Сюжеты

Если завтра рванет…

Пожары и пробки в России возникли в результате бездействия системы власти. Вы думаете, что система ядерной безопасности у нас налажена?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 94 от 27 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

 

…Сначала были коммунисты. Коммунисты перенесли столицу из города Санкт-Петербурга в азиатскую деревню под названием Москва. В Санкт-Петербурге, построенном по европейским лекалам, в конечном итоге восходящим к планировке римского лагеря,...

…Сначала были коммунисты. Коммунисты перенесли столицу из города Санкт-Петербурга в азиатскую деревню под названием Москва. В Санкт-Петербурге, построенном по европейским лекалам, в конечном итоге восходящим к планировке римского лагеря, улицы имели максимальную связность. В Москве, росшей кольцами, улицы имели минимальную связность.

Кроме этого, Москва имела обширные промзоны, образовавшиеся в первой половине XX века. Во всех столицах Европы по коммерческим соображениям такие промзоны к концу XX века были застроены. В социалистической Москве земля цены не имела, коммерческих соображений не было: спальные районы строились за промзонами, а транспортная логистика социализма сводилась к созданию общественного транспорта и виртуальных хайвеев в стиле банановых республик: это когда полиция перекрывает все боковые выходы на правительственную магистраль, и обычная улица превращается для начальственной «Чайки» в хайвей.

А потом государство распалось на части, и городское пространство стало просто местом, которое можно продать. Началась «точечная застройка». А что такое «точечная застройка» с точки зрения транспорта? Это когда на пространство, где спланирована одна транспортная нагрузка, приходится нагрузка много большая.

Муниципальных парковок не строили: продать землю застройщику было куда выгодней. В результате автомобили стали вдоль улиц, превращая четырехрядное движение в двухрядное. В центре Москвы стали строить гигантские торговые комплексы, увеличивая тем самым транспортную нагрузку и руководствуясь принципом, который, как отметил один из ведущих транспортных экспертов Михаил Блинкин, нарушал даже священный принцип сицилийской мафии времен перестройки Неаполя: «Не строй дома поперек дороги».

Короче, всякое представление о том, что город есть связное пространство и обязанность власти есть его планировать, исчезло. Осталось представление, что все, что можно продать, нужно продать.

Загустению пробок способствовали еще два фактора. Во-первых, для себя власть стала решать проблему пробок с помощью «маячков». В результате теперь можно попасть в пробку на Ярославке, потому что на другом конце МКАД менты перекрыли съезд на Рублевку, потому что по ней собачка жены Медведева едет в салон стричься.

Во-вторых, появился ОСАГО. Во всем мире ОСАГО выполняет функцию регулятора дорожного движения. С его помощью две «поцеловавшиеся» машины могут обменяться карточками и разъехаться, не создавая пробки. По моим личным наблюдениям, пробки на МКАД после введения ОСАГО мгновенно выросли в два раза: потому что любое столкновение теперь означало трех-четырехчасовое ожидание ГИБДД. Зато ОСАГО принес гигантские прибыли союзу страховщиков, глава которого был хорошо знаком с Игорем Сечиным: это был все тот же принцип «кусай везде, где кусается».

Автомобилей в Москве в три раза меньше на душу населения, чем в Нью-Йорке, а по транспортной ситуации Москва является худшим городом мира.

И вот в июне случилось то, что должно было случиться: московские власти перекрыли путепровод на Ленинградском шоссе, и до аэропорта «Шереметьево» оказалось невозможно доехать. Очередная соломинка сломала спину быка: количество перешло в качество. Крики пострадавших дошли даже до ушей премьера Путина, и он приказал восстановить движение.

И власть оказалась совершенно неадекватна. Вице-премьер Сергей Иванов потребовал объяснить, почему мост был перекрыт летом (как будто зимой перекрывать его можно), а губернатор Московской области Громов посоветовал народу летать на вертолете.

Сделать было, по сути, ничего нельзя. Проблема была рукотворна, но совершенно неразрешима. Ее создал не конкретный злой умысел, а полное непонимание того факта, что власть — это обеспечение функционирования инфраструктуры общества, а не трата 2 млрд долларов на развязку на Ленинградке.

С пожарами — то же самое. Сначала были коммунисты, которые осушили болота. Болота осушались для того, чтобы извлечь торф, а осушенные земли превратить в поля.

Грандиозность этого преобразования я могу сравнить только с преобразованием монголами экологии Афганистана. В том смысле, что до монголов это была страна плодородных долин и торговых городов, которую завоевывали все, а после монголов, разрушивших сложную систему земледелия, опиравшуюся на колодцы-кяризы, Афганистан превратился в страну бесплодных гор и пустынь, которую не мог завоевать никто.

С той только разницей, что монголы вполне осознанно уничтожали поля и города, которые были не нужны кочевой коннице. А большевики не подозревали, что разрушают легкие России. Чтобы объяснить, что такое болота, скажу только одно: если бы болот в мире не было, то все осадки на планете Земля выпадали бы в 300-километровой прибрежной полосе.

Короче, коммунисты осушили болота, и в 1972 году Россия загорелась. Но у коммунистов действительно была вертикаль власти: они умели не только осушать болота, но и тушить пожары. Гигантская государственная машина мгновенно сработала, эффективность тушения была на порядок выше, чем в 2010 году, и сразу после пожаров власть сделала все, чтобы они не повторились. Тогда-то и была создана система лесхозов и Рослесавиация, которые позволяли подавлять любой пожар практически в зародыше.

 А потом пришла власть, которая умеет только жевать и размножаться. И приняла в 2006-м Лесной кодекс. Лесной кодекс пробили через Думу при жесточайшем давлении администрации президента Путина и вопреки сопротивлению даже многих единороссов, потому что решительно все эксперты предупреждали: сгорим в первое же жаркое лето.

В Лесном кодексе было много чего: например, в нем ликвидировано понятие «незаконная рубка леса». Нет теперь незаконных рубок. Руби, сколько хочешь. В числе прочего были ликвидированы лесхозы, а забота о сохранении леса была возложена на его пользователей. Которые в лице девелоперов и крупных ЦБК и пролоббировали кодекс.

А потом было лето 2010-го. И премьер Путин, который разъезжал на трехколесном мотоцикле и пел хором со шпионами «С чего начинается родина», когда страна уже горела. Ему не сказали, что она горит, чтобы его не огорчать, а без его команды никто ничего не тушил. Потом премьер Путин лично слетал на самолете и потушил пожары (премьер вообще любит позировать на военных самолетах, он только во время Беслана, летя из Сочи в Нальчик, развернул самолет и полетел в Москву), и после того как Путин полетал на самолете, пожары перестали показывать.

Арбидол-министр Татьяна Голикова сурово выругала паникеров, которые сообщили о двукратной смертности москвичей; глава Марий Эл поручил восстанавливать сгоревшие дома компании своего сына; «Единая Россия» в Воронеже разместила на своем сайте смонтированную фотографию о том, как единороссы тушат пожар; и, по сообщению газеты «Рязанские вести», на том месте, где Путин тушил пожар, зазеленели деревья и выросли цветы. Следующим номером будет, вероятно, излечение Путиным золотухи.

Сколько людей сгорело, сколько умерло от смога, чем это угрожает неродившимся детям и каковы последствия для здоровья десятков миллионов человек, вдыхавших отраву, нам не сказали. Система даже в ситуации форс-мажора продолжала делать только одно: воровать и лгать. Больше ничего она не умеет. Она не умеет бороться с пожарами. Она умеет только славить Путина.

Мы пережили то, что опасней любого теракта. Жертв от этих пожаров больше, чем после 11 сентября. Что, кроме пожаров и пробок, нас ждет еще вследствие тотального распада государства? Мне лично даже страшно себе представить.

Вот я хочу вам предложить простой сценарий.

Сначала были большевики. Они создали атомную бомбу.

Потом СССР развалился. На Урале на комбинате «Маяк» построили хранилище делящихся веществ, в котором сейчас находится 25 тонн оружейного плутония и 200 тонн урана. В отличие от всех мировых прецедентов, радиоактивные вещества не рассредоточены, а кроме того, хранилище находится не под скалой — оно просто залито бетоном.

Потом… можете себе легко представить, что может быть в путинском «потом». Пожары и пробки в России возникли в результате бездействия системы. Если вы думаете, что система ядерной безопасности у нас налажена, то я вам так скажу: если бы она была налажена, никто в жизни не построил бы самую большую «грязную бомбу» в мире под открытым небом.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera