Сюжеты

Рейдер, который живет под «крышей»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 97 от 3 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера КичановаЖурналист, муниципальный депутат района Южное Тушино

Четыре года назад жители одного из подъездов многоквартирного дома на Рождественском бульваре лишились чердака. Его просто-напросто присоединил к своей жилплощади хозяин квартиры на верхнем этаже. Помогли ему в этом риэлторская фирма,...

Четыре года назад жители одного из подъездов многоквартирного дома на Рождественском бульваре лишились чердака. Его просто-напросто присоединил к своей жилплощади хозяин квартиры на верхнем этаже. Помогли ему в этом риэлторская фирма, Мосжилинспекция, БТИ, ДЕЗ, ОВД Мещанского района и ГСУ при ГУВД города Москвы. А из тех, кто мешал – инициативной группы жильцов, выступивших против беззакония – некоторые сегодня сами находятся в статусе обвиняемых.

Много лет назад Лариса Шульман работала дворником во дворе дома 10/7 по Рождественскому бульвару, а брат Михаил ей помогал. Сегодня три поколения их семьи живут в этом доме. Перед тем, как показать мне ту самую квартиру, с присоединенным чердаком, Михаил звонит матери и предупреждает: «Мы задержимся: идем показать чердак журналисту». Лариса идет с нами. По одному ходить опасно: на членов их семьи неоднократно нападали. Однажды схватили девушку, которая случайно остановилась у их квартиры, приставили нож к горлу – случайная жертва не могла понять, чего от нее хотят. Зато Шульманы прекрасно знают, чего требуют от них: чтобы замолчали.

Как-то Лариса подсчитала, что содержать дом, создав товарищество собственников жилья (ТСЖ) – это экономия в разы. Шульманы инициировали создание ТСЖ в доме, председателем был избран Михаил, а Лариса записалась на курсы по управлению многоквартирным домом. Постигнув эту науку, она сразу поняла, зачем рейдерам какой-то чердак. Схема стандартна и отработана: подставное лицо приобретает квартиру в доме, чаще – в дорогом, присваивает нежилые помещения, увеличивая, таким образом, свою долю в доме, и, как итог, захватывает управление ТСЖ (или создает его под себя при поддержке районных властей), получая полный контроль над домом.* Дальше в сценарии возможны варианты: рейдеры либо заключают договора на обслуживание дома с подрядчиками, которые берут втридорога (и сами, конечно, имеют с этого выгоду) отчего неоправданно повышается квартплата, либо намеренно доводят дом до аварийного состояния, выселяют жильцов, делают косметический ремонт и продают здание.

«Сфера ЖКХ надежно оттеснена в общественном сознании в область комического, – поясняет Михаил. – Считается, что интересоваться этой темой может только несчастный пенсионер да полоумный правдоискатель. Меж тем, жилой фонд был полноценно введен в коммерческий оборот с принятием нового Жилищного кодекса в 2005 году. Тогда же появились ТСЖ. А управление жилым фондом и его обслуживание – это неучтенные миллиарды долларов. Это бизнес городских чиновников, правоохранителей и аффилированных с ними коммерческих структур».

Риэлторская фирма ООО «Вотек-Эстейт» на своем сайте** предлагает клиентам услугу – присоединение чердака к квартире с соблюдением юридических формальностей. Обещают взять на себя всю бюрократию. И там же: «Хотелось бы отметить очевидность зависимости данной схемы от конкретики дома, где расположен чердак …в том числе возможности получения согласия жителей». Дом 10/7 по Рождественскому бульвару оказался непростым случаем как раз из-за упорства жителей. В ходе судебных тяжб Михаил и Лариса убедились, что их случай – далеко не единственный. Так, в доме по адресу Орлово-Давыдовский переулок , д2/5 корп.3 незаконно надстроены два мансардных этажа. Их владелец – Александр Константиновский, глава «Вотэк-Эстейт».

В 2006 году жители подъезда заметили, что на верхний этаж носят стройматериалы, а замок на чердаке спилен. Мужчина, назвавшийся представителем БТИ, объяснил им, что замеряет чердак. Ключи ему дал ДЕЗ, а оплатил работы, как позже выяснилось, хозяин квартиры 23, площадью 107 кв. м., некто Виктор Журбинов. Ему в результате незаконной перепланировки должен был отойти чердак. Рабочих нанимала фирма «Вотек-Эстейт». Шульманы и их соседи написали письмо в Управу Мещанского района с требованием не согласовывать противозаконный проект, но ответа из Управы так и не пришло, а перепланировка произошла, более того – была юридически оформлена. 27 апреля 2007 года Журбинов регистрирует свое право на квартиру площадью 211 кв.м. на основании двух документов – распоряжения Мосжилинспекции, подписанного А.В. Галинниковым, и акта о произведенном переустройстве помещений. Но у Михаила на руках письмо из ФРС, где прямо сказано, что акты Мосжилинспекции не могут быть основанием для регистрации права на квартиру. Откуда же взялись 211 метров?

У Михаила хранятся копии двух абсолютно одинаковых свидетельств о госрегистрации на имя Журбинова: оба датированы 15 августа 2005 года, оба занесены в регистрационную книгу под одним номером. Разница только в метраже. Неужели фотошоп?

Еще один липовый документ – протокол якобы проведенного 28 февраля 2007 года собрания ТСЖ, на котором якобы 3/4 жителей дома согласились на присоединение чердака к квартире – подписан главным инженером ДЭЗа Б.В. Ладожским. По закону для такого решения необходимо согласие всех собственников.

Михаил Шульман, собрав необходимые бумаги, решает подать уголовный иск о мошенничестве. В ОВД Мещанского района тринадцать (!) раз отказали в возбуждении дела, прокуратура, в свою очередь, столько же раз отменила отказ. Процесс все же удалось начать через Генпрокуратуру, но вскоре суд вынес решение: дело прекратить «в связи с неустановлением круга подозреваемых лиц». То, что подложные документы в «единое окно» Мосжилинспекции сдавал лично Журбинов, следователей не смутило. Дело дошло до Главного следственного управления и завершилось удивительным письмом начальника ГСУ при ГУВД Москвы И.А. Глухова с требованием прекратить «необоснованно возбужденное дело», поскольку это всего лишь спор членов ТСЖ между собой, а не хищение общего имущества. Шульманы записались на прием к Глухову, были приняты, но разговор ни к чему не привел.

В феврале 2010 года истцов принял уже сам начальник ГУВД г. Москвы Колокольцев. Результатом их встречи стал письменный ответ из Управления организации дознания ГУВД, что «материалы проверки по фактам мошеннических действий с нежилыми помещениями по адресам: г.Москва, Рождественский бульвар , д10/7 , стр.1 и Орлово-Давыдовский переулок , д2/5 корп.3 были направлены в УБЭП ГУВД г.Москвы». Но прошло полгода, а ответ (это либо возбуждение уголовного дела в отношении чиновников, либо постановление об отказе в возбуждении уголовного дела) до сих пор не получен.

Одновременно на заявителей начали давить: машину Михаила дважды поджигали, угроз по телефону – не счесть. Милиционеры из Мещанского ОВД ходили по квартирам, и расспрашивали соседей об их частной жизни Шульманов. Компромата не нашлось – соседи в основном встали на сторону брата и сестры. Один из соседей, Борис Буренин подтверждает, что согласия на присоединение чердака жители не давали: «Рейдеры составили подложный протокол: не было никакого большинства собственников жилья, а часть подписей была подделана. Какой-то человек выступал по доверенности от моей жены, но она не давала ему доверенности».

Зато жители аварийных квартир и коммуналок, которым выгодно выселение, поддержали Журбинова. Одна из таких собственниц, Светлана Миронова, подала на Ларису в суд, якобы та ее избила. Во время слушания адвокат «потерпевшей» Игорь Соколов то и дело нервно поглядывал на мой включенный диктофон и, наконец, обратился к судье, чтобы тот потребовал остановить звукозапись. Однако, статьи, запрещающей вести запись, судья не вспомнил, и диктофон работал до конца.

У Журбинова, с которым мне удалось поговорить по телефону, есть своя версия событий: «Сначала я купил квартиру, а потом через фирму выкупил чердак. По поводу приватизации чердака прошло собрание жильцов – все были согласны, кроме Шульманов, так как они хотели приватизировать его сами. Я даже нанял специальных людей, которые все перепроверили: все мои документы в порядке. Сам я в квартире не живу – к сожалению, нет денег на ремонт. Я не знаю, кто сдавал проект в Мосжилинспекцию, я далек от всего этого. Этим Игорь пусть занимается. Сам я художник-импрессионист, у меня картины выставлялись в Париже, в Киото…».

Упомянутый Игорь – это Соколов, адвокат не только Мироновой, но и Журбинова. По словам Михаила Шульмана, он лично организовал собрание ТСЖ с переизбранием правления, и именно ему новое правление выдало доверенность на ведение всей хозяйственной и финансовой деятельности Товарищества. Но даже он не смог пролить свет на некоторые странные обстоятельства: «Откуда-то взялось второе свидетельство о государственной регистрации права на эту квартиру за тем же числом, за той же подписью, но на другой метраж. Кто делал этот документ, я не знаю, и знать не хочу». Соколов утверждает, что ему неизвестно, кто подавал документы на регистрацию квартиры. «Поскольку одному человеку невозможно похитить недвижимое имущество, то это обычно преступления, совершенные группой лиц в соучастии. Вот прокуратура и написала, что круг соучастников установить невозможно, – пояснил он, даже не отрицая факта самого преступления. – Утверждать что-то можно, только если есть приговор, вступивший в законную силу. Такого приговора нет, и не предвидится». Что ж, адвокату виднее.

Чердак теперь в частных руках: крышу зимой очистить от снега тяжело, там же – доступ к магистральному отоплению, телевизионным антеннам.

Мне удалось заглянуть и сфотографировать голые стены квартиры. Когда мы спускались, Михаилу позвонила мать: она волновалась, что они так долго не возвращаются – как бы что не случилось с ними в подъезде.

Волновалась она небезосновательно. 24 июня неизвестные избили союзника Шульманов Федора Неронова – он агитировал жителей за перевыборы ТСЖ в своем доме, на Орлово-Давыдовском. Председатель ТСЖ в доме Федора – тот самый Константиновский, глава «Вотека». В дверь позвонили среди ночи – Федор открыл. «Вы Федор Неронов?» Хозяин квартиры кивнул. Двое амбалов сразу начали бить его кулаками по голове и ботинками по ногам. На крики открылась дверь соседки, и бандиты убежали. В травмпункте зафиксировали многочисленные ушибы, кровоподтеки и ссадины. От неожиданности Федор, регулярно тренирующийся боксер, даже не смог как следует дать отпор.

Но рейдеры продолжают вести себя «неспортивно»: за последние полгода Шульманы трижды инициировали возобновление уголовного дела по хищению общего имущества – суд выносил постановление о незаконности его прекращения. Следователи возобновляли дело, но через месяц снова закрывали. Сегодня, 3 сентября, Михаил Шульман, наконец-то, получил уведомление о прекращении уголовного дела. То, на что по закону отпущено трое суток, сделано через три года.

20 июля на заседании по иску Михаила о признании незаконным собрания ТСЖ от 9 апреля 2009 г. Миронова наконец-то поведала настоящую цель захватчиков (имеется диктофонная запись): мы заинтересованы, сказала она, «чтобы наконец семья Шульманов, захватившая наш дом, была уничтожена!».

Комментарий специалиста

Марина Овчинникова, эксперт межрегиональной общественной организации «Справедливость»:

– Похожая система существует с конца 90-х годов, но сейчас безнаказанность позволяет уже не скрывать преступления. Обычно мошенник подделывает документы, потом договаривается в суде и в территориальной прокуратуре. Судья, прокурор, БТИ (обязательно!), Мосжилинспекция – это соучастники захватов. А самый главный герой – Префектура, потому что есть межведомственная комиссия, которая занимается утверждением плана переоборудования квартиры, ее председатель – или сам префект, или его первый заместитель. Комиссия практически ничего не проверяет, сразу согласовывает незаконный проект, и он автоматически попадает в БТИ. Чиновникам достаются взятки, самому рейдеру – недвижимость. Захватив одну квартиру, он начинает потихоньку «выдавливать» жителей дома. Если он взял на себя еще и полномочия председателя ТСЖ, он может по разным договорам на коммунальное обслуживание брать с людей большие деньги. Представьте, человек живет в своей квартире, а потом раз – и у него по коммунальным платежам вдруг оказывается огромный долг. Захватчик обращается в суд, чтобы житель погасил долги, а если человек этого сделать не может, то его выселяют. Практически все риэлторские фирмы в Москве – бывшие черные рейдеры, просто сегодня они легализовались.

* ТСЖ работает как акционерное общество – у кого больше метров («акций»), у того больше голосов.
** В настоящее время на сайте компании этого уже нет, однако редакция располагает скриншотом прежней версии страницы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera