Сюжеты

Правосудия не будет

Единственный заявитель по делу «Курска» отозвал свою жалобу из Европейского суда

Этот материал вышел в № 87 от 11 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

 

Благодаря предсмертной записке капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова мир узнал, что 23 подводника в 9-м отсеке оставались живыми после взрывов на «Курске». Благодаря усилиям Бориса Кузнецова, адвоката 53 семей погибших подводников, стало...

Благодаря предсмертной записке капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова мир узнал, что 23 подводника в 9-м отсеке оставались живыми после взрывов на «Курске».

Благодаря усилиям Бориса Кузнецова, адвоката 53 семей погибших подводников, стало документально известно о стуках SOS, которые фиксировались на аудионосители и 13 августа, и 14 августа 2000 года во время поисковой операции затонувшего «Курска».

Представители военного командования в это время врали, что все члены экипажа погибли в первые минуты аварии. Следствие стояло непоколебимо: 23 подводника в 9-м отсеке прожили всего 4,5—8 часов (то есть до 20 часов вечера 12 августа 2000-го), и, значит, спасти их было невозможно, даже если бы спасали. Стуки SOS — да, были, но стучали не на «Курске», а с «подводной части надводного корабля, неустановленного следствием».

На этой фальшивой ноте следствие по делу о гибели «Курска» и экипажа было закрыто.

Когда все российские механизмы правосудия были исчерпаны, Борис Кузнецов подготовил и отправил по делу «Курска» жалобу в Страсбургский суд. Заявителем по этой жалобе был отец капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова — Роман Дмитриевич Колесников.

У всех, кто следил за развитием этой общенациональной трагедии, постепенно превращавшейся в очевидный фарс, оставалась надежда: правда еще будет сказана.

Сегодня, в 10-ю годовщину гибели «Курска», уже ясно: правды не будет.

Только на днях мне стало известно, что Роман Дмитриевич Колесников еще в мае прошлого года отказался от своей жалобы. Отказался в тот момент, когда ему позвонили из Страсбурга и сказали, что жалоба принята к рассмотрению.

Было очень обидно, что так произошло. Почему он это сделал?

Колесников-старший не сразу согласился дать интервью и объяснить свои причины. Но все-таки согласился.

— Роман Дмитриевич, почему только вы один подали жалобу в Страсбург?

— Я был выбран представителем, потому что сам служил на флоте и разбирался в технических вопросах дела.

Другие пострадавшие хотели присоединиться к жалобе?

— Да! Борис Аврамович1 нам тогда сказал, что это — единственный путь возобновить расследование уголовного дела, которое на тот момент было уже прекращено. Но были и такие, кто не хотел… Например, вдова командира «Курска». (Ирина Лячина, вдова командира АПРК «Курск», капитана первого ранга, Героя России Геннадия Лячина. — Е. М.) Она говорила в том духе, что пора нам всем успокоиться… Но подавляющее большинство хотели что-то делать дальше.

— Почему же к вашей жалобе никто не присоединился?

— В этом на тот момент не было необходимости.

— После подачи заявления в Страсбург вас вызвали в военную прокуратуру. Зачем?

— Выясняли, чего я хочу. Объясняли, что если компенсации, то без всякого Страсбурга могут это сделать. Я объяснил, что хочу суда. Тогда стал вопрос о прокуратуре. Я к ним претензий не имел. Понятно было, что не майор Егиев2 принимал решения закрыть уголовное дело по «Курску» в тот момент, когда весь мир следил за ходом следствия и ждал результатов.

— Родственники погибшего экипажа «Курска» довольно часто общались с командованием ВМФ — с командующим Северным флотом Поповым, начальником штаба Моцаком и т.д. Вы когда-нибудь поднимали в этих разговорах тему: сколько времени прожили 23 подводника в 9-м отсеке?

— Нет. Зачем? Дать четкий вопрос на этот ответ мог только суд, и я к этому стремился. А так… Ну сидели мы на поминках рядом с Поповым. Мне что, его за грудки хватать, что ли? Его моральные качества — это его проблема. Да, Попов владел всей информацией. Врал ли он президенту или главкому, почему он уехал тогда3, почему он три раза шапку снимал, это его личное дело.

— Три раза шапку снимал?

— Ну этот знаменитый его жест, когда он у нас прощения просит и пилотку на землю бросает. По телевидению показывали. Оказывается, он три раза репетировал.

— На вас оказывали давление, чтобы вы забрали жалобу из Европейского суда?

— Нет.

— Когда вам пришло уведомление из Страсбургского суда о том, что дело принято к рассмотрению?

— Весной 2009 года. Я думал, что Кузнецову тоже эти документы послали. Но потом мне позвонили из Страсбурга и сказали, что нашего адвоката найти не могут и я должен прилететь и сам все делать. Я сказал, что не юрист, без Кузнецова не могу, у меня нет достаточных средств, я за границей ни разу не был.

— А попросить помощи у кого-то? Например, у Клуба подводников, который вас всегда поддерживал?

— Я никого в известность не ставил. Кому я должен говорить, мол, с Кузнецовым это дело сорвалось, давайте что-то придумаем другое… Ни здоровья, ни финансов у меня нет. Ну вы же видите обстановку? Что я, пойду увещевать «Рубин»4, командование флота, которое давно снято?

— Как я поняла, из Страсбургского суда вам звонили дважды?

— Да. Первый звонок был предварительный, когда я сказал, чтобы закрывали дело. Второй звонок был окончательный. Меня спросили: «Мы вас правильно поняли?» Да. Сказали, что дело закрыто и спросили, нужны ли мне какие-то подтверждающие бумаги. Я сказал, что мне ничего не нужно.

— По телефону вы мне сказали, то десять лет пытаетесь забыть то, что случилось. Почему?

— Потому, что с этим враньем, с коррупцией, с воровством у нас никто не борется, хотя президент и премьер-министр делают очень красивые заявления. А я вот сейчас пойду и буду с этим бороться. Чтобы на меня пальцем показали, мол, нашелся Дон Кихот? Конечно, все понимают, что это было вранье, что не спасали, что на флоте все давно было продано и разбазарено… И это все расписано в уголовном деле. И при этом принимается решение: дело закрыть. Причина — безысходность нашей системы. С другой стороны, Путин мог бы сделать так, чтобы состоялся суд и был бы объективный разбор. Тот факт, что ему врали, когда докладывали, что там всех спасают, и он все это дело выслушивал, и верил, и в Сочи оставался… Ему так докладывали. Но к развалу флота отношения не имел! И он мог бы в начале своей президентской карьеры разобраться в деле «Курска». Но он принял другое решение. У него, видимо, были совсем другие планы относительно будущего России и своего личного будущего.

1В 2007 году ФСБ инициировало уголовное дело против адвоката Бориса Аврамовича Кузнецова. Он вынужден был в буквальном смысле бежать из страны. Возвращаться в Россию (а точнее, в «Лефортово») он не пожелал. Получил политубежище в США. Созданное им «Братство 9-го отсека» распалось. Так я называю всех его 53 клиентов, оставшихся, по сути, без поводыря. Ни один другой российский адвокат не предложил им свои услуги. Причина, возможно, банальна: в 2007-м уже мало кто помнил про «Курск» и про жалобу в Европейский суд.
2Артур Егиев, руководитель следственной группы по уголовному делу о гибели АПРК «Курск» и 118 членов личного состава.
3Речь идет о том эпизоде, когда группа кораблей, несмотря на зафиксированный подводный взрыв, ушла из района гибели «Курска», а командующий флотом улетел в штаб и сообщал журналистам, что учения прошли успешно.
4ЦКБ «Рубин» — проектировщик АПРК «Курск».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera