Сюжеты

Дело прохожего Мохнаткина

Этот материал вышел в № 84 от 4 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сегодня в Мосгорсуде должно состояться рассмотрение кассационной жалобы на приговор Сергею Мохнаткину. Дело прохожего, вступившегося за пожилую женщину и осужденного за «применение опасного для жизни и здоровья насилия по отношению к...

Сегодня в Мосгорсуде должно состояться рассмотрение кассационной жалобы на приговор Сергею Мохнаткину. Дело прохожего, вступившегося за пожилую женщину и осужденного за «применение опасного для жизни и здоровья насилия по отношению к милиционеру», вызвало большой резонанс. По всей России прошло множество акций протеста в защиту Мохнаткина. Общественная палата обратилась в Генпрокуратуру и к председателю Мосгорсуда Ольге Егоровой с просьбой разобраться и взять дело под личный контроль.

31 декабря Мохнаткин шел мимо Триумфальной площади. С собой был пакет с шампанским и снедью. Когда на его глазах милиционеры грубо задерживали и избивали демонстрантов, «пытался сделать замечание майору, который задом, простите меня, толкал женщину». Был также задержан и заброшен в спецавтобус. Возмущался грубостью милиции и тем, что его снимают на камеру. Был прикован наручниками к сиденью и избит.

В отделении милиции сразу написал заявление по побоям и незаконным съемкам. Его отпустили позже всех остальных задержанных. В тот же день Мохнаткин зафиксировал побои в травмпункте.

Он думал, что по его заявлению возбуждено уголовное дело. 1 июня по телефону был вызван к следователю под предлогом опознания избивших его лиц. Там и был задержан, и попутно избит «потерпевшим». Взят под стражу, так как якобы злостно уклонялся от явки. На вопрос, почему не присылали повестки, судья ответила, что у суда нет средств присылать повестки.

Судебный процесс над Мохнаткиным был столь скор, что мог бы соперничать с деятельностью «троек» 1937 года. Приговор, оглашенный в Тверском суде 9 июня, также был выдержан в традиции циничного «гуманизма» — два с половиной года колонии общего режима. И пускай это вдвое меньше установленного ч. 2 ст. 318 УК нижнего предела наказания, суть жестокой показательной расправы не меняется.

Обжалование приговора построено на несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам ввиду односторонней оценки доказательств. Рассказывает адвокат Татьяна Маркова: «Уже в суде были допрошены свидетели защиты. И эти свидетели никак прежде не были связаны ни с Мохнаткиным, ни между собой. Четыре человека, бывшие в этом автобусе, утверждают, что Мохнаткин физической силы не применял и применять не мог, так как за обе руки был пристегнут наручниками. Суд продублировал обвинительное заключение, выстроенное на показаниях заинтересованных лиц — сотрудников милиции; все, что свидетельствовало о невиновности Мохнаткина, суд отмел, толком не анализируя». Также адвокат ссылается на ряд процессуальных нарушений, в том числе использование недопустимых доказательств.

Якобы разбитую Мохнаткиным видео-камеру, которой человек в штатском вел съемку в автобусе с задержанными, изъяли 31 декабря. При этом изымалась целая видеокамера. Через 11 дней, когда было возбуждено уголовное дело, вместо целой изъятой видеокамеры следователь приобщил к материалам дела шесть ее отдельных деталей; совершенно не упоминается, где все это время камера гуляла и как растеряла остальные свои части. А пленочка-то оказалась целехонькая. Впрочем, причинения милиционерам опасного для жизни и здоровья вреда на ней все равно не зафиксировано.

Теперь о разбитом носе сержанта милиции Моисеева. 31 декабря в 21.25 на эту фамилию была заведена стационарная карта в 67-й горбольнице. Стационарная — значит, человек был госпитализирован. Однако, согласно свидетельствам, сержант присутствовал в ОВД вечером уже после означенного времени предполагаемой госпитализации. При этом в справке от той же даты из той же больницы значится, что пациент пробыл там около 30 минут и ему было «рекомендовано наблюдение у ЛОР-врача по месту жительства». Документов, свидетельствующих о том, что Моисеев обращался к врачу по месту жительства, нет. Отсутствует в деле и вышеупомянутая медкарта, по которой проводилась экспертиза. Ни обвиняемый, ни защитники этого документа не видели.

Следователь был обязан ознакомить с соответствующими документами обвиняемого и его защиту при назначении экспертизы и до ее производства, чтобы предоставить возможность поставить перед экспертом вопросы наравне с обвинением. Но Мохнаткин был ознакомлен уже постфактум. Это считается нарушением, которое Верховный суд признает существенным и влекущим за собой обязательное признание доказательства (в данном случае — заключения эксперта) недопустимым. И здесь Тверской райсуд продемонстрировал избирательный подход не только в оценке доказательств, но в применении постановлений ВС. Увы, это очень распространенная практика.

Были ли законными действия милиционеров по отношению к Мохнаткину? Верховный суд неоднократно обязывал нижестоящие инстанции тщательно исследовать правомерность поведения сотрудников милиции, и если таковое выходит за рамки закона — то статья 318 неприменима в принципе.

Ответ на этот вопрос очевиден. Но также очевидно, что такое признание лежит уже не только в правовой, но и в политической плоскости. Для районного суда это оказалось слишком тяжелой ношей, несопоставимой с несколькими годами жизни обычного прохожего.

Справка «Новой»

Судьба Мохнаткина типична для случайного прохожего интеллигента. У него почти три высших образования: инженерно-экономический факультет Ижевского механического института, отделение международных отношений Университета марксизма-ленинизма и 5 курсов престижнейшего Тюменского неф-тегазового института. 10 лет он проработал на Крайнем Севере. В Завидово (Тверская область) перебрался девять лет назад. Работал программистом, потом супервайзером на доставке пиццы в Москве. 

По воспоминаниям знакомых юношеского периода, Мохнаткин был талантливым парнем, весельчаком и душой компании. Уже тогда в нем замечали донкихотские черты — идеализм и склонность к правдоискательству. Демонстраций Мохнаткин избегал даже в советский период. В СИЗО он попросил передать ему «Новую», The New Times и томик Бодлера.

P.S. О практике использования статьи 318 УК РФ (насилие в отношении представителя власти) — в ближайших номерах.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera