Сюжеты

Скандальность и вульгарность вместо независимости и смелости

Продолжаем разговор о границах запретного в искусстве и политике, начатый в номере «Новой» от 19 июля колонкой Артура Соломонова «Терзания толерантности»

Этот материал вышел в № 83 от 2 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Виктор Коган-ЯсныйНовая газета

Крайности инспирируют маргиналы или же абстрактно и безответственно мыслящие люди, которые видят только самих себя, а последствия потом расхлебывать приходится всем без исключения. Если в обществе устоялась традиция открытости,...

Крайности инспирируют маргиналы или же абстрактно и безответственно мыслящие люди, которые видят только самих себя, а последствия потом расхлебывать приходится всем без исключения.

Если в обществе устоялась традиция открытости, верховенства закона и демократической процедуры, то от крайностей есть значительный иммунитет. Действует социально-психологическая «подушка», которая принимает на себя все сигналы. Это бесконечные дискуссии, бюрократические разъяснения, длиннющие судебные процессы — все то, от чего подчас так тошнит, глядя на реальную демократию. В таких условиях демонстрации, выставки, флеш-мобы и даже куда как более серьезные и очень спорные вещи становятся лишь частью жизни, действительно по принципу «хочешь — смотри, хочешь — не смотри, хочешь — принимай, хочешь — не принимай». И от того, что кто-то допустил эстетическое кощунство, а кто-то провел ксенофобскую или какую-то еще демонстрацию, общее настроение мало изменится, а люди, которые по какому-то серьезному вопросу сегодня конфликтно разошлись, завтра станут союзниками в другом вопросе. Это может быть мещанство, обывательщина, но это и тот самый гражданский мир в открытом демократическом обществе, которого нам очень не хватает и которым надо дорожить.

В условиях авторитарного режима из публичной вульгарности легко и быстро возникает общественная проблема. Общественная не в том смысле, что ею интересуется количественно значительная часть людей (большинство до поры до времени занято совсем другим и попросту послушно власти), а в том, что очень небольшая прослойка людей, сохраняющих гражданскую, общественную, политическую активность, начинает невольно увлекаться скандальностью и вульгарностью, принимая ее за независимость и смелость. Вульгарность власти не вызывает у них симпатии и поддержки, а здесь — оппозиция, смелость. Уровень такой оппозиции оказывается очень низким. Вместо того чтобы упорно и мужественно искать способы преобразования страны и защиты «униженных и оскорбленных», она начинает увлекаться скандалом как самоцелью, любоваться собой. Поведение такой оппозиции на человеческом уровне становится мало отличимым от поведения авторитарной власти, разница лишь в векторе заявлений и уровне реального влияния. Да, власть мстит, и для оппозиционных скандалистов бывают последствия. Но если однажды все вдруг перевернется, то они сами (если не лично, то их среда, их способ мышления, те, кто к ним быстро примажется) организуют последствия уже кому-то другому, отнюдь не слабее. А авторитарные режимы в силу своей духовной и интеллектуальной беспомощности таят в себе зародыш переворота всей ситуации на 180 градусов, к чему как раз подталкивают оппозиционные маргиналы, хотят они того или не хотят.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera