Сюжеты

Медовый полумесяц

Этот материал вышел в The New York Times (30.07.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Богатые сирийцы и раньше часто ездили в древний промышленный город Газиантеп в Турции, привлеченные сумками Louis Vuitton и арабскими вывесками магазинов. Но местные продавцы говорят, что майский инцидент с «Флотилией свободы», которая под...

Богатые сирийцы и раньше часто ездили в древний промышленный город Газиантеп в Турции, привлеченные сумками Louis Vuitton и арабскими вывесками магазинов. Но местные продавцы говорят, что майский инцидент с «Флотилией свободы», которая под турецким флагом направлялась в Газу, укрепил и так теплые отношения между Сирией и Турцией — новым лидером исламского мира.

«Люди в Сирии любят Турцию за то, что она поддерживает арабский мир, и живут там тоже мусульмане, — говорит 37-летний водитель сирийской транспортной компании Закриа Шавек, высаживая в Газиантепе очередную семью туристов из Алеппо. — Наш враг — Израиль, так что Турцию мы любим еще и за то, что враг нашего врага — наш друг». Алеппо, расположенный в двух часах езды от Газиантепа, соревнуется с Дамаском за право называться крупнейшим городом Сирии.

Паломничество десятков тысяч сирийцев в Газиантеп, усилившееся с введением безвизового режима в сентябре 2009 года, — один из признаков крепнущих отношений между Турцией и Сирией. Примирение двух стран — часть стратегии турецкого правительства по превращению в регионального лидера за счет установления экономических и культурных связей с соседями.

Переориентация Турции на исламский мир, начиная с недавнего столкновения с Израилем и заканчивая заявлением премьер-министра страны Реджепа Тайипа Эрдогана о мирной природе иранской ядерной программы, вызывает в США и Европе опасения, что Турция (важный партнер по НАТО) отворачивается от западных стран.

Но в самой Турции, 70% экспорта которой приходится на Европу, бизнесмены утверждают, что политика укрепления связей со всеми соседями отражает практичное, очень капиталистическое стремление компенсировать зависимость от стагнирующих европейских рынков, закрепляя за Турцией роль важного экономического и политического моста между Востоком и Западом.

Действительно, большинство арабских государств, включая Сирию, активно выступают за вступление Турции в Европейский союз. Они считают ее важным промежуточным звеном между ними и западным рынками, которые при других обстоятельствах могли быть недоступны. На политическом уровне турецкое влияние на Ближнем Востоке усиливается за счет ее связей с Западом. Именно об этом говорил президент Сирии Башар аль-Асад, в июле поразивший многих предупреждением, что последний кризис в отношениях Израиля и Турции может повредить роли Анкары как главного посредника в регионе.

Всего десять лет назад отношения между Сирией и Турцией были весьма напряженными. Турция обвиняла Сирию в том, что она укрывает курдских сепаратистов, а Сирия конфликтовала с Турцией из-за водных и земельных ресурсов. «Сейчас арабские страны, которые когда-то ненавидели нас, хотят быть, как мы, хотя они надеются на турок больше, чем мы на них», — говорит турецкий координатор турецко-сирийского торгового представительства Эмин Берк.

Объем торговли между Турцией и Сирией вырос почти в два раза — с 795 млн долларов в 2006 году до 1,6 млрд в 2009-м. В Газиантепе, чье прошлое крепко связано с Сирией (во времена Османской империи город входил в состав провинции Алеппо), о «медовом месяце» в отношениях между двумя странами говорит многое. Каждую пятницу несколько тысяч сирийцев, привлеченных распродажами, приезжают в центр Газиантепа. Большинство из них немедленно направляется в торговый центр Sanko Park. Курсы арабского для турецких предпринимателей процветают. Браки между турками и сирийцами заключаются чаще, чем раньше.

В Сирии турецкую смесь ислама и космополитичной демократии все чаще называют моделью для молодого поколения. Ярлычки «Сделано в Турции» ценятся не меньше этикеток из Парижа и Милана.

Маис аль-Хиндрави Байрак, модная 27-летняя сирийка, покупающая рубашку от Pierre Cardin своему мужу-турку в торговом центре Sanko Park, отмечает, что для сирийцев Турция неразрывно связана с европейской современностью. «После столкновения Турции с Израилем, — рассказывает она, — мой 21-летний брат сказал семье, что хочет получить турецкое гражданство».

Турецкие предприниматели утверждают, что открытость их страны Востоку способствует продажам. Ченгиз Акинал, управляющий директор крупного производителя обуви Akinal Bella, говорит, что опирающаяся на заветы ислама политика правящей Партии справедливости и развития помогла наладить отношения с арабскими клиентами. В прошлом году компания увеличила объем импорта в Сирию на 40%. Акинал недавно перевел часть производственного процесса в Алеппо и Дамаск, где зарплата примерно вдвое меньше, чем в Турции. Но, по его словам, с точки зрения стандартов контроля качества и уровня технических знаний Сирия отстает от Турции на десятки лет. «Турция, возможно, отстает от Европы на 15 лет, но Сирия отстает от Турции лет на 30», — говорит он.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera