Сюжеты

Рыба гниет с томографа

Президент заметил «хамское воровство» бюджетных денег при закупке томографов. Эксперты уверены, что победить коррупцию при проведении «бумажных» аукционов по госзакупкам невозможно

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 88 от 13 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Дарья КобылкинаКорреспондент

 

Во вторник Дмитрий Медведев под телекамеры устроил гневный разнос неустановленным лицам, которые устроили «хамское воровство» бюджетных денег, закупив томографы по цене втрое выше, чем у производителей. Устанавливать лиц теперь будет...

Во вторник Дмитрий Медведев под телекамеры устроил гневный разнос неустановленным лицам, которые устроили «хамское воровство» бюджетных денег, закупив томографы по цене втрое выше, чем у производителей. Устанавливать лиц теперь будет Генпрокуратура, а президент предложил внести изменения в Закон о госзакупках, с тем чтобы при проведении аукциона учитывались цены производителей и результаты ранее проведенных торгов.

О том, насколько эффективными окажутся такие новации и как можно определить коррупционный потенциал тендера, не прибегая к услугам прокуроров, рассказывают эксперты «Новой».

Андрей Черногоров, руководитель аналитического центра Национального рейтинга прозрачности закупок:

— Я считаю, что подход, связанный с контролем и формированием начальных цен на аукционе, который заложен в поправки к Закону о госзакупках, неэффективен в корне. Если сама процедура размещения заказа работает прозрачно и конкурентно, цена в любом случае опустится до рыночной. Представьте, вы выходите на площадь и говорите: «Я куплю телефон Nokia за миллион рублей, кто предложит меньше, у того куплю!». Тут же вам предложат аппарат за 999 999 рублей и так вплоть до искомых 9-10 тысяч рублей, которые он и стоит в магазине за углом.

В случае с госзакупками ситуация абсолютно аналогичная. Если бы не существовало ограничений для участия в торгах, то участники рынка в любом случае спустили бы цену до 34,5 млн руб. — ведь они могли приобрести томограф напрямую у производителя, без посредника. Держу пари, что конкурсная документация содержала требования, искусственно сужающие конкуренцию. Это могли быть необоснованно короткие сроки поставки, либо слишком зауженные требования к спецификации модели и т.д.

Все, что касается контроля цен, — неэффективно, и выработать единые прозрачные правила в этом плане невозможно. Уже не один миллион рублей государственных денег был потрачен на методики формирования начальных цен, и ни одной общеприменимой системы разработано в итоге не было.

В случае с томографами речь, скорее всего, идет о закупке оборудования на обычных, бумажных аукционах. На электронных такая ситуация была бы невозможна. Завышенные цены явились не только результатом действий госзаказчиков, но и сговора поставщиков. Процедура бумажного аукциона позволяет применять «коридорный сговор» перед процедурой, когда участники рынка, договорившись между собой, «держат цену». В электронных аукционах они анонимны и не имеют такой технической возможности. Заказчик также их не видит. Это же объясняет, почему не Федеральная антимонопольная служба первой среагировала: ФАС реагирует на основании жалоб, а жалоб участники рынка не подавали — им самим была выгодна эта ситуация.

Ситуация улучшится с 1 января 2011 года, когда бумажные аукционы окончательно уступят место электронным. А никаких дополнительных мер по контролю цен принимать не следует.

В целом можно назвать три основных признака коррупционной закупки. Первый и самый «верный» знак — это очевидно слишком короткие сроки выполнения заказа и сильно отложенные во времени даты оплаты. Такое возможно, когда «свои» поставщики уже имеют на складе необходимый товар и готовы поставить его в любую минуту. Таким нехитрым способом сразу отсекаются другие потенциальные участники торгов. В то же время «посторонние» фирмы вряд ли согласятся ждать оплаты, например, до конца года. Поэтому подобные параметры, указанные в извещении о проведении аукциона, являются «лакмусовой бумажкой» для выявления коррупционной закупки.

Второй явный признак коррупции — искусственно зауженные спецификации товаров и услуг или же прямое указание на товарный знак. Такое указание является нарушением правил, прописанных в 94-ФЗ «О размещении заказов». По таким фактам надо незамедлительно обращаться в ФАС. Заужение спецификации выявить гораздо сложнее. В этом случае для защиты своих интересов в той же ФАС необходимы веские аргументы, указывающие на наличие искусственного ограничения.

Третий признак — завышение максимальной цены лота. Однако это лишь косвенный признак. Поскольку в процессе конкурентной борьбы цена неизбежно упадет, точно определить законность процедуры сможет только эксперт.

Если произошло неправомерное отклонение заявки поставщика, то сначала необходимо обратиться в ФАС. Ведомство рассматривает жалобу в течение пяти дней и, в случае если жалоба признана правомерной, выносит предписание о приостановлении процедуры. Если постановление антимонопольной службы не устраивает истца, то он имеет право обратиться в суд. Судебное разбирательство можно инициировать на любом этапе торгов. Пока что поставщики не используют в полном объеме данные им права. Чаще всего стороны прибегают к внесудебному разбирательству, так как судебная практика развивается достаточно вяло. Это объясняется глобальной проблемой российской системы судопроизводства — длительностью процедур. Зачастую решение суда появляется уже после окончания торгов и подписания договора. Тогда дальнейшее продолжение борьбы становится бессмысленным с точки зрения временных и финансовых затрат.

Тем не менее есть масса примеров успешного завершения судебных процессов в пользу поставщиков, обжаловавших постановления ФАС. Если компания располагает необходимыми ресурсами и временем, добиться результата вполне реально. Мне известен прецедент, когда было выиграно дело против администрации президента.

Проблему с коррупцией нужно решать комплексно. В системе размещения госзаказа всего три стадии: формирование, размещение и исполнение. Размещение проходит на электронных площадках и жестко контролируется на техническом уровне. Программа настроена таким образом, что у пользователей нет возможности нарушить закон даже случайно. Поэтому введение электронных торгов стало одной из самых эффективных антикоррупционных мер. Теперь необходимо создать технологические инструменты и нормативно-справочную базу для контроля на первой и третьей стадиях.

Кирилл Кузнецов, генеральный директор центра эффективных закупок «Тендеры.ру»:

— Несмотря на то, что электронные торги поспешили окрестить панацеей, с течением времени обязательно найдутся лазейки, способствующие развитию коррупции в сфере госзаказа. Если рассматривать нынешнюю ситуацию, то признаки коррумпированности можно рассмотреть на двух стадиях: при размещении заказа и при проведении конкурса или аукциона.

При проведении аукционов чаще всего встречается обыкновенный сговор участников, и на аукционный торг приходит только один из них. В этом случае по закону ему достается контракт по начальной (максимальной) цене. Вариантом попытки прикрыть тот же сговор является проведение аукциона с символическим снижением начальной цены победителем на 0,5%. Необходимо отметить, что подобная схема не нарушает законодательства о государственных и муниципальных закупках. Доказать же сговор, запрещенный антимонопольным законодательством, — задача достаточно сложная, хотя прецеденты имеются.

При проведении конкурсов схема довольно близкая — поставщики после сговора либо отзывают свои заявки, либо заменяют их на более дорогие. Но и прецеденты наказания поставщиков за уклонение от участия в торгах имеются. Например, в Республике Коми двое участников аукциона были оштрафованы на 100 тыс руб. за разделение лотов на охрану объектов строительства между собой. Но в целом это достаточно долгий и трудоемкий процесс, которым в последнее время по поручению Дмитрия Медведева занимается, наряду с Федеральной антимонопольной службой, прокуратура.

Если касаться судебной практики по делам, связанным с Законом о госзакупках, то она весьма разношерстная. Много прецедентов, когда по схожим ситуациям разные суды выносят диаметрально противоположные решения. В целом количество обращений в суд по вопросам госзакупок значительно возросло. К сожалению, налицо две серьезнейшие проблемы — сложное и недостаточно проработанное законодательство о размещении государственного и муниципального заказа, допускающее различные толкования, и длительный срок рассмотрения дел в судебном порядке.

Справка

«Новая газета» рассказала о схеме «хамского воровства» с томографами почти три месяца назад. В №54 от 24.05.2010 мы опубликовали расследование хирурга Алексея ПОПОВА — члена закупочной комиссии городской архангельской больницы №1. Он рассказал нашим читателям примерно то же, что глава контрольно-ревизионного управления администрации президента Константин Чуйченко — Дмитрию Медведеву. В материале фигурировали даже более интересные цифры — в Каменск-Уральском за томограф переплатили вшестеро против цены производителя. Чиновники, ответственные за это, уже тогда находились под следствием. Но схема живет. Вот что делает с людьми перспектива получить 600% прибыли…

Под текст

Напомним, что «Новая» (совместно с питерским молодежным «Яблоком») учредила ежегодную Федеральную целевую премию в области бессмысленных государственных закупок «Золотой Ёршик». По итогам 2009 года «Ёршик» I степени взял глава МВД России Рашид Нургалиев за покупку мебели для министерства на общую сумму 25 млн руб. «Ёршик» II степени отдали председателю Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга Игорю Метельскому за медицинские манипуляции с сотрудниками комитета на 9 млн 290 тыс руб. «Ёршик» III степени достался Юрию Чайке за покупку Генпрокуратурой самоваров, наборов для виски и других сувениров на сумму 19 млн руб.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera