Сюжеты

Политический театр в России-2

Часть первая: Жара

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 98 от 6 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

В мае нынешнего года «Новая» (в № 49 и 50) опубликовала статью Александра Рубцова о театрализации политической жизни в России, вызвавшую сильный резонанс как у публики, так и в самом «политическом театре». Сегодня — продолжение этой темы...

В мае нынешнего года «Новая» (в №  49 и 50) опубликовала статью Александра Рубцова о театрализации политической жизни в России, вызвавшую сильный резонанс как у публики, так и в самом «политическом театре». Сегодня — продолжение этой темы автором.

Сюжет был бы исчерпан, но спектакль разворачивается с новой силой. И не только спектакль. Предвыборный сезон не начался, а в зале уже душно — как перед грозой.

Весенние мотивы

Идеи тех майских публикаций были просты и понятны:

1) Театральность политики зашкалила: всё (отношения, практики, институты) не вполне настоящее; политтехнологии и ТВ уже значат больше, чем управление и результаты;

2) Вкус изменяет, качество постановок низкое, рассчитано на монополию, на подавление соперников и восторги клакеров, на отсутствие у людей рефлексии и чувства меры, порой просто на убогих;

3) Эстетический эффект (высокий катарсис) держится, только пока в зале не каплет с потолка, а в буфете нет перебоев с продуктами,  — иначе овации переходят в свист, обожание в ненависть, а это вот оно, почти уже;

4) Модернизация начинается с «вешалки» — с политического пиара и новостных программ, являющих стране картины управления ею и катания в тандеме;

5) Детеатрализация всей страны — задача не просто морально-политическая, но историческая, затрагивающая всю нашу «фасадную культуру» — цивилизацию блеска и нищеты, золотой лепнины и упавших заборов, высот духа и бытовой низости — сам характер нации.

Предлагался ряд знаковых и организационных мер, которые должны были бы показать, что власть знает, с чего начать, — и готова «начать с себя».

Грабли как инструмент пиара

Может показаться, что те статьи были написаны от души и наотмашь. Это не так. Наш театр заслуживает большего, а словарный запас у меня гуще. Но там была бесплатная консультация — разбор ошибок, которые легко видны «из зала», тем более из профессии. И напоминание, к чему все это приводит, — рано или… очень рано. Прошлое знает немало широкоформатных постановок, когда триумф на старте оборачивался политическим крахом и мировым позором в финале — большим историческим фиаско. Даже в лучшие свои годы саморекламой надо заниматься так, чтобы не было потом мучительно больно.

За лето что-то изменилось. В кремлевском пиаре стало чуть меньше прямых ляпов, видных даже умственно и нравственно отсталым. Но в целом нехороший тренд набирает силу. Новости главных каналов уже походят на личные видеоальбомы начальства с парадными коллекциями высочайших поз и развлечений. Подобные записи с видами себя обычно показывают гостям за чаем — но именно за гостей вас тут и держат. Длительность кадра увеличивается медленно, но верно — уже близко к Тарковскому. Зато яркость растет по экспоненте. Такой температуры пиара, как этим летом, особенно в августе, в стране не было тысячу лет, за всю историю наблюдений. И вообще не было.

А вот ответы на неумеренный «политический харассмент» были, известны, изучены: реактивный эффект неизбежен. Он может быть отложенным, но тем сильнее отдача.

В мае я написал: «Новости главных каналов начинаются с видов на управление страной. В кадре — рабочая информация о деятельности высших лиц государства. Ловля рыбы, катание с гор и виртуозное управление стоящими на земле истребителями пока отложены». И ошибся. «Пока» было недолгим. Будто в назидание слабому аналитику рыбы превратились в китов, самолет взлетел, а вместо лыж по сезону поехала «Калина» желтая. Что-то во всем этом было неизгладимо курортное, отпускное. Постановщики увлеклись картинкой, забыв, что хотя и лето, но дела горят. А с ними и экономика.

Любовь и выборы

Зачем же все это — да еще так густо? Что произошло (или должно произойти)?

Первый эффект, активно обсуждаемый в дамском отделении нашей бытовой политологии, — впечатление вдруг нагрянувшего сильного чувства, внезапной любви, желания кому-то скоропостижно понравиться, произвести неотразимое впечатление, соблазнить, наконец. Все очень красочно, эффектно, мужественно, подтянуто и спортивно. Особенно антураж, техника и прикид. Взять хотя бы «путину Путина». Премьер и море. Или самолет: премьер и небо. Так тушат не те пожары, так ловят не рыбу, а женщин. Проверено.

Но наши дамы зря тешат себя мечтами о столь высокой куртуазности. Никаких «шерше»: не тот статус плюс накал ситуации и реальная ответственность за судьбу страны.

Бывает болезненная влюбленность в себя — примерно с такой же тягой к нарядному. Но она не бывает внезапной. Точнее, не бывают внезапными ее обострения, приступы. Особенно когда кругом кризис, все пылает — и все это на тебе. Хотя столь яркий фон, как этим летом, очень провоцировал нарциссическое «на себя посмотреть и людям показать».

Когда дым рассеялся, вспомнилось, что приступы украшательства бывают и от неразделенной любви. Это теплее, даже горячо. В середине лета открылось резкое падение рейтингов тандема, тоже небывалое за всю историю наблюдений — сразу процентов на десять. Причем в виде тренда  — который, естественно, надо было резко остановить и поправить (если получится). Это еще одно объяснение пожара на фабрике грез — и оно вполне реалистично. Даже если сейчас рейтинг лидеров не критичен (поднимали и не с таких «высот» — с нуля), его падение в любом случае вызывает невроз, желание срочно проверить: все и в самом деле так серьезно — или же это можно купировать и снова нагнать всенародной любви через телевизор. Ударная сила ТВ — родовая травма политика В. Путина. Обратная коррекция рейтинга нужна здесь даже не для дела, а для самоощущения и ориентации в политической перспективе. И вообще для выяснения: есть ли она, эта перспектива, все ли с этим электоратом по-прежнему возможно, если и дальше держать Останкино на положении Триумфальной?

Возможно также, что мы наблюдаем ответ на растущую отвязанность оппонентов и прессы. Раньше такого не было — а тут будто с цепи сорвались, с переходом на личности. И это только начало.

Однако все, эксперты и люди, подумали и сказали другое: предвыборная кампания началась — премьер решил снова стать президентом. А президент не решил: его пиар пока проще и более дежурный, не столь агрессивен. Судя по картинке, именно штаб премьера в угаре: ставка на максимум, ресурс ударный и без счета, политтехнологи последними силами выжимают из своего вполне серого вещества все самое яркое, на что только способны.

Действительно, практически все последние мизансцены взяты из прописей именно предвыборных кампаний: кто и куда поехал, что посетил, как встретился с народом и прессой. Люди в этих сюжетах не народ, а именно статисты в постановке, образцовый кусок электората. Режим и география поездок по стране — все это ничего не напоминает? Для полного ощущения наваливающегося на нас очередного праздника демократии не хватает, чтобы в новостях появились сюжетики, в которых каждый день в разных городах и весях Зюганов встречается с рабочими, Жириновский с жириновцами, а Явлинский с врагами по партии.

Но пока это все — лишь домыслы. Что они там про будущего вождя себе и нам решили, не знает никто, скорее всего, и они сами: эскизы есть, но за это время все может не раз измениться — и кардинально. Мы же пока наблюдаем не просто театр, но театр теней. И за подсвеченным экраном не плоть, а тоже тени. За видимой определенностью и уверенностью в будущем скрывается то, что высшая арифметика называет «мнимыми величинами». Отчего и версия предвыборного старта вовсе не очевидна (или как минимум она не одна). Теоретически не исключено, что, нагнетая весь этот пиар, премьер вовсе не решил снова стать президентом. Просто ему в любом случае, даже в случае ухода (в хорошем смысле слова) жизненно (в прямом смысле слова) необходимо организовать сцену второй передачи власти. И опять из рук в руки. А для этого он должен оставаться Лидером Нации, причем не только по наущению уполномоченного по детям, но и по рейтингу — а значит, по своему политическому весу (как он понимается в политике театра). И перед выборами Д. Медведева была параллельная кампания его патрона — чтобы было понятно, даже не кто приходит, а кто остается. Потому и был невидимый миру «план Путина», о котором потом все быстро и без слез забыли, включая придворных аналитиков и родную партию.

Если же премьер все это делает в преддверии парламентских выборов, ради своей «Единой России», то это жертва: в моральном отношении оно сомнительно, а в правовом… тоже. Не хватает только в федеральный бюджет отдельной строкой заложить избирательную смету ЕР. А ведь прошла бы.

График кампании. Хронополитика

Разговор о предвыборной кампании если и возможен, то скорее в такой модальности: как о чем-то пока еще не вполне решенном и в любом случае не столь близком. Иначе это был бы откровенный фальстарт с перспективой совершенно непрофессионального перекорма. А перекормить публику политиком куда опаснее, чем недобрать в мелькании. Особенно когда речь идет не о раскрутке нового персонажа, а о политике более чем примелькавшемся, изученном и с грузом несостоявшихся ожиданий, к которому претензии уже копятся и заточены на предъявление. В азах политического пиара есть страшное слово: «надоел».

В самом деле трудно представить себе, как можно поддерживать этот накал полит-рекламы еще полтора года. А ведь потом надо будет еще усилить! Даже если найдется, как и чем, всех будет воротить, да и все равно рано или поздно кончатся сами эти пиаровские стероиды. К тому же у публики и у самих политиков формируется привыкание к сильно тонизирующим средствам, от которых вред, как от наркотиков: они разрушают организм и психику, но без них пациент уже не может.

Однако даже если все это не брать во внимание: интересно, куда еще можно загнать фигуранта? Под воду, глубоко? Под землю — еще рано. На Камчатке был, дальше некуда, страна кончилась. Управлять паровозом — низко. Остается космос, и это слово 1 сентября уже произнесено. Но это был бы плагиат у юриста Юрия Батурина, выше всех взлетевшего из команды помощников Бориса Ельцина.

Судя по всему, теперь должны появиться паузы, разгрузочные дни. И придется снизить театральность — если там вообще есть самим себе понятные стратегия и тактика, грамотно сделанный график.

(Окончание следует)

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera