Сюжеты

Битва миллиардов

Медведев и Путин соревнуются в умении решать все проблемы страны путем личной раздачи больших денег

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 87 от 11 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

 

Нет в России такой проблемы, решение которой не потребовало бы выделения миллиардов рублей. При этом само слово «миллиард» наделяется сакральным и даже прямо магическим смыслом. Если миллиарды выделены, то, считается, — проблема...

Нет в России такой проблемы, решение которой не потребовало бы выделения миллиардов рублей. При этом само слово «миллиард» наделяется сакральным и даже прямо магическим смыслом. Если миллиарды выделены, то, считается, — проблема обязательно решится. Не важно, в чем ее суть и кто ее будет решать, какими методами. Главное — найти правильное соотношение масштаба проблемы и количества выделенных миллиардов. Такой вот алхимический принцип.

Принцип этот вошел в нашу социополитическую реальность вместе с Владимиром Путиным. Оно и понятно: при Ельцине выделять было как бы нечего, в миллиардах исчислялись в основном долги. В начале нулевых любое упоминание о выделении больших денег на решение проблем и особенно — о чудо! — проблем социальных воспринималось отвыкшими от щедрот властей россиянами как глоток живительной влаги в нестерпимую жару. Миллиарды помогали растить, а потом лелеять и укреплять сумасшедший рейтинг Путина. Неудивительно, что он старался упоминать о них при каждом удобном случае. Ведь доставались они бескровно, благодаря конъюнктуре — и тратились так же легко.

С перемещением Путина из Кремля в Белый дом ситуация мало изменилась — премьер продолжал выделять миллиарды, в то время как президент отдавал все силы модернизации, долгое время имевшей скорее идеологическое, чем прикладное значение. Ситуацию не изменил даже кризис — спасение национальной экономики происходило тем же способом, что прежде ее развитие: миллиард туда, миллиард сюда. Медведев же (по крайней мере в телевизоре) в основном благожелательно выслушивал отчеты Путина о проделанной работе. Это, в сущности, отвечало тандемократическому принципу разделения властей, когда премьер отвечает за экономику, то есть деньги, а президент — за все остальное.

Но в последнее время ситуация начала меняться, и резко. Лично я обратил на это внимание 30 июля, когда смотрел зомбоящик. Пожары тогда еще не стали темой номер один, поэтому новостей, как обычно, было две: про Медведева и про Путина. Президент провел заседание совета по национальным проектам, а премьер — заседание президиума правительства.

А теперь сравним две цитаты.

Медведев: «Важно, чтобы бюджетный процесс не подминал под себя, а, наоборот, несмотря на все сложности, шел за национальными проектами, чтобы они были одной из доминирующих частей нашего бюджета. <…> В ближайшие три года необходимо направить на реализацию приоритетных национальных проектов «Здоровье», «Образование» и «Доступное жилье» 1 триллион 392 миллиарда рублей».

Путин: «Финансирование федеральных целевых программ (ФЦП) планируется увеличить на 19,2% — до 981 млрд рублей. <…> Речь идет о тех сферах, где у нас пока сохраняются узкие места, где требуется участие государства в прорывных проектах, которые во многом определят перспективы целых секторов промышленности и социальной сферы».

Налицо конкуренция двух инструментов обретения светлого будущего: нацпроекты и ФЦП. При этом интересно, что и Медведев, и Путин отчасти залезают на поляны друг друга. Медведев курировал нацпроекты и продолжает это делать, но придумал их и ввел термин в публичный оборот Путин. С его именем, так уж вышло, у большинства населения и ассоциируется накачивание деньгами социальной сферы. А вот прорывные проекты, расшивающие узкие места, — это уже ближе к модернизации, пестуемой Медведевым.

Впрочем, Путин не забывает и о своем традиционном электорате: на том же заседании он заявил, что выделит 218 млрд руб. на обеспечение жильем военнослужащих, ветеранов и северян.

Медведев ответил позже, но круто — увеличением военного бюджета в полтора раза, что должно обеспечить техническое перевооружение армии за десять лет. Медведев акцентировал внимание на том, что это было его личным решением, которое потребовало от президента «энергии и жесткости», так как в правительстве выражали сомнения по поводу сбалансированности бюджета. Медведев добавил, что за это решение ему «не стыдно».

Это опять же игра на территории Путина, президента-силовика. Оказывается, Медведев тоже может быть энергичным и жестким, более того, он готов воссоздать военную мощь России, что предшественником сделано не было.

Перечень подобных эпизодов, составляющих «битву миллиардов», можно длить, что я и сделал, составив таблицу. Показательно, что для ее наполнения мне хватило недели — с четверга 30 июля по четверг 5 августа 2010 года. Совпадения очевидные и порой даже немного смешные, как, например, синхронное выделение средств на реставрацию памятников старины в Псковской области.

Таким образом, мы получаем систему двойного ручного управления страной. И это совсем не смешно. Потому что ручное управление неэффективно вне зависимости от того, сколько у него субъектов.

Возьмем самую больную тему: пожары. Путин предлагает выделить 25 миллиардов рублей на то, чтобы залить водой подмосковные торфяники. Вроде и логично, но тут же возникают вопросы: во-первых, о чем раньше думали, и, во-вторых, как быть прочим регионам страны, также богатым торфяниками, дым которых не достигает Московской кольцевой автодороги? Не меньше вопросов и к Медведеву. Восемь самолетов-амфибий, может, и неплохо, но на всю страну их, очевидно, не хватит.

Между тем ни президент, ни премьер даже не обмолвились о том, что неплохо бы проанализировать причины происходящего (исключая аномальную жару). А причины эти состоят в том, что профилактика и тушение пожаров отнесены к ведению муниципальных районов, каждый из которых получает на эти цели из федерального бюджета в среднем 65 тысяч рублей в год. Вот если задуматься о создании федеральной системы (именно системы, не ведомства, ведомств у нас и так полно) предупреждения и ликвидации пожаров на ранней стадии, посчитать, во что обойдется ее функционирование, и внести в Думу проект необходимых изменений в законодательство — был бы толк. Но не было бы магического танца с миллиардами, который так хорошо смотрится на телеэкране.

«Битва миллиардов», без сомнения, продолжится. Но, как и всякая битва (за урожай, за мир во всем мире), она в конечном счете лишена созидательного начала и не может стать драйвером поступательного развития страны. Таким драйвером могут быть только институты. А у нас их всего два: Медведев и Путин.



Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera