Сюжеты

Умный китаец обязательно в горы пойдет

Этот материал вышел в The New York Times (30.07.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Этнические китайцы — рабочие, инвесторы, коммерсанты, учителя и солдаты — стекаются в Тибет. Власти Китая пытаются сделать этот регион богаче, а также сделать его чуть более китайским. После периода насилия, царившего в Тибете в 2008 году,...

Этнические китайцы — рабочие, инвесторы, коммерсанты, учителя и солдаты — стекаются в Тибет. Власти Китая пытаются сделать этот регион богаче, а также сделать его чуть более китайским. После периода насилия, царившего в Тибете в 2008 году, китайские лидеры считают развитие (вдобавок к увеличенному армейскому контингенту) ключом к замирению буддийского региона.

Хотя приток денег принес с собой ранее невиданное процветание, он вызвал недовольство многих тибетцев. Предприниматели-хань вытесняют тибетских конкурентов. Крупные компании, принадлежащие китайцам, господствуют в главных отраслях — от горного дела до туризма.

Некоторые китайские чиновники признают, что это нарушает права тибетцев. «Приток человеческих ресурсов соответствует законам рыночной экономики. Он совершенно необходим для развития Тибета, — заявил вице-председатель и замсекретаря КПК в регионе Хао Пэн на пресс-конференции для небольшой группы иностранных журналистов. — Но нынешняя система, возможно, вызвала некоторый дисбаланс в распределении ресурсов. Мы принимаем меры к решению этой проблемы».

Один из учеников старших классов школы жалуется, что тибетцы не могут претендовать на работу, которую занимают мигранты-китайцы с их аттестатами о среднем образовании. «Тибетцы получают неквалифицированную работу», — говорит он.

По словам китайских чиновников, тибетцы составляют более 95% населения региона (2,9 млн человек). Они отказываются раскрывать данные о китайцах-мигрантах. Очевидно, что в Лхасе и Шигадзе этнических китайцев очень много.

С тех пор как китайское правительство вложило в экономику региона 3 млрд долларов, темп роста ВВП Тибета достигает 12% в год. Специалист по Тибету из Колумбийского университета Роберт Барнетт утверждает, что поставленная цель поддержания роста ВВП выше 10% усилила этническую напряженность. «Конечно, китайцам удалось добиться своей цели, но с катастрофическими последствиями, — говорит ученый. — Они не могли рассчитывать на местные человеческие ресурсы и были вынуждены опираться на привозную рабочую силу, а это привело к массовой миграции в города».

Программы развития иногда встречают с радостью, а иногда с недовольством. С 2006 года власти требуют, чтобы тибетские фермеры, пастухи и кочевники строили новые дома ближе к дороге на государственные субсидии. Но базовая субсидия на строительство нового дома обычно составляет 1500 долларов на семью, а это меньше необходимой суммы. Поэтому приходится брать беспроцентные кредиты в госбанках и одалживать у родственников и друзей.

В показательной деревне Габа местные жители сдали свои земли в аренду китайским мигрантам, чтобы расплатиться с долгами. Большинство жителей тибетских деревень теперь работают строителями. Они не могут соперничать с фермерами-китайцами, поскольку большинство не умеет выращивать ничего, кроме ячменя. Фермеры-китайцы — не единственные, кто получает здесь прибыль.

Крупные компании из других частей Китая находят способы воспользоваться ресурсами Тибета. Крупнейший производитель золота China National Gold Group начал добычу полиметаллической руды, а компания по производству напитков «5100» открыла на плато в Дамшунге завод для сбора ледниковой воды. Эту воду бутилируют и продают. Если бы все шло, как обычно, вода текла бы по долинам, где пасутся яки. Пока неизвестно, как строительство завода повлияло на местную экосистему.

Менеджер завода Цзян Сяохун говорит, что поскольку компания нанимает тибетцев, она получает субсидии от правительства. Около 95% работников завода (150 человек) — тибетцы, а средняя зарплата составляет 740 долларов в месяц. «На Тибетском нагорье это огромные деньги», — говорит она.

Замсекретаря КПК в регионе Хао говорит, что ключом к повышению конкурентоспособности тибетских предпринимателей «является развитие навыков тибетского народа через образование и подготовку кадров».

Власти предлагают более богатым китайским городам финансировать строительство школ в Тибете. В городе Шигадзе (четыре часа езды от Лхасы) в 2005 году было закончено строительство экспериментальной школы «Тибет—Шанхай», в которое мэрия Шанхая вложила 8,6 млн долларов. В коридоре школы висит портрет Мао. Все занятия идут по-китайски, кроме уроков тибетского языка. «Мой любимый урок — тибетский, потому что дома мы говорим по-тибетски, — говорит 13-летний Гесанг Данда. — Но родной язык нашей страны — китайский, так что мы учимся по-китайски».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera