Сюжеты

Байкал мстит

На целлюлозном комбинате погибли рабочие. Публика обсуждает: стоит ли сожалеть?

Этот материал вышел в № 93 от 25 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

В варочном цехе Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК) погибли двое рабочих. Они устанавливали леса для ремонта и чистки от масла варочного котла. Предварительные результаты судмедэкспертизы показывают, что смерть наступила...

В варочном цехе Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК) погибли двое рабочих. Они устанавливали леса для ремонта и чистки от масла варочного котла. Предварительные результаты судмедэкспертизы показывают, что смерть наступила из-за отравления парами аммиака. Виновные выясняются. Но названы не будут: работа БЦБК нарушает как писанные этим государством законы, так и неписаные, народные «понятия», и, напомню, комбинат-банкрот с изношенным донельзя оборудованием из каменного века смог возобновить варку целлюлозы со сливом стоков в Байкал благодаря одному лишь постановлению, подписанному Владимиром Путиным в начале сего года. Какой следователь обвинит премьера в гибели рабочих?

Понятно, что БЦБК работает сейчас в режиме жесткой экономии. А экономить принято на соблюдении техники безопасности и условий жизнеобеспечения персонала.

Разумеется, символичность этого несчастного случая иркутяне не могут не обсуждать. На местных форумах по поводу мести Байкала и пожирания молохом — БЦБК — своих работяг открылись прения. Лейтмотив: когда уже у рабочих БЦБК проснется не совесть, куда уж, хотя бы чувство самосохранения? И достойны ли они вообще сочувствия? Я смягчаю реальные комментарии по поводу этой трагедии, и, возможно, зря. Лишь один факт, о котором «Новая» уже писала. «Сотрудники НИИ медицины труда и экологии человека Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения РАМН установили, что у женщин детородного возраста, испытывающих воздействие метилсернистых соединений, наблюдается повышенная частота осложнений во время беременности и родов. Установлены такие нарушения: патология плаценты, угроза прерывания беременности, возможность выкидыша (риск составляет 54—76%)…» Это цитата из аналитических материалов о недопустимости работы БЦБК, отправленных Путину еще в апреле группой ученых  Иркутского и Бурятского научных центров Сибирского отделения Российской академии наук и ВСНЦ СО РАМН. Послание подписано в том числе академиком Кузьминым, председателем научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал.

Иными словами, дети здесь уже не хотят появляться на свет. Трое из четверых. Какие еще цифры нужны, чтобы понять, что БЦБК надо похоронить и придавить плитой потяжелее?

Но проблемы индейцев шерифа, понятно, не колышут. Поэтому туземцы разбираются друг с другом. Сочувствовать ли гибели двух рабочих с БЦБК? Радоваться? Они внесли свою лепту в отравление вод и воздуха, Алибеков и Васнецов, 1958 года рождения и 1969-го. У них, кстати, семьи. У одного — трое детей. Их надо было кормить. Собирать в школу. Лечить.

Какая работа происходит под черепной коробкой тех людей, которые идут зарабатывать деньги для жены и детей, здоровье которых они гробят результатами своих трудов?

Так достойны ли эти люди сочувствия? А их смерти — сожаления? Сама постановка такого вопроса чудовищна. Но этот вопрос — сегодняшняя данность.

Байкал для нас, аборигенов, свят. Выходя в море, зимой — на лед, люди молятся, крестятся, совершают языческие обряды. Побережье — в пирамидальных башенках и алтарях, сложенных из камней, столбах, обвязанных тысячами лент, здесь же записки с признанием в любви к Байкалу на множестве языков. Это — обо, культовые места, где поклоняются местным духам, хозяевам местности. А вот что пишет в ЖЖ православный священник Вадим Колеватов из села Оёк Иркутской области: «Озеро Байкал — чистейший голубой сверкающий бриллиант в диадеме Божественного мироздания. И если кто-то оскверняет, нарушает совершенство красоты Божиего мира, то он хулит Духа Святаго <…>. И кем бы он ни был: президентом ли, премьером ли, губернатором ли, олигархом ли или браконьером каким-нибудь, то этот человек, безусловно, помощи Божией, на которую так рассчитывает и надеется наш губернатор, не получит. Скорее всего, такой человек получит обратное — гнев и проклятие».

Между тем иркутский губернатор Мезенцев игнорирует народные митинги в защиту Байкала, но явился на митинг, организованный БЦБК. В поддержку бизнеса, желающего гадить в Байкал. Вряд ли Путин приказал Мезенцеву так демонстративно плевать на мнение народа. Путин вообще-то даже не издавал распоряжений о возобновлении работы БЦБК, он лишь санкционировал возможность его перезапуска. Дальше иркутяне уже сами, своими руками…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera