Сюжеты

Жизнь уходит на разговоры

Этот материал вышел в The New York Times (27.08.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вуди Аллен — едва ли не самый известный пациент психоаналитиков на земле. И когда в 1993 году он сбежал с дочерью своей гражданской жены, редакторы желтых газет и юмористы навострили уши. «Классная работа!» — издевался ведущий одного...

Вуди Аллен — едва ли не самый известный пациент психоаналитиков на земле. И когда в 1993 году он сбежал с дочерью своей гражданской жены, редакторы желтых газет и юмористы навострили уши. «Классная работа!» — издевался ведущий одного американского ток-шоу над психиатром Алена.

Легко смеяться над идеей того, чтобы рассказывать о личных проблемах, лежа на кушетке. В недавней статье в журнале Times Дафна Меркин, описывая собственный опыт пациента с 45-летним стажем, сравнила анализ с вредной привычкой.

«Моя неослабевающая вера в возможность следующего самопреобразования, — пишет Меркин, — гнала меня от одного терапевта к другому в вечном поиске чего-то, до чего я никак не могла дотянуться».

Тем не менее почти через сто лет после того, как Фрейд начал эксперименты с «лечением разговорами», идея, что слова могут менять наши мысли и поведение, приобретает новых сторонников. Все больше людей соглашаются, что цель психотерапии — дать пациенту, будь он ревнивым супругом или кровожадным преступником, возможность посмотреть на ситуацию с другой точки зрения.

Теперь для помощи в этом процессе применяется технология. Исследователи из Швеции добавили к обычной сессии психоанализа наушники, очки со встроенными экранами и осязательные ощущения. Таким образом пациент «видит» и «чувствует» ситуацию со стороны, так что мозг получает совсем другой сенсорный опыт.

«Вы сами можете представить открывшиеся возможности: мужчина может почувствовать себя на месте женщины, подросток — на месте старика, негр — на месте белого и наоборот», — говорит доктор Хенрик Эрссон из Каролинского института в Стокгольме.

Другой психолог, Лесли Лотштейн, поставила похожие цели в своей работе со священниками-педофилами в Хартфорде, штат Коннектикут. Хотя доктор Лотштейн признает, что «лечить от педофилии невозможно», она говорит, что интенсивная психотерапия «может помочь им осознать нанесенный ими вред. А если у них нет совести, можно попытаться заставить их понять опыт жертвы». Она надеется, что это поможет им научиться контролировать себя. «Лечение идет медленно», — рассказывает Лотштейн, но она верит, что даже некоторые педофилы могут научиться сочувствию.

Разговоры также являются ключевым элементом в попытке властей США предотвращать самоубийство среди ветеранов боевых действий. Терапевты и консультанты «горячей линии» по предотвращению самоубийств министерства по делам ветеранов, штаб которой находится в городе Канандайгуа, штат Нью-Йорк, принимают до 300 звонков в день. Там утверждают, что с 2007 года «горячая линия» предотвратила свыше 10 000 самоубийств ветеранов. Иногда для этого требуется связаться с местной полицией, иногда достаточно успокоить позвонившего.

«Сам по себе звонок нам — это попытка в последний раз найти понимание, — говорит координатор по клинической помощи «горячей линии» Кэйтлин Томпсон. — Именно этим мы и пытаемся воспользоваться».

Что касается Вуди Аллена, он защищает многие десятилетия, проведенные им в разговорах с терапевтом о любви и смерти.

«Люди вечно надо мной издеваются, — рассказал он в интервью журналу New York в 2008 году. — Они говорят: посмотри на себя, ты столько лет занимаешься психоанализом, а такой невротик, женился вот на девчонке намного моложе тебя. Через тоннели ездить не любишь. Предпочитаешь стоять подальше от слива в душе. Но я могу ответить им: я многого добился в жизни. Я много работал, я никогда не впадал в депрессию. Я не уверен, что мог бы все это сделать без психоанализа».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera