Сюжеты

Я свой, пацаны!

Жалко дивного озера Селигер…

Этот материал вышел в № 96 от 1 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Станислав Рассадинобозреватель

То есть так-то оно никуда не делось, но долго еще будет насмешливо ассоциироваться с «сурковой массой» (шутка советских времен, когда у власти — литературной — был другой Сурков). Как давно жалею о, так сказать, репутации Басманных улиц,...

То есть так-то оно никуда не делось, но долго еще будет насмешливо ассоциироваться с «сурковой массой» (шутка советских времен, когда у власти — литературной — был другой Сурков). Как давно жалею о, так сказать, репутации Басманных улиц, традиционно связываемых с именем опального Чаадаева, а ныне встречаемых разве что в словосочетании «басманное правосудие».

«Кремлевская гопота», «шпана», «шелупонь», даже «мразь» да плюс к тому «хунвейбины» (хотя это вольно или невольно звучит не столько оскорбительно, сколько вызывая в памяти трагическую судьбу «гопоты» маоистской, поверившей было в свой приход к власти). Подчеркиваю: здесь — ни словечка, сказанного от себя лично; все позаимствованы из разнообразных СМИ.

После такого вступления — не чудно ль будет выглядеть страстная дневниковая запись (1973 год) одного из умнейших и светлейших людей ХХ века о. Александра (Шмемана)?

Тем не менее.

«<…> Кошмарен современный трусливый (! — Ст. Р.) культ молодежи. <…> Молодежь — это отречение от детства во имя еще не наступившей «взрослости», Христос нам явлен как ребенок и как взрослый, несущий Евангелие, только детям доступное. Но Он не явлен нам как молодежь. Мы ничего не знаем о Христе в 16, 18, 22 года! <…> Раньше спасало мир то, что молодежь хотела стать взрослой. А теперь ей сказали, что она именно как молодежь и есть носительница мира и спасения. «Ваши ценности мертвы!»  — вопит какой-то лицеист в Париже, и все газеты с трепетом перепечатывают и бьют себя в грудь… Молодежь, говорят, правдива, не терпит лицемерия взрослого мира. Ложь! Она только трескучей лжи и верит, это самый идолопоклоннический возраст и, вместе с тем, самый лицемерный. Молодежь «ищет»? Ложь и миф. Ничего она не ищет, она преисполнена острого чувства самой себя, а это чувство исключает искание. Чего я искал, когда был «молодежью»? Показать себя и больше ничего».

При всем своеобразии и даже, можно сказать, глубоко личном характере этого размышления, оно не кажется неожиданно новым. Собственно, это развитие мысли Сергея Булгакова из статьи в знаменитом сборнике «Вехи» 1909 года: «Каждый возраст имеет свои преимущества, и их особенно много (отметим, как автор умиротворяющее мягок в сравнении со Шмеманом.  — Ст. Р.) имеет молодость с таящимися в ней силами. Кто радеет о будущем, тот больше всего озабочен молодым поколением. Но находиться от него в духовной зависимости, заискивать перед ним, прислушиваться к его мнению, брать его за критерий — это свидетельствует о духовной слабости общества».

И, наконец, много резче: «Духовная педократия (господство детей. — Ред.) — есть величайшее зло нашего общества…»

Величайшее!

В контексте начала моей статьи обе цитаты звучат действительно более чем чудно. Но ни о. Александр, ни будущий о. Сергий и не обращались вразумления ради ни к парижскому лицеисту — было поверившему в свое политическое мессианство, ни к собратьям и сверстникам Александра Ульянова, — бессмысленно, их не вразумишь, не поймут, не услышат. Тем более речь идет не о каких-нибудь там «нашистах».

И не надо мне говорить, что «не все такие». Конечно, не все. Даже среди выучеников якименок, чай, найдутся приблудившиеся экземпляры с покуда чистым сердцем. Закон стада могуч, закон шеренги — тем более. Но речь-то идет — и шла — не об особях, а об обществе, вернее, о его правительственной «элите» с «трусливым культом молодежи».

Да, «кто радеет о будущем…» — и т.п. Власть, ради своей сохранности делающая  — уж насколько искренне, это дело десятое — ставку на молодежь, вроде права. По сути же, сказано, «труслива». Потому у нас — не у первых — происходит грубый отбор тех, кто безмозгло — если не считать мозговитостью желание получать подачки и надеяться на общественную карьеру — повторяет лозунги и установки начальства. Как оно и было в те времена, когда пелось в охотку — теми, кто жил южнее Читы: «Молодым везде у нас дорога…», или как в другой стране молодежь орала: «Сегодня нам принадлежит Германия, завтра — весь мир». (Кстати, кто из них был больше обманут? И те, и другие — равно.) И как следствие — безмозглость хочет быть (и не может не быть) натравленной на тех, чьи мозги ворочаются «не в том» направлении. Творя — как знаем, и сотворив, — новейших «врагов народа».

В результате происходит… Да не расслоение общества, общество и без того расслоено, что на данном этапе его развития, к сожалению, неизбежно. Много хуже: расслоение оформляется наглядно, организационно — под видом достижения цельности, на деле переходя уже в степень вражды, холодной гражданской войны. «Красные» — «белые».

А как иначе? Словоупотребление не обманывает: ежели есть «наши» (кто придумал выразительное название? Тем более выразительное, что «нашизм» будто сам выбрал для себя самую адекватную рифму), как всем остальным, не таким, не попасть в «не наши»?

…А если бы — что чистейшая утопия — делать оную ставку без подобного разделения? Просто — на всех молодых только за то, что молодые? Ведь все равно (прав Шмеман, и правота многократно доказана историей, отечественной или германской) ничего бы не вышло хорошего. Молодежью, при всей ее самолюбивой задиристости, а может, благодаря ей, легко манипулировать  — и, естественно, манипулируют, безбожно ей льстя.

(Повторим, вспомним: «Раньше спасало мир то, что молодежь хотела стать взрослой. А теперь ей сказали, что она именно как молодежь и есть носительница…» Чего-то там.)

Что, как не эта лесть, есть желание современной власти… Не генетически омолаживаться, это тоже не вышло бы, но — косметически омолодиться?

Разумеется, я не смею, скажем, отнимать у того же Путина его законное право иметь тинейджерские вкусы: любить военизированное «Любэ», чьего поющего лидера даже ввели в Думу, или многим иным действам предпочитать бои без правил. На здоровье. Но занятно наблюдать, как власть, сделавшая всю ту же пресловутую ставку, сама попадает в зависимость от своей ангажированной «носительницы», уподобляясь ей даже поведенчески. Тем паче забавно (иначе, пожалуй, не скажешь) ТВ-зрелище молодящейся власти…

Когда премьер по-пионерски поет «патриотические» песни в компании провалившихся шпионов; когда посещает в кожаной куртке на трайке (я свой, пацаны!) сбор «настоящих» байкеров или, что уже многократно осмеяно, «тушит»… Кавычки, кавычки, подобия, мнимости!.. Когда, говорю, «тушит» в роли как бы второго пилота лесной пожар, становясь тем самым — что мне, государственнику (не шучу), обидно и стыдновато — мало-помалу персонажем инфантильным, комическим; короче, когда он, при всей своей маскулинности (обнаженный накачанный торс, владение чуть не всеми видами боевой техники…), являет самоутверждение, то есть опасную для страны неуверенность во «взрослой» своей состоятельности, — тогда ведь и дураку ясно, что он не только ничего не потушил всерьез (а главное — не его это дело), но и сам вроде как все более не вполне «настоящий».

Или — страшная мысль — так и не ясно?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera