Сюжеты

Какие дороги — такой и налог

Рост акцизов на бензин при одновременном снижении транспортного налога и создании дорожных фондов — серия бесполезно-безвредных решений

Этот материал вышел в № 82 от 30 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Егор ЛысенкоКорреспондент

Правительство вновь не дает скучать автомобилистам. На этой неделе стало известно о том, что с подачи Минфина и Минтранса и при одобрении президента Медведева владельцам автомобилей светят три новшества: повышение акциза на бензин,...

Правительство вновь не дает скучать автомобилистам. На этой неделе стало известно о том, что с подачи Минфина и Минтранса и при одобрении президента Медведева владельцам автомобилей светят три новшества: повышение акциза на бензин, уменьшение транспортного налога и создание дорожных фондов (вернее, возврат к ним).

Акциз на бензин — своеобразный налог на езду — отныне планируется повышать на 1 рубль ежегодно. В переводе на абсолютные величины получим рост ставки акциза в 2011 году с 4302 руб. за тонну бензина 3-го класса (Аи-92 и Аи-95) до 5672 руб. Логично предположить, что повышение акциза повлечет за собой и аналогичное (как минимум) повышение цен на бензин.

Впрочем, опасения «Новой» в том, что нефтяники воспользуются нововведением, для того чтобы удорожить свою продукцию непропорционально росту акциза, эксперты постарались развеять. «ФАС очень активно занимается вопросами ценообразования топлива. А в свете повышения акциза они станут еще пристальнее присматриваться к нефтяникам», — считает аналитик «Тройки Диалог» Михаил Ганелин.

«Нужно быть нефтяником, чтобы знать это наверняка, — комментирует, в свою очередь, ведущий аналитик по нефти и газу финансовой корпорации «Открытие» Вадим Митрошин. — У нас и без изменений ставок акциза цены на топливо не стоят на месте. Они колеблются в зависимости от мировых цен на нефть, от спроса и предложения на внутреннем рынке, от сезонных факторов. Мы последние два месяца живем при достаточно стабильных ценах на нефть. Однако цены на бензоколонках все равно «ходят». За две недели они выросли на рубль, то есть на ту же величину, на которую акцизы должны увеличиться за год.

Вероятности подобных маневров со стороны нефтяников при повышении акциза исключать нельзя, но она очень маленькая. Потому что никто не снимал с повестки дня правительства заботу о том, чтобы получить как можно меньшее значение инфляции. Как мы видим из действий ФАС за последние несколько лет, у правительства есть рычаги, для того чтобы оказывать влияние на нефтяные компании и добиваться от них адекватной политики по формированию ценообразования на внутреннем рынке».

Ему вторит научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил БЛИНКИН: «На фоне инфляционного роста цен на бензин и на фоне существующей конъюнктуры рубль в год, прибавляемый к стоимости литра топлива через повышение акциза, никто просто не заметит. Езжайте по любой трассе и посмотрите, какая разница между двумя соседними АЗС. На промежутке в 50 километров цена на 95-й бензин может колебаться от 23 до 26 рублей. И я хочу разоблачить крайне вредную демагогию, что, мол, повышение акциза на бензин ударит по инфляции. Если высчитать увеличение доли транспортных издержек в стоимости товаров в связи с ростом акциза, то мы получим третий знак после запятой».

«Зачем надо обособлять дорожные налоги? — спрашивает сам себя Блинкин. И отвечает: — Лучший ответ на этот вопрос дал Дуайт Эйзенхауэр, который в свое время сказал: «Ни одно правительство никогда не оторвет деньги от первоочередных нужд бюджета, для того чтобы строить дороги». Господа, вы ездите по этим дорогам и вы должны за них платить. Никакого другого источника денег на дороги не существует!»

По оценкам Михаила Блинкина, на фоне прочих стран «мы сейчас выглядим немножко — на 100 лет — опоздавшими. Квартира, за которую никто не платит, превращается в бомжатник, она разрушается. Если вы хотите ездить по хорошим дорогам, вам за это придется платить. Вместо того чтобы честно и по-простому это сказать, мы обещаем в час по чайной ложке поднимать акциз. В год на 1 рубль — это слишком мало. Никаких принципиальных изменений в дорожном финансировании это, к сожалению, не повлечет. Повышать акциз надо до 25%. То есть при цене 24 рубля за литр бензина акциз должен быть 6 рублей. И называть его надо честно, «дорожными деньгами», чтобы себя не обманывать. Вы не думайте, что я такой богатый человек и мне приятнее платить за бензин на 6-8 рублей больше. Однако это объективная необходимость».

Очевидно, что никто не любит, когда налоги повышаются, соглашается Вадим Митрошин. Но мера выглядит разумной: «Рубль в год — это не те повышения, которые наш потребитель не может выдержать. А правительству нужно и пополнять бюджет, и заниматься ремонтом дорожного фонда».

Снижение транспортного налога, по идее, призвано компенсировать рост акциза на бензин и смягчить эту непопулярную меру. Речь пока что идет о снижении вдвое базовой ставки налога. Важной деталью, однако, является то, что налог этот — региональный, и для регионов сохраняется свобода конечного формирования налога до того вида, в котором его встретит население: захотят — уменьшат налог, захотят — увеличат. Схема, прямо скажем, загадочная. Прояснил ситуацию Михаил Блинкин: «Снижение базовой ставки в два раза не имеет отношения ни к экономике транспорта, ни к дорожному хозяйству. Это тихая политическая игра. Кто вам повысил налог? Не мы, хорошие и добрые федеральные депутаты, а ваши местные безобразники. Это перепихивание политической ответственности, и больше ничего». Эксперт добавил также, что транспортный налог в том виде, в котором он существует, не зависящий от пробега, «это архаика, это наивно».

Долю скепсиса привнес также лидер движения автомобилистов "Свобода выбора" Вячеслав Лысаков: «Повышение акцизов на бензин было бы нормальным, если бы при этом транспортный налог был перемещен в этот повышенный акциз, или просто отменен, – возмущается он. –  Эта идея давно уже озвучивалась на различных уровнях, и этому принципу налогообложения следуют многие и многие страны. Но на сегодняшний день картина в России, к сожалению, несколько иная. Если вице-премьер Иванов говорил раньше, что акцизы будут подняты, а транспортный налог отменен, то сейчас складывается некий тренд, по которому акцизы будут подняты, а транспортный налог для владельцев автомоблей мощностью от 150 лошадиных сил сохранится. При этом правительство считает, что такими автомобилями обладают достаточно обеспеченные люди, и это является абсолютной ошибкой. Один из многих примеров: Дальний Восток, Урал и Сибирь наполнены праворукими японками – мощными и очень недорогими машинами. Под этот фискальный удар попадут также грузо- и пассажироперевозчики с мощностью 150 л.с. и выше». Как рассказал «Новой» Вячеслав Лысаков, по этому поводу уже сейчас распространены протестные настроения в рядах профсоюзов грузо-  и пассажироперевозчиков. Люди готовятся к протестным акциям, ведь им обещали отменить налог, а не отменили, повысив при этом акцизы. «Те 18 млрд. рублей в год, которые правительство пытается собрать с этих автомобилистов через транспортный налог, не стоят возможных социальных негативных последствий. Ведь многие грузоперевозчики работают на грани рентабельности, а некоторые из них уже и вовсе в минусе. По нашим подсчетам, повышение акцизов дополнительно на 83 копейки могло бы компенсировать отмену транспортного налога. Но люди готовы и на три рубля поднять акцизы, лишь бы налог на транспорт был отменен или включен в цены на бензин, а собранные средства тратились по назначению», - уверен лидер «Свободы выбора».

Наконец, в чем же заключается идея воссоздания дорожных фондов? В том, чтобы аккумулировать средства и тратить их только на дороги.

«В России за последние 100 лет дорожный фонд создается в третий раз, — рассказывает Михаил Блинкин. — Первый раз это было в 1914 году, прямо перед Первой мировой войной. Русское купечество тогда собиралось развивать автомобильную промышленность, строить дороги и т.д. Второй раз дорожный фонд в России был в 90-е годы, это все помнят. Структурно он не был вполне похож на дорожные фонды других стран, потому что главная их идея заключается в том, что они формируются за счет пользовательских налогов. Идея эта не нова и в странах Запада практикуется уже дольше века. Больше ста лет назад мир придумал включать платеж за дороги в цену на бензин».

Возврат к фондам экспертное сообщество оценивает в основном позитивно. «Дорожные фонды, которые частично формировались и были, грубо говоря, отданы на откуп местным властям — региональным или муниципальным, — находятся сейчас, за редким исключением, в плачевном состоянии. Даже в больших городах и региональных центрах. Исходя из того, что предполагаемое воссоздание дорожного фонда будет финансироваться трансферами от сбора акциза, можно ожидать, по крайней мере, контроля за распределением средств. Дорожный фонд будет подотчетен федеральному казначейству. Это значит, что большая часть средств фонда будет направлена на целевые расходы», — обнадеживает Вадим Митрошин.

«В этом году федеральный бюджет планирует выделить на строительство и ремонт дорого около 280 млрд рублей. И это не много, — полагает Михаил Ганелин. — Основной вопрос заключается в том, поможет ли дорожный фонд существенно увеличить эту сумму, или речь идет лишь об изменении механизма распределения денежных средств на дороги. Незадолго до финансового кризиса была принята очень большая программа — Транспортная стратегия России до 2015 года, которая предполагала огромные денежные вложения в транспортную инфраструктуру. Однако после кризиса расходы федерального бюджета на инфраструктуру были сильно сокращены (до 50% от первоначального плана). А многие муниципальные бюджеты сократили расходы на дороги чуть ли не на 70%. Проблемы предлагают решить через дорожные фонды. Много ли денег в состоянии они принести? Цифры, которые озвучиваются (377 млрд рублей — в 2011 г.), не очень большие».

Подытоживая, приведем данные Михаила Блинкина о мировых тенденциях в сфере дорожного налогообложения: «С 2011 года в самых прогрессивных странах — сначала в Голландии, а затем в Дании, Австралии и по всей Европе дорожные налоги и сборы (и надбавки в цене за бензин, и сборы за проезд по платным французским дорогам, и сборы за въезд в платные районы Лондона и т.д.) будут конвертированы в универсальный дорожный налог. Каждый автомобилист в соответствии с показателями своего GPS-трека, фиксирующего все его передвижения, будет погашать выписанный ему счет, как за электричество. Сто лет человечество собирало деньги за проезд по дорогам через бензин, а с изобретением спутниковой связи и IT-технологий оно будет делать это совершенно по-другому. В этом отношении России находится в забавной ситуации. Механизм столетней давности мы освоили в 2010 году, как раз к тому моменту, когда весь мир уже начнет переходить к другой модели сбора налогов».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera