Сюжеты

И все-таки решили возбудить

Скандальное продолжение истории со строительством олимпийских объектов и чиновником Управления делами президента

Этот материал вышел в № 88 от 13 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Роман АнинРедактор отдела расследований

 

Конфликт вокруг взяток и откатов при строительстве олимпийских объектов в Сочи, в котором оказались замешанными чиновники Управления делами президента, получил ошеломляющее продолжение: днем 11 августа в отношении заместителя начальника...

Конфликт вокруг взяток и откатов при строительстве олимпийских объектов в Сочи, в котором оказались замешанными чиновники Управления делами президента, получил ошеломляющее продолжение: днем 11 августа в отношении заместителя начальника управления капитального строительства УДП Владимира Лещевского было-таки возбуждено уголовное дело, хотя еще с утра следственные органы придерживались совершенно иного мнения.

Как мы и предполагали, этот конфликт после многочисленных публикаций «Новой», и в особенности после резолюции президента Медведева на нашей статье: «Ю.Я. Чайке. Разберитесь и доложите», стал чрезвычайно резонансным. Руководители правоохранительных структур пытаются перехватить друг у друга инициативу, противоречат сами себе, путаются в комментариях, и все это только для того, чтобы показать президенту, кто сыграл решающую роль в этом деле, а кто пытался «замотать» прямое распоряжение главы государства.

События развивались следующим образом. В начале июля 2010 года в интервью «Новой газете» председатель правления ОАО «Москонверспром» Валерий Морозов рассказал: за получение контракта по реконструкции корпуса «Приморский» санатория «Сочи», ему приходилось платить откат в 12% заместителю начальника управления капитального строительства УДП Владимиру Лещевскому. Несмотря на взятки, у компании Морозова постоянно случались проблемы с УДП, из-за чего он решил написать заявление в Департамент экономической безопасности (ДЭБ) МВД. В отношении Лещевского проводился следственный эксперимент, на котором, по словам Морозова, чиновнику под присмотром оперативников передавалась последняя часть взятки. Однако опера не стали задерживать Лещевского. Морозов написал новое заявление, добавив претензии к оперативникам, и делом занялся Следственный комитет. Проверка продвигалась вяло...

Однако 20 июля 2010 года вмешался президент Медведев, собственноручно написав поручение генеральному прокурору. В течение трех недель после этого ни меня как автора публикации, ни Валерия Морозова никто на допросы не вызывал. В связи с чем 9 августа мы сами отправились в офис СКП по ЦФО узнавать, как исполняется поручение президента. На встрече со следователем Ольховниковым Валерий Морозов с удивлением узнал: следователь еще 4 августа вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела — как в отношении  Лещевского, так и оперативников. Причем текст постановления хотя полностью и подтверждал фабулу обвинения Морозова, однако содержал прямо противоположный вывод.

10 августа следователь Ольховников перезвонил Морозову и сообщил, что выдал не совсем готовый вариант постановления, и попросил вернуть старые экземпляры, выдав взамен отредактированный. Он мало отличался от предыдущего, но содержал важную деталь: Ольховников уточнил: аудио- и видеозаписи со следственного эксперимента (передача денег), пролежав 10 дней в ОПБ (Оперативно-поисковое бюро) ГУВД по Москве, были уничтожены.

Утром 11 августа вышла публикация в «Новой», в которой мы подробно цитировали постановление и задавались вопросом: как генеральный прокурор Чайка теперь сможет отчитаться перед президентом и при этом не попасть в глупое положение? Ведь если верить тексту следователя Ольховникова, рассекреченные данные ОРМ подтверждают: в отношении Лещевского проводился следственный эксперимент и чиновнику на нем передавался пакет, однако следователь поверил на слово оперативникам, которые все отрицают и ничего не помнят, и Лещевскому, который утверждал, что в пакете были документы, а не деньги.

Через несколько часов после выхода газеты на сайте Следственного комитета появилась ошеломляющая новость: «В центральном аппарате Следственного комитета изучены материалы доследственной проверки по заявлению бизнесмена Валерия Морозова по фактам получения взяток должностными лицами при получении подрядов на строительство олимпийских объектов в Сочи. По результатам принято решение о возбуждении уголовного дела в отношении заместителя начальника Главного управления капитального строительства Управления делами Президента Российской Федерации Владимира Лещевского по признакам преступления, предусмотренного п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ (получение взятки)».

Если верить этой новости, то решение об отмене постановления следователя Ольховникова и решение о возбуждении дела принимал именно центральный аппарат СКП (видимо, не без участия его главы Александра Бастрыкина), причем сделано все было самым стремительным образом — ведь только вчера, 10 августа, Морозов получил окончательный вариант постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. То есть дело было возбуждено без какой-либо дополнительной проверки, которая обычно следует после отмены постановления, и на основании тех же самых фактов, руководствуясь которыми сутками ранее было решено ничего не возбуждать…

После этого посыпались комментарии заинтересованных лиц. Управляющий делами президента Кожин заявил, что решение о возбуждении уголовного дела они получили несколько дней назад (как это возможно, если еще 10 августа постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было в силе?) и Лещевский отстранен до окончания следственных действий. (Хотя за несколько недель до этого пресс-секретарь УДП Хреков присылал в «Новую» письмо, в котором говорилось примерно следующее: бизнесмен Морозов просто пытается уйти от ответственности.)

Спустя еще несколько часов отличилась Генпрокуратура, опубликовавшая на своем сайте новость, которая внесла еще большую сумятицу. По их мнению, постановление следователя Ольховникова отменил не СКП, а управление Генеральной прокуратуры по Центральному Федеральному округу (видимо, не без участия генерального прокурора Чайки). Причем можно предположить, что сделано это было в те же кратчайшие сроки — меньше чем за один день.

Глядя на всю эту пиар-войну, ставшую, очевидно, следствием гигантского скандала, разразившегося утром 11 августа, мне бы хотелось задать вопрос руководителям следственных органов: скажите, а в будущем, для того чтобы объективно разобраться в деле, в котором замешаны высокопоставленные чиновники, нельзя будет обойтись без этой умилительной перебранки, без постоянных напоминаний со стороны СМИ и без личных резолюций президента?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera