Сюжеты

Леонид Гозман: Это — профессиональная военная операция

«За несколько мгновений до взрыва машина Чубайса пошла на обгон и оказалась дальше от взрывного устройства»

Этот материал вышел в № 81 от 28 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Правоохранительным органам в нашей стране не верят, и они все для этого сделали. Если вы слышите о выбивании показаний, подброшенных уликах, фальсификации доказательств и заказных приговорах судов, вы верите этому сразу и безоговорочно. Но...

Правоохранительным органам в нашей стране не верят, и они все для этого сделали. Если вы слышите о выбивании показаний, подброшенных уликах, фальсификации доказательств и заказных приговорах судов, вы верите этому сразу и безоговорочно. Но справедливые претензии общества к милиции, прокуратуре и суду позволяют уходить от наказания вполне опасным преступникам. Им легко изображать из себя невинных жертв ментовского беспредела и вызывать всеобщее сочувствие. Полковнику Квачкову и троим его сподвижникам это позволяет даже отрицать сам факт покушения на Анатолия Чубайса. Мол, это сам Чубайс все и подстроил, чтобы обвинить в покушении своих оппонентов по реформе электроэнергетики. Более нелепой версии просто быть не может: никакие оппоненты к тому времени уже не могли никак повлиять на ход реформы. Но кого это волнует? Проще поверить в заговор, чем вникать в суть дела. Квачков, между прочим, много чего еще объясняет заговором, например, арестовали его — чтобы «интеллектуально обезглавить российскую армию», а взрыв башен-близнецов в Нью-Йорке организовал Джордж Буш. Наверное, не без помощи Чубайса.

Почему они хотели и хотят убить Чубайса

Покушение на Чубайса не было обычным уголовным преступлением. Да, два из четырех обвиняемых ранее имели уголовное прошлое. Роберт Яшин в 97-м, напившись, устроил стрельбу в кафе, требуя прекратить еврейскую музыку Розенбаума, в результате был убит человек, а на квартире Яшина нашли целый арсенал оружия. Его сослуживец, профессиональный подрывник Александр Найденов в 1996 году при помощи самодельного взрывного устройства взорвал автомобиль, его владелец погиб. Выйдя на свободу, Найденов в 2003 году жестоко избил двух сотрудниц салона красоты, скрывался и был объявлен в федеральный розыск. И тем не менее попытка убить Чубайса — это преступление не из той же серии. Это была политическая месть. И лучше всего об этом говорит сам Квачков.

Он заявляет, что Россия оккупирована иностранными захватчиками, что всем правит еврейская мафия, а главный еврейский оккупант и символ этой политической системы — Чубайс. Поэтому убить его — не преступление, а долг патриота.

«С военно-политической точки зрения данная акция есть одна из форм национально-освободительной войны. Уничтожение любых иностранных захватчиков и пособников оккупантов, в том числе в экономической области, есть долг и священная обязанность каждого офицера, солдата, любого воина» (из интервью газетe «Завтра»).

«Людей нельзя убивать — противников нужно убивать. Чубайс не относится к мирным гражданам в России» (из интервью радиостанции «Эхо Москвы»).

«Официально заявляю: многочисленные сообщения в средствах массовой информации, что полковник запаса Квачков В.В. якобы не признает себя виновным, не соответствуют действительности. Я считаю, что нет события преступления и никакой вины здесь быть не может. Признавать правомочность вопроса о вине — значит признавать правомочность признания данного события преступлением» (из интервью газете «Завтра»).

«Уничтожение Чубайса для меня не является преступлением» (из интервью радиостанции «Эхо Москвы»).

Более того, после освобождения из тюрьмы на вопрос, чем вы намерены заняться, Квачков ответил: «Закончить начатое!»

Это была профессионально подготовленная военная операция

В публичной полемике часто звучит аргумент о том, что покушение организовано непрофессионалами. Мол, если бы такой специалист, как Квачков, решил убить Чубайса, он бы это сделал. А в чем проявился непрофессионализм? В ходе процесса мы спрашивали у всех военных экспертов, которых пригласил в суд Квачков, как бы на его месте поступили они — профессионалы. Один сказал, что взрывать Чубайса он поехал бы на танке, а другой — генерал Ивашов — стал рассказывать о современных высокоточных спутниковых системах наведения, позволяющих поражать цели ракетами. Но ведь очевидно, что у Квачкова и его подельников таких средств не было. Так как бы действовал профессионал Квачков? Да ровно так, как он и действовал — заложил бы фугас и организовал засаду. Не повезло. Яшин и Найденов накануне крепко выпили, что отразилось на их состоянии в день покушения. В ночь перед покушением дорога обледенела, что повлияло на направление взрывной волны. А за несколько мгновений до взрыва машина, в которой был Чубайс, пошла на обгон и поэтому оказалась на 2-3 метра дальше от взрывного устройства, чем планировал Квачков. Так что и у профессионалов случаются провалы. Тех, кто взрывал Яндарбиева, тоже арестовали в тот же день.

Доказательств вины подсудимых — масса. Их детальное описание есть в интернете, в том числе, например, в моем блоге. Это и детализация телефонных разговоров участников группы Квачкова, и снятая Яшиным под чужим именем квартира-наблюдательный пункт в Жаворонках, где находится дача Чубайса. «Сааб» Квачкова в момент взрыва и обстрела зафиксировала видеокамера наблюдения примерно в 650 метрах от места преступления, машину и поспешно садившихся в нее людей также видел офицер ДПС. На даче Квачкова нашли кусок поролона, от которого были отрезаны лежаки, найденные на месте преступления, а также рулон скотча, обрывки которого также валялись на месте засады. В гараже Квачкова были найдены и стреляные автоматные гильзы, совпадающие с найденными на месте преступления по маркировке, номеру партии и заводу-изготовителю. По данным экспертизы, в автомобиле, гараже, квартире и на даче Квачкова были обнаружены следы взрывчатки. В квартире сына Квачкова, до сих пор находящегося в розыске, нашли обрывок листа, на котором его рукой был записан номер служебного автомобиля Чубайса и время его прибытия в офис РАО ЕЭС.

Каждое из доказательств в отдельности, наверное, можно пытаться объяснить совпадением. Но весь комплекс доказательств не может быть совпадением столь большого числа случайностей. Кирпич, конечно, может случайно упасть на голову. Но если установлено, что в момент падения кирпича на крыше находился человек, который заявляет, что пострадавшего следовало убить, если он приготовил там пункт наблюдения и орудие убийства, то в случайность попадания кирпича в голову поверить трудно.

Мы и они

У тех, кто наблюдает за процессом, складывается впечатление, что идет борьба между Квачковым и Чубайсом. Всем интересно, кто победит: посадит ли Чубайс Квачкова? Убьет ли Квачков Чубайса? Но проблема не в личном противостоянии. Это дело касается каждого из нас, и не только потому, что каждый из нас может случайно оказаться в эпицентре очередного взрыва — на войне как на войне, и Квачков спокойно относится к неизбежным случайным жертвам среди мирного населения. Он и его сторонники считают себя вправе приговаривать людей к смерти и приводить приговор в исполнение. Они считают себя вправе решать, кому жить, а кому умирать. Но Квачков не один. Сторонники Квачкова — скинхеды — считают себя вправе убивать людей из-за их национальности. Сторонники Квачкова — уссурийские «партизаны» — считают себя вправе убивать людей из-за их милицейской формы. Это сторонники Квачкова убили Дмитрия Холодова, адвоката Маркелова и журналистку Бабурову, ученого Гиренко и многих, многих других людей, деятельность и взгляды которых им не нравились. Все это — армия сторонников полковника Квачкова. И поэтому в осуждении этого человека и его подельников заинтересованы все граждане нашей страны.

Казнить нельзя помиловать

Присяжные — люди компетентные и разумные. На мой взгляд, они полностью опровергают мнение о том, что Россия не готова к суду присяжных и что присяжные не могут принимать компетентных решений. Этот процесс показывает: присяжные проявляют чудеса мужества и стойкости и действительно глубоко разбираются в деталях дела. И это несмотря на откровенные попытки обвиняемых затянуть процесс: 26 июля за один только день они дважды вносили ходатайство об отводе судьи, каждое из которых требует длительного перерыва, когда присяжные вынуждены ждать в душном помещении при 40-градусной жаре и несправляющихся кондиционерах. И тем не менее коллегия продолжает работать и, по всей видимости, намерена довести дело до конца.

Мы не знаем, какой будет вердикт, но мы заранее уважаем любое решение присяжных. И тем не менее мы вправе высказать свое мнение. Мы считаем, что Квачков и его сподвижники должны быть признаны виновными. Мы убеждены, что именно они хотели убить людей и сделали все возможное, чтобы осуществить задуманное. Да, они заслуживают тюрьмы или принудительного лечения. Но при этом мы задаемся вопросом: а к чему приведет заключение Квачкова в тюрьму? Закончится ли на этом гражданская война, которую ведет Квачков? Нет. Сторонники Квачкова начнут стрелять еще больше, и отнюдь не только в Чубайса, а в любого, кого они приговорят к смерти. Репрессии порождают ответный террор, а власть настолько слаба, что не в состоянии с ним справиться. В итоге справедливое наказание преступников приведет к новым жертвам. Так уже было в истории нашей страны.

В гражданской войне нельзя выиграть, ее можно только остановить. Поэтому, если коллегия присяжных признает вину подсудимых, мы будем просить суд назначить максимально мягкий приговор, который бы позволил обвиняемым с учетом отсиженного на предварительном следствии остаться на свободе.

Речь идет не о прощении: они этого не заслуживают. Речь идет о том, чтобы остановить наконец гражданскую войну в России.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera