Сюжеты

Бесхозная страна

<span class=anounce_title2a>Хроника горящей страны</span>

Этот материал вышел в № 84 от 4 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

 

Полномочия по предотвращению и тушению лесных пожаров распределены между 7 министерствами и агентствами, а также одной госкорпорацией и региональными органами власти. Толк, однако, лишь от затяжных дождей и зимы. Только они позволяют...

Полномочия по предотвращению и тушению лесных пожаров распределены между 7 министерствами и агентствами, а также одной госкорпорацией и региональными органами власти. Толк, однако, лишь от затяжных дождей и зимы. Только они позволяют огнеборцам сосредоточиться на отчетах об укрощенной стихии.

В России лесные пожары — такое же рядовое сезонное явление, как осадки. Меж тем у власти принято относиться к ним как к безусловному злу, стихийному бедствию, с которым надо бескомпромиссно бороться. Такая концепция — борьбы — загоняет власти в угол (правда, они этого стараются не замечать): ведь если это зло, если бросаются такие силы и средства на борьбу со злом, почему тогда следует неизменный проигрыш?

Рассуждения о положительном влиянии пожаров на экологию, разумеется, неуместны, когда речь о пламени, уничтожающем леса вблизи городов и поселков и мешающем или угрожающем нашей жизни. Но стабильность этих пожаров объясняется коммерческим либо каким-то иным интересом отдельных граждан. Люди поджигают тайгу для чего-то. Поджигают траву, чтобы быстрее рос папоротник, который они потом соберут и продадут. Устраивают палы на южных склонах сопок, только освобождающихся от снега, чтобы они быстрее и сочнее зазеленели и маралы вышли на пристрелянное место, под мушку. Пускают огонь, чтобы получить затем выгоревшие площади с вполне кондиционной древесиной (стволы не сгорают). Способов извлечения прибыли из пожаров — вагон с маленькой тележкой.

Ясно: можно бороться с пожарами, требуя все новые полномочия и деньги, а можно — с причинами, вызывающими эти антропогенные пожары, проводить точечную социально-экономическую настройку. Увы.

Нам по-прежнему рассказывают, что системе охраны лесов не хватает денег, людей, техники. Что мешает погода. Что увеличение числа катастрофических пожаров и продолжительности пожаро-опасного периода объясняется глобальными изменениями климата. Нам рассказывают, что мешает невежественный и разгильдяйский народ, бросающий в лесу окурки. Все это, может, и так, кому хватает денег и кто доволен погодой? Но прочтите интервью с Эриком Валендиком, одним из наиболее авторитетных отечественных специалистов в лесной пирологии. Он, кому интересно, откровенно говорит о том, чего на самом деле не хватает власти и лесоохране. Системы профессиональной борьбы с лесными пожарами в России больше нет. Специалисты не востребованы. Власти не хватает адекватности в ее лесной политике (если вообще ее телодвижения в этой области можно назвать политикой).

И еще — к вопросу о борьбе со следствиями, а не причинами. К тому, что в государстве не находится воли и денег на предотвращение пожаров, но на героизм при тушении — всегда пожалуйста. Министр по чрезвычайным ситуациям Тувы Эрес-оол Бойыр-оол в 2002 году вскрыл схему заработка местных безработных: они за день работы на тушении пожаров получали по 150 руб. и трехразовое питание. Пожары возникали рядом с поселками, служа единственным источником заработка (кроме сбора конопли). Начальник ГУ МЧС Красноярского края Ильдар Джураев: «Установлен факт, по-моему, в Туве или Бурятии: родственники делились на два лагеря, одни поджигали, другие тушили, чтобы заработать денег». И министр Шойгу тоже делился: «Несколько лет назад в Читинской области и в Туве были зарегистрированы случаи, когда одна группа лесников поджигала лес, а другая его тушила. Заработанные таким образом деньги они делили пополам». Глава МЧС, вспоминая эту историю, предлагал пересмотреть систему: чтобы лесникам, базам лесоохраны, регионам давали деньги на предотвращение беды, а не на ликвидацию ее последствий.

Систему пересмотрели так, что от нее ничего не осталось. Когда Шойгу отчитывался перед депутатами о работе министерства в 2009 году, депутат Николай Коломейцев поинтересовался, не возьмет ли МЧС под свою опеку еще и охрану лесов? Очень показательное предложение: мы готовы не устройством нашей жизни заниматься, а лишь устранять то, что она нам выкидывает, пущенная на самотек. Давайте все отдадим под крыло Шойгу. Вместо того чтобы учиться жить рядом с лесом, строить безопасные шахты. Почему у нас, что ни возьми, все обращается в источник бед и горит синим пламенем?

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera