Сюжеты

Недотянули

Пока не ясно, что стало причиной авиакатастрофы: погодные условия, состояние взлетно-посадочной полосы, износ самолета или ошибка пилота

Этот материал вышел в № 84 от 4 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей ТарасовОбозреватель

В Игарке при заходе на посадку, не долетев полкилометра до взлетно-посадочной полосы, разбился пассажирский Ан-24. Погибли 11 человек из 15, находившихся на борту, в том числе десятилетняя девочка. Выжили трое членов экипажа из четверых,...

В Игарке при заходе на посадку, не долетев полкилометра до взлетно-посадочной полосы, разбился пассажирский Ан-24. Погибли 11 человек из 15, находившихся на борту, в том числе десятилетняя девочка. Выжили трое членов экипажа из четверых, бортпроводница, находившаяся в салоне, погибла. Кроме летчиков, чье состояние врачами оценивается как удовлетворительное, в больницу Игарки доставлен с обширными ожогами (80 процентов кожного покрова) один из пассажиров. Тела всех погибших и бортовые самописцы найдены.

Крушение произошло ночью 3 августа, в 01.19 местного времени. После падения самолет загорелся. Пожар удалось потушить аварийно-спасательной службе аэропорта.

Ан-24 (регистрационный знак RA46524) выполнял рейс КЮ 9357 по маршруту Красноярск — Игарка. Воздушное судно принадлежит компании «КАТЭКАВИА». Эта авиакомпания базируется — кроме красноярского аэропорта Черемшанка — в Уфе, Якутске, Нижневартовске и зарабатывает главным образом на перевозке вахтовиков. В Игарку возит нефтяников — рядом разрабатывается Ванкорское месторождение. Помимо перевозок вахт «КАТЭКАВИА» выполняет и множество местных рейсов. На погибшем, в частности, были только жители Красноярского края. Этот рейс был плановым, на обратный был заказан чартер для вывоза на юг игарских детей.

Аэропорт Игарки отделен от города Енисеем, находится на острове. Сейчас следственные органы и службы, надзирающие за авиаперевозками, дают противоречивые данные о погодных условиях Игарки на момент катастрофы. Кто утверждает, что воздушное судно заходило на посадку в условиях сильного тумана, другие отрицают это, говоря, что метеоусловия соответствовали минимуму для этого аэродрома, однако на предпосадочной прямой самолет почему-то уклонился вправо на 300 метров от посадочного курса и столкнулся с землей. Точно известно, что аэропорт был открыт (он продолжал принимать самолеты и после крушения). В момент катастрофы погодные условия в Игарке были следующими: +14 градусов, дождь, ветер северный, скорость ветра — 4 метра в секунду. Нижний край облачности — 200 метров, видимость — 3 километра. Метеоусловия — «сложные, но не критические» (оценка руководителя Федеральной службы по надзору в сфере транспорта Геннадия Курзенкова) — позволяли выполнить посадку самолета.

Командир экипажа 54-летний Николай Козлов — опытный летчик, у него большой налет — 18 тысяч часов. Пошел на посадку после третьего круга. Разбившийся Ан-24 прошел предполетный техосмотр и замечаний не имел. Меж тем ни для кого не секрет, что «Аннушки», которые связывают многие отдаленные поселения с Большой землей, давно выработали свой летный ресурс, изношены донельзя и различные происшествия с ними случаются регулярно.

«Роснефть» только что сдала в эксплуатацию новое здание аэропорта Игарки — прежнее разваливалось на глазах. Оно было построено при Сталине, когда, собственно, и началась трагическая история Игарки и ее аэропорта, задуманного как главная авиабаза для освоения советской Арктики. В кабинете начальника поныне хранится барельеф Сталина. Запланирована и уже началась реконструкция взлетно-посадочной полосы, на что краевые власти выбили из федерального бюджета более 1 млрд рублей. По их планам, уже в будущем году Игарка получила бы законченный проект реконструкции аэропорта с современной взлетно-посадочной полосой.

Как водится, немного не успели. Сначала — нефть. К Ванкору подступаться начали еще в начале 90-х. Полномасштабно и активно это месторождение, отняв его у ЮКОСа, «Роснефть» осваивает уже 4 года. Игарка продолжает тем временем угасать. Нефтяники не могут своевременно даже о себе позаботиться — попасть на Ванкор можно только через аэропорт Игарки. Меж тем, как паводок снес опоры ЛЭП в районе аэропорта, так пять лет аэропорт и работал на дизель-генераторах, и только чудом удалось получить от Росавиации средства на восстановление ЛЭП. Что до ВПП аэропорта, ее следовало ремонтировать не сейчас, а вчера.

«Новая» обратилась за комментарием к Александру Бахметьеву, директору филиала авиакомпании «СКОЛ». Бахметьев — «отец» краевой малой авиации: прежде он командовал объединенными авиаотрядами в Хатанге и в Подкаменной Тунгуске, затем до последнего времени руководил ФГУП «Авиапредприятие «Черемшанка», в составе которого находилось шесть аэропортов края, в частности Игарка. Недавно принято странное решение: прибыльный аэропорт Игарки перевели из федеральной собственности в краевую. И на перспективы развития малой авиации в крае Бахметьев теперь смотрит крайне пессимистично.

По данным Бахметьева, ВПП Игарки сейчас действительно ремонтируется, ее длина уменьшена с 2516 метров до 1400. Однако это вряд ли могло повлиять на поведение пилотов. Во всяком случае, для Ан-24 оставшейся полосы вполне достаточно, ширина ее не уменьшена. Также не вызывает сомнений у Бахметьева и техническое состояние машины. Бахметьев склонен считать причиной катастрофы погодные условия.

4 августа в Красноярском крае — день траура. Губернатор Лев Кузнецов гарантировал всем родственникам погибших, что они получат не только страховые выплаты от «КАТЭКАВИА» в размере 2 млн рублей, но и материальную помощь из бюджета края.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera