Сюжеты

Непрямые потери

Есть основания считать, что ежедневная «цена» торфяного задымления мегаполиса составляет около 200 жизней

Этот материал вышел в № 86 от 9 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталья Черноваобозреватель

 

Утренняя электричка задыхалась от дыма, закашлялся, а потом надсадно заплакал ребенок. Проезжающие пейзажи тонули в молоке гари. Аптека у выхода из метро осчастливила объявлением: «Маски есть». За одноразовую маску просили семь с полтиной....

Утренняя электричка задыхалась от дыма, закашлялся, а потом надсадно заплакал ребенок. Проезжающие пейзажи тонули в молоке гари. Аптека у выхода из метро осчастливила объявлением: «Маски есть». За одноразовую маску просили семь с полтиной.

Первая новость, которую выдал «Яндекс», была о том, что количество токсичных веществ из-за горящих в области торфяников превышает допустимые нормы в четыре раза. В это же время главной новостью сайта департамента здравоохранения Москвы была новость о проведении в столице конкурса «Лучшее предприятие для работающих мам».

В задыхающейся и тихо паникующей Москве главный государственный орган, отвечающий за здоровье столицы, держал город в информационном вакууме. Публиковать какую-либо информацию о том, как спасаться в предлагаемых обстоятельствах, департамент счел излишним.

На пресс-конференции, посвященной смертельно жаркому лету-2010, руководитель департамента Андрей Сельцовский заверил, что июльская смертность не превышает среднестатистическую и что количество госпитализаций, вопреки ожиданиям, не увеличилось. Верилось не очень, хотя и очень хотелось.

Жертвы пожаров и жары. Сколько их на самом деле, мы попытались узнать из разных источников.

Алексей Яблоков, эколог, член-корреспондент РАН, доктор биологических наук:

— Москва и Подмосковье в дыму от торфяных пожаров. Торфяной дым не безобиден для человека. Медики рассчитали по методике риска, что неделя «торфяного» задымления Москвы в 2002 году аукнулась 600 дополнительными смертями. Если экстраполировать на весь московский мегаполис (это 15% населения России), получается около 1000 человек за «дымную» неделю, или ежедневно по 140 преждевременно умиравших, — заявил Яблоков ряду СМИ. — Группы риска: новорожденные, старики, легочные и сердечно-сосудистые больные.

Если учесть, что температура атмосферного воздуха в 2010 году значительно выше, чем в 2002-м, то есть основания считать, что ежедневная «цена» торфяного задымления мегаполиса составит около 200 жизней.

А пока московские участковые, как говорят, — фиксируют в последние дни заметное увеличение числа москвичей, погибших по «неизвестной» причине в своих квартирах. Статистика по московским медицинским учреждениям, как и обычно, закрыта для общества.

Врач линейной бригады «Скорой помощи», член независимого профсоюза медицинских работников (имя и фамилия есть в редакции):

— Количество вызовов сейчас резко увеличилось, количество смертей тоже. Но я не могу ничего сказать по статистике, потому что мы ее не ведем, мы спасаем. Основные вызовы к пожилым людям и хроникам: детей все же большинство москвичей вывезли из города. Больше всего вызовов от гипертоников и астматиков — им в такую жару и при задымлении тяжелее всего. А по поводу отсутствия роста госпитализаций г-н Сельцовский лукавит. Нам строго запретили госпитализировать людей, кроме самых крайних случаев. Стариков уже не берем, даже при подозрении на аппендицит оставляем дома.

А самое тяжелое сейчас для нас — это обычная работа. Ни на одной подстанции Москвы бригадам на вызовы не дают обычной питьевой воды. Покупаем сами, чтобы отпаивать и обливать людей при тепловых ударах. Кондиционеров в машинах нет, а те, что есть, просто не работают. Температура в салонах достигает 50 градусов. Иногда наши врачи теряют сознание. Время рабочей смены нам тоже не сократили, хотя у нас тяжелейшие условия…

Елизавета Глинка (доктор Лиза), основатель благотворительной организации «Справедливая помощь», которая поддерживает онкобольных и их родственников:

— У нас за две недели умерли восемь человек. Это раза в полтора больше, чем обычно. Конечно, это связано с жарой. Люди умирают тяжело, мучительно. В их квартирах нет ни кондиционеров, не вентиляторов. Родственники сообщают, что морги переполнены. Хоронят людей в Москве только на пятый-шестой день.

Ждем ваших сообщений о том, что происходит в больницах, на улицах, в моргах.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera