Сюжеты

В Северной Корее Сколково уже есть?

Этот материал вышел в The New York Times (06.08.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Ежедневно сотни менеджеров и инженеров из Южной Кореи собираются на автовокзале в городе Дорасан для необычной поездки на работу — через минные поля и противотанковые ловушки демилитаризованной зоны они едут в индустриальные парки,...

Ежедневно сотни менеджеров и инженеров из Южной Кореи собираются на автовокзале в городе Дорасан для необычной поездки на работу — через минные поля и противотанковые ловушки демилитаризованной зоны они едут в индустриальные парки, расположенные в Северной Корее. 

Хотя напряжение на Корейском полуострове достигло точки кипения после того как был потоплен южнокорейский корвет, северяне все еще разрешают южанам приезжать в промышленный регион Кэсон, где 44 тысячи жителей КНДР работают в 121 компаниях, преимущественно южнокорейских. 

Пока две страны обменивались угрозами и рубили экономические и дипломатические связи, регион Кэсон не трогали. Этот комплекс, созданный почти десять лет назад, когда отношения между странами ненадолго наладились, — главное, что связывает экономику Корейского полуострова. Работа там продолжалась даже в марте, когда затонул «Чхонан», и продолжается сейчас, несмотря на закрытие других совместных проектов.

До сих пор обе страны с неохотой вмешивались в жизнь индустриального парка, хотя ни одна из них не испытывала угрызений совести из-за нападок в других областях. Южане считают, что их корабль был потоплен северокорейской подводной лодкой. Северяне отрицают эти обвинения и пообещали отомстить за любые новые санкции ООН. 25 июля США и Южная Корея начали самые большие совместные военные учения за последние годы, и Северная Корея неоднократно приводила свою армию в состояние боевой готовности.

Политические эксперты говорят, что технопарк Кэсон остается открытым, потому что ни одна из сторон не верит, что может позволить себе закрыть его. Для изолированного Севера этот парк — источник рабочих мест и живых денег, которые так остро нужны КНДР. Он ежемесячно приносит 50 млн долларов. Эксперты по Северной Корее считают, что парк — одна из немногих экономических побед, которую правительство может продемонстрировать народу, пока Ким Чен Ир пытается сделать своим преемником своего третьего сына Ким Чон Уна.

Сильная экономика Южной Кореи позволяет пренебречь 250 млн долларов, которые ежегодно приносит парк. Но Кэсон важен для южан как символ того, что однажды Корея все-таки объединится. Эксперты и бизнес-лидеры, работающие с Северной Кореей, считают, что экономический подъем в Китае придает парку важность в глазах корейцев, живущих по обе стороны границы. Южнокорейские бизнесмены надеются, что КНДР может стать источником дешевой рабочей силы, которая позволила бы им соревноваться с китайским экспортом. Север нервничает из-за того, что слишком сильно зависит от экономики Китая — главного политического союзника.

«Ни север, ни юг не хотят быть ответственными за закрытие парка в Кэсоне. Слишком важную роль он играет в нашей истории», — сказал Ёо Чхан Кын, президент SJ Tech, южнокорейской компании по производству электроники, чья фабрика расположена в парке. Ничто из вышеперечисленного не останавливало ни одну из стран от использования парка в качестве аргумента при обсуждении инцидента с «Чхонаном». Юг уменьшил количество сотрудников, которым разрешено жить в Кэсоне, до 500 человек. Север несколько раз грозился закрыть парк, в последний раз из-за южнокорейской пропаганды в демилитаризированной зоне. 

Южнокорейские менеджеры и инженеры говорят, что из-за затонувшего корабля они начали волноваться о своих поездках на Север. Менеджеры говорят, что северокорейские сообщения, доносившиеся из репродукторов в Кэсонском парке, опровергали южнокорейскую версию о том, почему затонул корабль.

Многие компании, построившие фабрики в Кэсонском парке, говорят, что вложения еще не окупились, отчасти потому, что труд северокорейских рабочих не так продуктивен, как их китайских. Хотя некоторые менеджеры думают о том, чтобы выйти из игры, другие ставят политику выше экономики. «Мы работаем в Кэсоне, потому что мы патриоты, — говорит Ёо Чхан Кын, по словам которого компания потеряла 4 млн долларов с тех пор, как сделала вложения в парк в 2004 году. — Я сею семена капитализма в КНДР». 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera