Сюжеты

Дурной сон? Придумайте себе другой

Как избавиться от ночных кошмаров

Этот материал вышел в The New York Times (30.07.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ее машина на ужасающей скорости несется по улицам города, и нечто отвратительное с огромными глазами гонится за ней и вот-вот схватит. Это сон. После того как 50-летняя школьная учительница Эмили Гуруль рассказала его доктору Барри...

Ее машина на ужасающей скорости несется по улицам города, и нечто отвратительное с огромными глазами гонится за ней и вот-вот схватит. Это сон. После того как 50-летняя школьная учительница Эмили Гуруль рассказала его доктору Барри Кракову, он не просил ее раскрыть символизм кошмара. Он просто попросил ее придумать новый.

Эта методика, применяющаяся в работе с бодрствующими пациентами, называется «разработкой сценария», или «овладение снами». Она является частью терапии, известной как «репетиция образов», которую помог разработать доктор Краков. Терапия применяется для лечения людей, страдающих от ночных кошмаров.

В последние несколько лет все больше людей рассматривают ночные кошмары как расстройство особого типа, и ученые нашли немало свидетельств тому, что когнитивная терапия может уменьшить частоту и яркость неприятных снов, а то и вовсе от них избавить. Не все согласны с таким лечением. Некоторые терапевты, особенно сторонники юнгианского анализа, выступают против идеи изменения содержания кошмаров, утверждая, что сны посылают бодрствующему разуму критически важные сигналы.

«Если от кошмара избавиться, вы потеряете возможность раскрыть его истинное значение», — говорит психолог Джейн Уайт-Льюис, преподаватель курсов о сновидениях в Институте Карла Юнга в Нью-Йорке.

По словам исследователей сна, 4-8% взрослых говорят, что им снятся ночные кошмары, иногда с частотой до раза в неделю и чаще. «Но в таких группах, как ветераны войны и жертвы сексуального насилия, — говорит доктор Краков, — кошмары видят до 90% людей». Он считает, что при лечении от посттравматического стресса необходимо намного активнее бороться с кошмарами.

Психолог из Медицинской школы Гарвардского университета Дейрдре Барретт специализируется на источниках сновидений, использовании снов для разрешения конфликтов и связи между снами и травмами. Она наблюдает значительный рост интереса к ночным кошмарам, появляющимся в результате травм, полученных на войне, и пыток. «Раньше в сообществе психологов, занимавшихся снами, речь шла только об интерпретации, — говорит она. — Теперь же терапевты начинают понимать, что на сны можно влиять, они могут рассказывать нам об определенных проблемах, а сюжет кошмаров можно менять».

Голливуд только что выпустил свой вариант идеи контроля над сновидениями. Сюжет триллера «Начало», вышедшего на экраны этим летом, завязан на глубочайшие слои мира сновидений. Одной из ключевых тем является понятие «осознанных сновидений». Врачи применяют эту методику, чтобы помочь пациентам, боящимся своих снов, осознавать, что им снится сон.

Доктор Барретт выступает в поддержку методики доктора Кракова, хотя, по ее словам, в идеале работа с ночными кошмарами должна проводиться в рамках психиатрической и поведенческой терапии для установления истинных причин болезни. «И все же, — говорит доктор Барретт, — Барри сыграл очень важную роль, собрав статистику и найдя доказательства, что это может работать».

Терапия доктора Кракова предполагает четыре сессии группового лечения и от одной до десяти личных сессий, хотя, по словам доктора Кракова, обычно хватает 3-5 встреч. Пациенты по мере необходимости принимают участие в исследованиях во время сна и выполняют значительную часть работы самостоятельно. В этом им помогает инструкция, написанная доктором.

Некоторые пациенты клиники вроде Эмили Гуруль приходят сюда с жалобами на сильный храп или дневную сонливость и только потом обнаруживают, что страдают от ночных кошмаров, вызванных психологической травмой.

Результаты последнего исследования доктора Кракова показали поразительно сильную связь между посттравматическим стрессовым расстройством и целым рядом нарушений сна. Согласно исследованиям, проведенным при участии более чем тысячи пациентов с посттравматическим стрессом разной степени тяжести, в таких случаях могут наблюдаться 5-10 разных нарушений сна. Так, апноэ во время сна часто встречается у пациентов даже с маловыраженными симптомами посттравматического стрессового расстройства. «В сфере исследований ПТСР и сна никто не проводит таких связей», — говорит доктор Краков.

Он называют свою небольшую клинику «гостиницей типа «кровать и завтрак», но без завтрака». Здесь четыре небольших спальни с бельем пастельных цветов и умиротворяющими картинами на стенах. Перед сном лаборанты надевают на пациентов датчики для отслеживания сна, дыхания и движения.

Вместе с другими исследователями доктор Краков продолжает публиковать результаты исследований в сфере «репетиции образов». По его данным, около 70% из сотен пациентов клиники сообщали о значительном снижении частоты кошмаров после регулярной терапии в течение двух-четырех недель. 55-летняя Роберта Баркер была одной из первых пациенток доктора Кракова. Баркер рассказывает, что ее похитили в Японии, где она преподавала английский, насиловали и пытали в течение трех дней, пока ей не удалось сбежать. Ее кошмары, в которых пережитый ужас повторялся вновь и вновь, были такими страшными, что она почти не могла спать. Лекарства не помогали. Она была на грани самоубийства. Когда доктор Краков рассказал ей, что кошмары могут быть видом поведения, приобретенного в результате научения, и что ей под силу прекратить то, что, по сути, стало привычкой, она отнеслась к его словам с большим недоверием. Он объяснил, что она может придумать другой сон и репетировать его, а в дальнейшем избавиться от кошмаров о похищении и изнасиловании. «Нет, это слишком просто», — вспоминает она свой ответ.

Некоторые пациенты работают над изменением сюжета своих снов; жертва изнасилования, которая проходила лечение вместе с Баркер, решила придумать сценарий, при котором она нападала на насильника с бейсбольной битой. Но Баркер рассказывает, что ей хотелось придумать совершенно другой сон. В качестве темы сна она выбрала птиц. «Я всегда любила птиц — диких птиц, голубей, скворцов, голубых соек, — говорит она. — Мне доводилось кормить птиц, образ был четкий, я слышала, как они летали и переговаривались. Теперь, вместо того чтобы просыпаться в холодном поту, я просыпаюсь со знанием, что мне снились птицы».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera