Сюжеты

Мифы ученых мира

Этот материал вышел в The New York Times (30.07.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наука позволяет нам открывать для себя не только нечто, чего мы раньше не знали, но и что-то новое о вещах, которые, казалось бы, всем известны. Мнение, которое веками могло считаться очевидной истиной — например, что Земля плоская, —...

Наука позволяет нам открывать для себя не только нечто, чего мы раньше не знали, но и что-то новое о вещах, которые, казалось бы, всем известны. Мнение, которое веками могло считаться очевидной истиной — например, что Земля плоская, — может оказаться мифом.

Очень просто забыть, что даже наука не всегда знает, что именно, как ей кажется, она знает. Миф (в виде теоретических выкладок) — это строительный раствор, скрепляющий многие кирпичи научных открытий. Или, как некоторые сказали бы, это темная материя, скрепляющая вселенную научных знаний.

Темная материя сама является примером научного «мифа». Хотя ее существование до сих пор не доказано, все чаще она принимается как данность.

Но есть и другой миф, который так долго притворялся фактом, что большинство из нас никогда бы не подумало подвергать его сомнению: закон всемирного тяготения. Кто бы мог подумать, что можно сомневаться в явлении, доказать которое можно, просто уронив яблоко?

Но, как сообщает The Times, уважаемый физик из Голландии заявил, что гравитация — это иллюзия. «Гравитации не существует», — рассказал The Times Эрик Верлинде. Конечно, нет никаких сомнений, что предметы на Земле падают и набирают скорость по мере падения. Но сила под названием «тяготение» не обязательно является лучшим объяснением этого факта. Объяснение, которое приводит доктор Верлинде, кажется слишком сложным даже коллегам-физикам. Но он не первый, кто ставит под сомнение правоту Ньютона. Стивену Хокингу, а до него — Эйнштейну, тоже было что сказать по этому поводу.

Менее удивительными, возможно, представляют нападки на теорию эволюции. Однако вне посиделок креационистов гипотезу Дарвина часто полагают единственно верной. Одной из самых интересных демонстраций его правоты является то, как определенные виды могут удивительно точно повторять форму и окраску других видов. The Times пишет о замечательном примере этого механизма, найденном у гусениц и куколок в Коста-Рике.

Но подобная мимикрия, которая кажется волшебством, не всегда сочетается с тем, что, как считал Дарвин, к ней привела серия постепенных небольших мутаций, способствовавшая размножению и занявшая миллионы лет. Действительный механизм, стоящий за этими переменами, и то, как он подстраивает и доводит до совершенства способность к мимикрии, остается чем-то, что наука, возможно, знает, или же знает, но  до сих пор до конца не уверена.

То, что оказывается неизвестным науке, иногда кажется поразительным. Кто бы мог подумать, что ученые на самом деле не знали, как мигрируют маленькие птицы, как они покрывают огромные расстояния и насколько часто им приходится останавливаться. Согласно The Times, ученые при помощи новых технологий слежения с удивлением обнаружили, что, подобно многим из нас, птицы предпочитают прямые перелеты без пересадок.

Ученые, конечно же, позитивисты. Они не любят привлекать внимание к огромному количеству пробелов в знании. И это позволяет нам жить так, будто наука освещает нам путь ярче, чем на самом деле.

Возможно, пришло время какому-нибудь Карлу Сагану от научного незнания выступить с рассказом о явлениях, которые ученые, как это ни странно, до сих пор не знают. Такой проект мог бы заканчиваться «главным вопросом существования Вселенной и всего такого». Ведь ученые признают, что этого мы, скорее всего, никогда этого не узнаем.

Присылайте комментарии на адрес: nytweekly@nytimes.com

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera