Сюжеты

Она одевала Аэлиту и Красную Армию

В Москве — ретроспектива Александры Экстер

Этот материал вышел в № 79 от 23 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

 

…В Музее современного искусства на Петровке, до 22 августа. И спешите видеть: такой масштабной выставки Александры Экстер в России не было. А в легендарной экспозиции «Амазонки русского авангарда» Экстер была абсолютно на своем месте, на...

…В Музее современного искусства на Петровке, до 22 августа. И спешите видеть: такой масштабной выставки Александры Экстер в России не было. А в легендарной экспозиции «Амазонки русского авангарда» Экстер была абсолютно на своем месте, на своей заслуженной ступени признания — и чуть на отлете. Ее работы казались мостом между ар-нуво и ар-деко, между модерном и собственно авангардом, Серебряным веком и 1920-ми. Эта кубофутуристка была персонажем «Баллады о дамах прошлых времен».

Участница выставки «Бубновый валет», общества «Супремус», основанного Малевичем, парижского Салона Независимых — в начале 1910-х Александра Экстер находилась в постоянном движении между Россией и Францией. Там — она была своей в кругу Пикассо и Аполлинера, здесь — дружила с Малевичем, Татлиным, Д. Бурлюком, Родченко. Была сценографом Камерного театра — легендарных ранних спектаклей Таирова «Фамира Кифаред» Анненского и «Саломея» Уайльда с молодой Алисой Коонен. Была художницей по костюмам в «немой фильме» Протазанова «Аэлита». Впрочем, участвовала и в разработке формы для Красной Армии.

Ее театральные эскизы (на выставке в ММСИ много работ из Бахрушинского музея) динамичны, линии легки, как у Бакста, но лишены затейливой изнеженности мирискусников. Экстер и в костюме чувствовала время. У Ахматовой есть мемуарная запись: ранним летом 1914 года они вдвоем разбирают сундуки Экстер, только приехавшей из Парижа с ворохом новомодного. И вдруг, коротко кивнув на жесткие линии новейших фасонов, Экстер замечает:

— Что-то случилось с модой. Скоро война.

В 1924-м Экстер уехала (или вернулась?) в Европу. Работала с Фернаном Леже, была сценографом балетов Брониславы Нижинской, принадлежала к парижской школе — последнему действительно блистательному всплеску живописи XX века. Умерла в парижском пригороде Фонтене-о-Роз в 1949-м. В нищете и забвении.

Впрочем, что было бы с ней на родине в 1920—1940-х, лучше не гадать.

На выставке ММСИ — около 60 театральных работ из фондов Бахрушинского музея, рукописные книги (этим жанром Экстер увлеклась в 1930-х), прикладные работы эпохи грозного русского конструктивизма. И — живопись. С редкостным, ликующим чувством цвета, с анфиладой парижских мостов около Сите. С миром, который празднует гибель, распадаясь в кубофутуристические осколки, смерть его красна — а также черна, охриста, терракотова, лазурна. Кубы и кристаллы летят водопадом вниз, как кирпичи Вавилонской башни…

И в этом карнавале обломков все время сквозит нераспавшийся женский силуэт. Или просто — очерк шляпы.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera