Сюжеты

Парень, который взорвал балкон

Объяснительная записка стажера «Новой газеты»

Этот материал вышел в № 96 от 1 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Докладываю. Я, студент первого курса факультета журналистики МГУ, попал под раздачу в период охоты на поджигателей, после пожара в «Хромой лошади». Сейчас живу в общежитии, где по-прежнему обращаются со мной, как с грязью. Состою в...

Докладываю. Я, студент первого курса факультета журналистики МГУ, попал под раздачу в период охоты на поджигателей, после пожара в «Хромой лошади». Сейчас живу в общежитии, где по-прежнему обращаются со мной, как с грязью. Состою в каких-то черных списках, ежедневно выпрашиваю пропуска и простаиваю в очередях 21 из 30 дней июльской практики только потому, что после зимней истории меня забыли включить в какой-то список на поселение и мне негде жить. Но по сравнению с тем, что было тогда, это сущая ерунда...

7 января 2010 года примерно в 00 часов я зажег на балконе общежития настольный фонтан. Хотел создать праздничное настроение своей девушке. Создал. Через 4 минуты я уже писал объяснительную записку. Приказом о внутреннем распорядке в общежитии ДАСа в период новогодних праздников было запрещено ставить и наряжать ели, развешивать гирлянды, хранить и поджигать бенгальские огни и фонтаны.

Морально приготовился к выговору или каким-нибудь отработкам, но целый месяц ровным счетом ничего не происходило: я жил в общежитии, готовился к сессии, ездил на факультет, и меня никто не тревожил. Я успокоился.

Оказалось, что зря: просто все это время университетские чиновники были на рождественских каникулах. Вернувшись, они живо взялись за дело: в один прекрасный февральский день меня вызвал к себе начальник общежития и сообщил мне, что меня выгоняют из университета.

Человеку, который никогда не поступал в МГУ, трудно объяснить, что произошло со мной в эту минуту. На то, чтобы поступить на факультет журналистики МГУ, я потратил последние два года жизни: работал в трех городских газетах, занимался с четырьмя репетиторами у себя в городе, еще к двум ездил заниматься в Москву, не пропустил ни одного дня открытых дверей, ни одной олимпиады, ни одного конкурса. Теперь это все — и высокие баллы ЕГЭ, и призовые результаты университетских олимпиад, и творческий конкурс на 92 балла, и отличная первая сессия — все это горело синим пламенем одного-единственного проклятого настольного фонтана.

Нет, начальник общежития, разумеется, мне соболезновал, но ничего поделать уже не мог, все уже зависело не от него, да и я не родной ему сын… Словом, свое решение он уже принял, а меня вызвал просто так, потому что любопытно было увидеть.

Действительно, любопытно: буквально за несколько дней я из обычного студента первого курса превратился в университетскую знаменитость — «парня, который взорвал балкон».

И вот я побежал по кабинетам чиновников, взывая к их снисхождению. Из Калуги приехала моя мама, но зампроректора по хозяйственной части только довел ее до слез, и она вернулась домой ни с чем.

Дергаться было уже поздно. Во-первых, университетские чиновники уже давным-давно приняли решение и соглашались встретиться со мной только для того, чтобы потешить свое любопытство («Ты тот самый парень, взорвавший в ДАСе балкон?!»). А во-вторых, конечно, контекст. «В контексте недавних событий по-другому нельзя» — эту фразу про пермский пожар, словно скороговорку, повторяли все до единого университетские крючкотворы.

Но мы боролись. Когда мой факультет старался меня защитить (шли непрекращающиеся переговоры с администрацией университета, преподаватели писали на Воробьевы горы письма в поддержку меня, друзья собирали подписи), мое положение ухудшалось самым решительным образом. Неожиданно студентов и преподавателей на самом высоком университетском уровне просили не защищать меня, а моя девушка и две ее подруги, которые видели, как я зажег настольный фонтан, получили строгие выговоры за «недоносительство».

И вот в середине февраля приказ о моем отчислении «за грубое нарушение правил безопасности», подобно скальпу, украшал вход в общежитие. К слову, в ДАСе есть специальная доска для таких приказов, но мне была оказана честь висеть у всех на виду. В назидание.

Три месяца я посещал факультет в статусе вольного слушателя. За это время контекст сменился: прогремели взрывы в московском метро. Безо всяких настольных фонтанов что-то взорвалось и в ДАСе.

Меня восстановили. На том же курсе, где я учился. В том же общежитии, где я жил. В той же комнате. Даже как будто забыли, что еще совсем недавно я был «парнем, который взорвал балкон». Только приказ об отчислении забыли снять с двери — он провисел там еще с месяц.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera