Сюжеты

Сто разъяренных «шашлычников»

Этот материал вышел в № 97 от 3 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

До сих пор не утихают споры по поводу всерьез шокировавшего всех события, случившегося в минувшее воскресенье в Миассе. Само названия этого южно-уральского города Челябинской области уже становится чем-то нарицательным для...

До сих пор не утихают споры по поводу всерьез шокировавшего всех события, случившегося в минувшее воскресенье в Миассе. Само названия этого южно-уральского города Челябинской области уже становится чем-то нарицательным для интернет-аудитории — им пугают. Блогерам, собравшимся на какие-то концерты, френды задают взволнованный вопрос: «А не боитесь, что там у вас случится Миасс?»

 То есть событие у всех на слуху, но все-таки напомню, что в Миассе проходил рок-фестиваль «Торнадо» и послушать известные группы приехали несколько тысяч молодых людей. Нападение голой по пояс сотни (по другим оценкам — 150) вооруженных битами, дубинками и травматическим оружием мужчин на отдыхающих, расслабленных и подпевающих кумирам зрителей произошло для всех внезапно. На десятках видео, которые уже выложены в Интернет, можно при желании отследить: никто поначалу не обращает на эту многоликую живую бомбу особого внимания, фестиваль рок-музыки в открытом поле — не консерватория, захотелось людям оголиться до пояса — их дело, и что там у них в руках — не видно. Они дружными рядами буквально входят в толпу, но первые удары, толчки далеко не всем слышны. И только выстрелы останавливают музыку. На официальном сайте рок-группы «Тараканы» (как раз во время их выступления и случилось нападение) есть видео, где музыканты показывают травматический патрон с металлической сердцевиной, который был найден прямо на сцене. На других роликах разных интернет-ресурсов видно, что несколько человек уже лежат на земле, а побоище продолжается. Бьют лежачих, стоячих, убегающих. Специально никто ни за кем не гонится: отскочил вовремя — и ладно, рядом есть другая мишень. То есть никакой заданности, кого-то конкретного не ищут, попался под руку — получи. Практически все, кто рассказывает о случившемся в блогах, отвергают версию скинхедской акции. Бытовая и поначалу — официальная — версия мстительного шашлычника, который повздорил с парой зрителей фестиваля и в считанные часы организовал и наслал на всех такую обученную, вооруженную бригаду (кто-то уже говорит про полки), вообще воспринимается как бредовая. Есть еще несколько версий, которые не озвучивал уже только самый ленивый: конкурентная борьба между устроителями фестивалей, приближающиеся в регионе местные выборы и т.д. «Кроме покалеченных эта загадочность — самое неприятное здесь, — пишет блогер madniss. «Загадочность» пугает не только его, каждый пытается событие проанализировать. Системно и четко это получилось у блогера под ником piligrim_67. Он не упускает ни одной детали: «…Организована доставка туда и обратно. Своих они не оставили, всех отбили. Сняли майки — организованно пришли — избили —  организовано ушли — надели майки — растворились в толпе… Нападавшие не прятали лица… Если бы эта акция готовилась в области, агентура обязательно сообщила бы об этом ментам… Этого нападавшие тоже не боялись… Нападавшие побросали на месте биты и монтировки. С поверхностей этих предметов легко можно снять следы пальцев рук. Значит, и этого они тоже не боялись… Акция носила ярко выраженный публичный характер. Не было задачи убивать людей или дезорганизовать фестиваль. Основная задача показать — мы есть, мы сильны и организованны, мы можем появиться везде и всегда… Я считаю, что данная акция являлась заказной и политической. Но причины ее гораздо глубже, чем просто борьба двух кандидатов в депутаты в Миассе…»

А давайте попробуем заглянуть в эту «глубину» совсем с другой точки обзора, заглянем в общественное сознание последнего месяца лета, посмотрим на эмоциональный ряд пережитых событий. Аномальная жара, пожары, едкий дым, подскочившая смертность — все это подстегнуло даже самых «согласных» к критике властей. Химкинский лес, существованием которого болело разве что только несколько десятков активистов, журналистов и правозащитников, превратился вдруг чуть ли не во всеобщую заботу. Он аккумулировал негодование. 22 августа на Пушкинской площади в Москве собралось около 5 тысяч человек на митинг-концерт в защиту Химкинского леса. Мы с вами помним, что милиция делала все возможное для того, чтобы концерт не состоялся. Юрий Шевчук почти сорвал голос, ему пришлось петь в слабенький мегафон. По сути, в этот день власти четко продекларировали, что пение, приуроченное к темам, имеющим общественный резонанс, — под запретом. Но через три дня, 25 августа, на концерте в Лужниках всемирно известного ирландского музыканта, лидера группы U2 Боно, который вел задушевные разговоры с президентом Медведевым, опять появляется Юрий Шевчук. Боно представляет его как учителя. «Повышенный резонанс» вынуждает президента страны поручить правительству приостановить вырубку леса, и премьер с этим решением соглашается. Интернет взрывается эйфорией, основной лейтмотив: мы можем влиять на ситуацию, надо быть упорными. В нескольких социальных сетях и в ЖЖ запальчиво и радостно говорится: «Не захотели концерта на Пушкинской из 5 тысяч зрителей, получили на 75 тысяч в Лужниках. Наша взяла…».

 И может быть, Миасс, ставший в несколько дней именем нарицательным, — это ответ: «А, вам не нравился, ребята, старый добрый ОМОН и «жемчужный прапорщик»? Вы обиделись на то, что вам не дали слушать усиленный голос Шевчука? Ну вот и посмотрите, как может быть иначе…»

Это — версия…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera