морского пути, например. А раз уменьшается температурный перепад, контраст между экватором и полюсами, то более вяло проходят и обменные процессы в широтах, пролегающих между ними. Значит, больше застойных явлений.

— И в каком направлении мы движемся? К более частому повторению нынешнего пекла? Или со временем все придет в равновесие, устаканится?

— Спросите меня о чем-нибудь полегче. Если кто-то скажет, что точно знает это, не верьте. Но мы сейчас тем и занимаемся, что ищем ответы, ведем исследования.

— По каким направлениям развиваются эти исследования?

— Первое: эволюция круговорота воды в природе, в какую сторону меняется обмен между океаном и атмосферой. В частности, очень активно исследуется и влияние нефтяных загрязнений океана, о которых вы говорите.

Второе: совершенствование моделирования этих и других климатических процессов в планетарных масштабах, что усиливает прогностическую базу науки о климате.

Третье: влияние перемен в глобальном климате на экологию Земли. Не столько, может быть, даже на человека, который научился более адекватно вырабатывать необходимые средства самозащиты, сколько на животный и особенно растительный мир, изменения в котором могут быть существенны для жизненной среды человека.

— Вы говорили о «критической массе» загрязнения этой среды. Не приблизили ли нас к ней катастрофа в Мексиканском заливе и извержение исландского вулкана? Не связано ли, в частности, с ними по-африкански жаркое лето и в нашей Москве, и в других, традиционно более умеренных местах?

— Такая связь, естественно, возникает в сознании любого логически мыслящего человека. Но по законам той же элементарной логики: после того — не есть по причине того. Ученые, естественно, сразу же стали анализировать связь между этими событиями. Свою роль в атмосферные процессы катастрофический разлив нефти в Мексиканском заливе и выбросы пепла из вулкана в Исландии, на время даже парализовавшие многие аэропорты в Европе и Америке, конечно же, играют. И все-таки, как показывает трезвый анализ, не настолько серьезную, чтобы стать «спусковым механизмом» африканского пекла в Москве и других районах Земли.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera