Сюжеты

Герои и подонки в одном дыму

При такой концентрации явной неготовности к борьбе с хаосом и хлынувшей следом рукотворной человеческой пакости — странно, что мы еще не выгорели целиком

Этот материал вышел в № 86 от 9 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

У меня есть дом за городом, в 80 километрах от Нижнего, в лесу, в маленькой деревеньке. В эти места в свое время уходили старообрядцы, да и сегодня там можно прятаться: найдут далеко не сразу. Дорога лесная — то яма, то канава, мобильная...

У меня есть дом за городом, в 80 километрах от Нижнего, в лесу, в маленькой деревеньке. В эти места в свое время уходили старообрядцы, да и сегодня там можно прятаться: найдут далеко не сразу. Дорога лесная — то яма, то канава, мобильная связь едва-едва, на редких взгорках, ловит, ну и власти никакой…

Всё это до недавнего времени меня радовало. Укатил я с тремя детьми в свои дебри, и всем привет.

Но когда начались пожары, на ситуацию пришлось посмотреть несколько иначе.

Причина проста: лес окружает нашу деревеньку со всех сторон, дорога туда одна, и, если придет огонь, — бежать нам будет просто некуда.

Ну и спасать нас никто не приедет, скорее всего.

Как раз этой весной в деревне случился пожар, неподалеку от моего дома — так пожарная машина приехала через четыре часа, и — оцените шутку! — без воды. Три постройки за это время сгорело, пожар остановили сами жители. Пожарные воды набрали из реки и уехали.

Местные жители помнят страшные пожары 1972 года, когда выгорели вся наша деревня и многие гектары восхитительного соснового, корабельного леса. Тогда и люди, и весь скот — коровы, козы, свиньи и прочая живность в лице кошек и собак — зашли в реку и всю ночь стояли посередь воды, в пылающем аду. Молились и смотрели, как рушится дом за домом и огонь сжирает деревья. Благо, что лес кончался все-таки в некотором отдалении от реки, а река была достаточно широка.

Этим летом река заметно обмелела, в ширину она стала метров на двадцать меньше — то есть далеко не факт, что она смогла бы спасти деревенский люд и во второй раз.

Каждое утро по реке стелется едкий синий дым, я выхожу к воде, смотрю, не плывут ли байдарочники. Обычно проходят несколько десятков лодок за день, но в нынешнем августе — несравнимо меньше. Это уже экстремальный отдых получается — в свете последних событий. И если появляется вдалеке лодка — я терпеливо жду ее.

«Не горит лес вдоль реки?» — спрашиваю.

«Сутки сплавляемся — не горит», — отвечают.

И то хорошо.

Разговоры у сельмага — ни дать ни взять, как на войне, когда линия фронта, дай Бог, в двадцати километрах.

Реальная история, только что случившаяся: в поселке Тамболес Выксунского района пожарные, милиционеры, селяне боролись с пожарами. Таскали воду ведрами, как могли, отстаивали участки.

Сил не хватало, и огонь охватил поселок со всех сторон. Пять милиционеров, семь пожарных и несколько местных жителей оказались окружены пожаром. Один из пожарных потерял сознание. Пожарная машина загорелась. Командиром было принято решение прорываться через огонь.

Написав последнюю фразу, я сразу вспомнил, где я читал подобное. В Чечне, в боевых рапортах, где же.

В общем, кто в автомобиле, кто за ним — но все вырвались из огня. И пожарного спасли — не забыли его, не потеряли в суматохе. Вытащили с поля боя — иначе и не скажешь.

Кого-то даже представили к награде. Есть за что.

Слушаю рассказы дальше.

Невесть откуда всё знающие бабушки уверенно говорят, что горят торфяники в одной стороне от нас — километрах в десяти, а в другой стороне огонь подпалил ближайшую к нам деревню — расстояние до нее пятнадцать километров.

Раздумываю: много это или мало?

Над нашим лесом за последние две недели я только однажды приметил вертолет. Возможно, некстати вспоминаю, что, когда мы устраивали в Нижнем Новгороде Марш несогласных, над площадью, где оппозиционеры пытались собраться, летали сразу два вертолета.

Доверчивая душа, столько лет доказывающий власти ее бездарность, втайне я все равно верю, что в случае реальной опасности деревню эвакуируют. Ну оповестят хотя бы.

Хочется верить ведь.

Хочется ругать администрацию, но все-таки надеяться на нее.

Хочется хамить милиции, но в трудный момент искать у нее защиту.

Хочется иронизировать над пожарными, но на всех основаниях отправить их в огонь спасать свое добро, если что.

И так далее, и так далее.

Ну и воздается нам по вере нашей.

Незадолго до того, как огонь метнулся по нашей области, как конница Чингисхана, губернатор Валерий Шанцев на селекторном совещании отказался от федеральной помощи в тушении пожаров. «Сами справимся».

Справились.

Когда спутник NASA Terra получил изображение пожаров на территории России (своих спутников у нас, вестимо, нет), выяснилось, что в Нижегородской области — 36 очагов пожара. Мы на втором месте, после Рязанщины…

Сначала, например, сгорела деревня Семилово. Три дня горел лес от деревни Семилово до деревни Верхняя Верея. Не три часа, а три дня, подчеркиваю. Пожар на ветру превратился в верховой.

Говорят, что, когда идет верховой пожар, — а он разгоняется до 20 км в час, — лес буквально кричит. Очевидцы рассказывают, что стена огня достигает высоты  несколько этажей.

Нахлынула эта огненная лава и на Верхнюю Верею. В деревне, говорят, работали всего две пожарные машины. В итоге вся Верхняя Верея — 341 дом! — сгорела целиком. И земля под деревней тоже сгорела.

Всего за час пожар долетел до Борковки — а это, между прочим, уже пригород Выксы. И тут случилось чудо: стих ветер. Верховой пожар остановился.

Когда премьер Владимир Путин приехал в Нижегородскую область, его привезли на пепелище Верхней Вереи. А могли бы при иных обстоятельствах, прости Господи, показать пепелище целого города. Утихший ветер спас! Спасибо тебе, ветер…

Между тем в некоторых деревнях об эвакуации узнавали, увидев бегущую строку на канале ТНТ. В административном штабе, видимо, предполагали, что в трудную минуту деревни сплотятся у телевизионных экранов. Что гонять машину туда-сюда, какой смысл.

Ну ладно, что губернатор и его чиновники, они не могут быть одни виноваты за всех.

Правоохранительные органы тоже с самого начала проявили себя, так сказать, уверенно и жестко. Известны несколько случаев, когда жители, не дождавшиеся помощи от местных администраций, начали, оберегаясь огня, вырубать лес вблизи своих деревень, но тут появлялись люди в погонах, винтили руки и составляли акты о незаконных вырубках.

Вор должен сидеть в тюрьме, а дерево… ну это, расти на пне.

Доведут до суда эти дела или нет? Ведь и посадить могут за такие дела.

А что, на войне как на войне. Кто-то подвиги совершает, кто-то букву закона блюдет, протоколы рисует.

С Выксы пожар пошел на Саров и в упор приблизился к нему. Место это славно тем, что жил там преподобный Серафим Саровский. А потом в святых местах построили ядерный центр.

На днях батюшке Серафиму пришлось спасать уже не отдельно заблудшие души, а сразу целый ядерный центр. За каждой душой не уследишь, когда такое творится вокруг.

Уже идут устойчивые слухи, что часть поджогов осуществили граждане, виновные в масштабных незаконных порубках и имевшие с этого миллионные прибыли.

Уже есть известия о самоподжогах: незатейливые наши граждане, прослышавшие о том, что каждый погорелец получит новый дом и по 100 тысяч рублей из федерального бюджета плюс 100 штук из местного, решили радикально поправить свои дела.

Появились и мародеры, которые во время пожаров пытаются урвать что поярче, на днях задержали одного, что угнал авто, пока другие заливали и топтали бешеный огонь.

Всё это, впрочем, еще поддается какому-то объяснению: да, подонки, да, мерзавцы, да, на войне таких расстреливали на месте.

Но случаются вещи, которые понять куда труднее.

Например, 5 августа 21-летний житель Выксы выпивал в лесном массиве вместе со своим знакомым. Знакомый заснул, а праздник хотелось продолжить. Посему наш герой поджег траву рядом с приятелем. Ну чтобы разбудить его.

Пожар вспыхнул мгновенно.

Зато приятель проснулся и убежал.

Нашего, другого слова не найду, придурка задержали местные жители. Выяснилось, что этот, по медицинским показателям, кстати говоря, совершенно вменяемый человек таким образом развлекается не первый раз. Надеть бы на него дурацкий колпак и возить по деревням в клетке.

Приходится, неприязненно косясь на себя в зеркало, признать: мы не просто лентяи, воры и подонки. Зачастую мы еще и элементарно глупы.

При такой концентрации явной неготовности к борьбе с хаосом и кошмаром и хлынувшей следом рукотворной человеческой пакости — становится странно, что мы еще не выгорели целиком.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera