Сюжеты

Не пора ли очнуться?

Этот материал вышел в № 95 от 30 августа 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

У России сегодня нет будущего. Причины известны всем разумным и честным людям, перечислять их предметно было бы бессмысленным занятием. Дело не только в авторитарном попятном неуклонном скольжении ко многим советским порядкам и нравам. Но...

У России сегодня нет будущего. Причины известны всем разумным и честным людям, перечислять их предметно было бы бессмысленным занятием. Дело не только в авторитарном попятном  неуклонном скольжении ко многим советским порядкам и нравам. Но в сочетании этого с закреплением частной собственности, хотя и – если угодно,  речь идет о торгово-промышленном, особенно крупном и среднем капитале - обычно в самых дикарских, уродливых, беспощадных и пошлых формах. Но речь и о собственниках квартир и огородных участков, и о мелком бизнесе, о лавочниках, о «челноках». Их миллионы и миллионы. Другая Россия. На сей раз – и впредь тесно вписанная в глобальную сеть отношений и инфраструктур, в обязательном  отныне  всемирном финансовом и всяком контексте. Это необратимо. Впервые! Отсюда сдержанный оптимизм. Большинство вменяемых людей давно понимает, говорит и пишет, что наша страна сверху донизу попала в крепкие объятия разросшегося вдвое и коррупционного чиновничества: от  какого-нибудь районного судьи до негласного правителя России Владимира Путина  и его родного КГБ. У нас не будет удовлетворительного будущего пока отношения между начальством и оглупленным, запуганным и апатичным большинством населения не изменятся. Так что нынешним властям придется - поздно или, скорее, все-таки раньше - сойти с арены. А пока мы медленно и безнадежно летим в нецивилизованную  российскую пустоту. В тотальную ложь и цинизм. Отсюда сдержанный пессимизм. Об экономико-политическом режиме толковать, в общем, незачем. С ним все ясно. Ставка на Медведева, по меньшей мере гадательна, и я, судя по его действиям, а не речам, как и многие аналитики, в нее не верю. Хотя его манера вести себя гораздо интеллигентней и симпатичней.

Прибавлю только, что простого отката к лагерному, тоталитарному и совершенно закрытому, изоляционистскому прошлому нет и не будет. Буквальное и всестороннее возвращение к Советам все-таки немыслимо по совокупности необратимых сдвигов. Мы имеем дело не с простым повторением прежних форм существования, а с сильно изменившейся и небывалой исторической конфигурацией. Поэтому политическая борьба, приняв более открытые и преимущественно менее опасные очертания, стала в известных отношениях  гораздо сложней, туманней и затруднительней, чем даже раньше. Нужен «новый распорядок действий». Коротко говоря, эта конфигурация состоит в сращении государственной самоуправной  машины с какой-никакой частной собственностью. Российское население, не без ностальгии потеряв тоталитарный надзор и патронаж сверху начальства, КПСС, в предельно унизительных и жалких, но фиксированных формах, получило маленькую толику свободы.

Свободой в недавней России всегда называлась возможность «вертеться». Сегодня для многих вертеться, и прирабатывать, и приобретать стало легче. Даже жилье, авто и дачу. Это, если угодно,  наш диковинный «средний класс». Много ли надобно для обездоленных россиян? Поэтому вызвать обычных людей на улицу, если в индивидуальном случае не задеты их конкретные, сугубо практические, бытовые ннтересы, страшно трудно. Народ «спит». А лидеры? Героически - как правило, порознь и всегда по способам инерционно, пытаются «что-то сделать».

Итак, стоит говорить не о чиновничестве, не о Путине, это старо и скучно, но о так называемой внедумской «оппозиции». Чиновников когда-нибудь удастся (придется!) поменять необратимо. На выборах, при всплеске волнений (как отчасти после перестройки и по сходной социальной необходимости) произойдет (?) то, что я когда-то, лично и с очень близкого расстояния пережив поразительный политический опыт, притом руководствуясь  обдуманной исторической мировой перспективой,  но и с нетерпеливой  слепой романтической запальчивостью, называл «второй волной». Я и сейчас, как старый историк, убежден: мне лично не дождаться.

Итак, когда и как?

А теперь о главном сегодня.

Если  уйдут и путинщина, и по меньшей мере половина нынешней новой номенклатуры – достичь этого безумно тяжко - но фундаментальная загвоздка все же в другом. Их сотни тысяч, если не миллионы. Кем их заменить?! Ельцин некогда оставил на месте «вторых секретарей» и «крепких хозяйственников», разбавив их некоторым числом  новых людей, иногда порядочных, чаще случайных, полусоветских и попросту ловких. Отчего и «вышло, как всегда».

Новых же, профессионально и политически квалифицированных демократических кадров, естественно, не было. Да и откуда им было взяться при Горбачеве и Ельцине. Что ж, благослови этих вождей, небо, и отпусти им тяжелые грехи.

Примерно та же ситуация теперь. Путей к ее решению я не знаю.

Состоят они, впрочем, как всем известно, в подготовке хотя бы  десятков  тысяч таких кадров в разветвленной  всероссийской оппозиционной среде. Это пока совершенная фантазия.

Ибо я твердо и безоговорочно убежден: никаких оппозиционных именно политиков у нас просто нет. Как и партий или движений. Нет в Москве и нет нигде. Есть мужественные, глубоко порядочные и самоотверженные люди, талантливые люди, я снимаю перед ними шляпу. Есть диссиденты. И даже поштучно, исподволь, на телевидении. А политиков – нет.

Под реальной политической оппозицией я разумею тех индивидов и организации, которые имеют более или  менее серьезную поддержку снизу, которые и формируются в большой мере снизу, будучи демократическими и внутри себя же, по  способам устройства и ведения дискуссий, с уважением к собственным меньшинствам. Это во-первых.

Далее. Такие деятели и партии не должны никоим образом пробовать встроиться в режим, в его показушные затеи и картонные декорации, что вовсе не исключает давления, диалога, даже конструктивного взаимодействия с властями, и условной поддержки по конкретным поводам, если это отвечает убеждениям оппозиционеров. Более того, конечно, вполне допустимы и нужны временные тактические компромиссы с этой бандой. Только никогда нельзя, как мы то и дело наблюдаем, уклоняться, пусть по серьезным финансовым соображениям, от изъявления своей открытой публичной оппозиционной позиции по всем важным для общества  вопросам. Не бояться при любом случае публичной оппозиции и критики.

Наконец последнее, самое болезненное, бесконечно обсуждаемое и наиважнейшее. Нужно, чтобы истинно политические деятели руководствовались особым, политическим же и историческим, методом мышления по ходу своих тактических решений. Абсолютно изменилась по сравнению с 1990-ми годами вся обстановка. Поэтому абсолютно необходима коалиция всех демократических и либерально ориентированных  противников режима. Также и аполитичных гражданских сообществ по любым профессиональным или сиюминутным локальным интересам. Даже не совсем идеологически-отчетливых  сил, даже полудемократических или  околодемократических сил… и, увы, бессилий. Не бояться эпатажных самонаименований и  глупых устаревших лозунгов. Такие вещи  способны по ходу событий развеиваться. Всех оценивать исключительно по сегодняшнему  повседневному и реальному поведению. Лишь бы эти люди были вполне чужды и сталинизму, и совьетизму, и путинщине.

Искать пути к увязке демократизма с либерализмом. Пытаться найти точки Соприкосновения со всеми. В частности, с молодыми коммунистами (в КПРФ, По-моему, потихоньку зреет раскол). Тем более, с сильно помудревшим и отчаянным Лимоновым и его славными ребятами.

Руководствоваться не привычными эмоциями и не, пусть вполне обоснованными и почтенными, предубеждениями. А только политической логикой и зоркостью.

Повторяю, речь идет не о слияниях, а о прочной консолидации и координации всех политических действий по близким позициям. В политике,  как и в бизнесе, обязательна нравственность. Но она не может быть такой же, как в частной жизни. Вы вправе не захотеть пригласить на приятельское застолье неприятных вам лиц, но при политических переговорах вы обязаны через все это переступить и сесть за общий стол. И согласовывать то, в чем можно сойтись.

Существенны не самолюбие и неприязнь, не желание первенствовать (хотя в обычной жизни - что ж в этом дурного?), но только интересы дела. Давно необходимо создание чего-то вроде Народного Фронта. Например, союза вечно отстающего от событий «Яблока» и «Солидарности», очень слабой количественно, но богатой яркими лидерами, и ненавистного многим, вовсе слабого «Правого дела», и правозащитников, и того же Лимонова, и партии Касьянова, и горбачевцев, и автомобилистов, и всех, кто еще подойдет к нам попозже. Конечная цель политиков – приход к управлению. Пусть до поры это выглядит сказочным. Вот тогда и доспорите, тогда и доругаетесь по общим вопросам. Тогда, может быть, и разойдетесь.

Я, кажется, не сказал ничего оригинального, нетривиального. Но я этого и не обещал. Однако, простите, глубоко убежден: о сказанном, не может быть ответственного спора.

Иначе Россия потеряет не только XX-й, но и большую часть XXI века.

Извините за самоуверенность, но мне думается, что Андрей Дмитриевич нынче, как и во времена «условной поддержки Горбачева» и  крайне разнородной « Межрегиональной  группы», двигался бы примерно в этом же направлении.

Не создадите коалиции  -  не сойдетесь на общем для демократической оппозиции  кандидате в президенты.  Торопитесь! Для «раскрутки» умно раскрученного кандидата времени не осталось. Выборы уже на околице.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera