Сюжеты

Обед на закате лучше крестового похода

Еще раз про мечеть в Эпицентре

Этот материал вышел в № 95 от 30 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Пумпянскийобозреватель «Новой»

Huttered Burlington Coat Factory store one block from the New York Dolls Gentlemen’s Club — обшарпанное фабричное здание рядом с мужским клубом «Нью-йоркские куколки» Однажды Томас Джефферсон пригласил к себе на обед тунисского посла....

Huttered Burlington Coat Factory store one block from the New York Dolls Gentlemen’s Club — обшарпанное фабричное здание рядом с мужским клубом «Нью-йоркские куколки»

Однажды Томас Джефферсон пригласил к себе на обед тунисского посла. Вместо обычного «2.30 дня» время приглашения было обозначено: «Точно на закате». Наступил Рамадан и 3-й президент США и автор Декларации независимости был предельно внимателен к гостю и его вере. Шел 1805 год…

К чему эта аллюзия? Конечно же, к «скандалу в Эпицентре» («Граунд зеро»), разгоревшемуся вокруг возможного «строительства мечети на месте взорванных небоскребов-близнецов». Так об этом сообщается и на наших телеканалах. «На месте» невольно воспринимается как «вместо». Между тем спорная точка находится не на месте трагедии, а примерно в двух кварталах от нее. Святотатственное строительство предлагается не вместо взорванных близнецов, а вместо обшарпанного фабричного здания рядом с мужским клубом «Нью-йоркские куколки». И построить предполагается не мечеть, а мусульманский центр — с залами для культурных и спортивных мероприятий, рестораном и местом для молений. Кстати, чуть дальше, в нескольких сотнях метров, имеется действующая мечеть, она до сих пор протестов не вызывала. Инициатор спорной идеи — респектабельный мусульманский клирик. Даже когда страсти вокруг его затеи накалились до предела, никому не пришло в голову занести его в стан поклонников Бен-Ладена.

«Новая» откликнулась на это событие дважды. Блистательное эссе Юлии Латыниной (см. «Новую», № 91 от 20.08.2010) — не про политику, оно про несовершенство человеческого вида. Комментарий Константина фон Эггерта (см. «Новую», № 92 от 23.08.2010) эстетически защищен куда меньше, но я не стану спорить и с ним. Полемизировать есть смысл в рамках оригинала — собственно американской полемики.

«Не должно быть мечети рядом с Эпицентром в Нью-Йорке до тех пор, пока нет церквей или синагог в Саудовской Аравии. Время двойных стандартов, которые позволяют исламистам вести себя агрессивно по отношению к нам, требуя при этом нашей слабости и нашей сдачи, прошло… У наци нет права устанавливать свой знак рядом с музеем Холокоста в Вашингтоне». Так высказался Ньют Гингрич, одна из самых заметных фигур Республиканской партии США, и это полюс и квинтэссенция нынешней американской полемики. Глупость — равнять себя с моральным Средневековьем? Оскорбительный цинизм — ну при чем тут Холокост и наци? Демагогия без капли тормозной жидкости.

На этом фоне президент Обама и сказал то, что сказал: «Мусульмане имеют право исповедовать свою религию, как и любой в нашей стране, в полном согласии с Первой поправкой, и это включает право построить место поклонения на земле, находящейся в частной собственности в Нижнем Манхэттене». Каждое слово тут взвешено и на месте — и про конституцию, и про частную собственность, и про местное право. Это, кстати, не означает, что он «одобрил» это строительство на этом месте.

Президенту США необязательно высказываться о целесообразности конкретно того или иного, он не занимается ручным управлением. Его дело — принципы. И право. Он, извините за несколько скомпрометированное выражение, — гарант конституции. И он высказался. Чем нанес себе огромный политический ущерб. Как тут было не разгуляться противникам. Самый рейтинговый радиоголос Америки Раш Лимбо кличет его не иначе, как «имамом Обамой» и «первым мусульманским президентом Америки». Евангелистский проповедник Франклин Грэм в интервью Ларри Кингу по CNN заявил на всю страну: «Я думаю, проблема президента в том, что он родился мусульманином. Его отец был мусульманин. Семя ислама передается через отца, как семя иудаизма  — через мать». Неудивительно, что пятая часть страны искренне считает Обаму мусульманином.

Хотя это все-таки поразительно! Человек написал две подробнейшие автобиографические книги. Всю избирательную кампанию и уже полтора года в Белом доме он ни минуты в тени. Но мрак — нелепая вздорная чернуха — только сгущается. Вот что такое пропаганда! И это в «образцовом» демократическом обществе. Об иных, где де-юре или де-факто установлена монополия на пропаганду, не говорю.

На мой взгляд, главный урок истории под залегендированным названием «Мечеть в Эпицентре» состоит именно в этом. И в том, как повел себя Обама. В реальном, далеко не идеальном американском обществе фундаментальное право и принципы разошлись с политической целесообразностью. Президент Обама выбрал право и принципы.

Впрочем, и с политикой не все так просто. В английском (американском) есть два разных слова — policy и politics. Первое — это содержание государственной деятельности, то, что определяет внутренний или внешний курс. Второе — область избирательной борьбы, битва за голоса. Очень условно по-русски можно сказать, что это реальная и виртуальная политика.

Государственному деятелю реальная политика не оставляла выбора. Сказать «Нет» — означало оскорбить и унизить американских граждан, не только мусульман, но и буддистов, сикхов —  вообще все религиозные меньшинства. И послать сверхопасный сигнал в мир: мы, Америка, сражаемся не с терроризмом. Мы воюем с исламом! А тем временем виртуальная выборная политика властно нашептывала: не давай козырей противникам, нельзя дразнить избирателей, они воспалены.

Политический выбор Обамы может стоить ему выборов — ноябрьских промежуточных в конгресс, на которых демократам грозит серьезное поражение. Но он выполнил свой долг. Это ему зачтется.

Под занавес все-таки позволю себе одно полемическое замечание. «Причины решения Обамы понятны, — пишет Юлия Латынина. — Принципом американской культуры является терпимость. У президента Обамы не было хорошего решения. Отказаться — значит показать нетерпимость. Согласиться — значит показать слабость». Не так. Согласиться (с правом рождения мечети даже неподалеку от Эпицентра) — значит показать силу. Разные ингредиенты сделали американское общество таким сильным, а американский образ жизни столь привлекательным. Дорого давшаяся терпимость среди них — один из самых главных.

Размышления на уровне столкновения цивилизаций требуют не только высоты, но и соблюдения масштаба. Мировое цунами террора на перепаде тысячелетий и схватка с ним могут рассматриваться как эпизод столкновения цивилизаций. Ни больше и ни меньше. Любая смена оптики уже чревата тем, что сбой масштаба приведет к аберрации зрения. Лучше разок пообедать на закате, чем призывать к крестовому походу три раза на дню. Или к джихаду пять раз. Что, впрочем, одно и то же.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera