Сюжеты

Сам себе экстремист

Как в подмосковном Троицке милиционеры обращаются с человеком, пережившим покушение

Этот материал вышел в № 98 от 6 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр ЛитойНовая газета

В подмосковном Троицке прописан 25-летний Владимир Скопинцев. Анархист и антифашист, он известен как музыкант групп «Политзек» и Change the world without taking power. У той и другой пара тысяч поклонников. Его фотографии, а также адрес...

В подмосковном Троицке прописан 25-летний Владимир Скопинцев. Анархист и антифашист, он известен как музыкант групп «Политзек» и Change the world without taking power. У той и другой пара тысяч поклонников. Его фотографии, а также адрес прописки неоднократно появлялись на фашистских сайтах, подкрепленные призывами к расправе.

Вечером 2 сентября по этому самому адресу находился отец Владимира и его младший брат — 21-летний Андрей. Кстати, мать Владимира и Андрея, преподаватель математики в местной гимназии — призер конкурса «Учитель года Подмосковья-2010». Ее фотография висит на красиво оформленной Доске почета, установленной рядом с Троицкой администрацией.

По словам Андрея Скопинцева, события развивались таким образом: около одиннадцати вечера Андрей вышел на балкон поговорить по телефону, и мимо его головы, сантиметрах в тридцати, просвистела пуля. Затем он услышал, как от дома спешно отъезжала машина. Вызвали милицию. По словам Андрея, по предварительным данным, стреляли, вероятно, из какого-то самодельного «огнестрела». Милиционеры осмотрели место происшествия, попросили Андрея и его отца проехать в городское УВД. После формального рассказа о случившемся отца попросили подождать в коридоре, а молодого человека пригласили в один из кабинетов.

С Андреем, которого только что чуть не убили, там не церемонились. Его допрашивали двое не представившихся людей в штатском, как Андрей понял, имеющих отношение к центру «Э».

«Допрос проходил по гестапо, — рассказывает Андрей. — Они орали, унижали, требовали признаться, что я якобы экстремист, требовали «всё рассказать» о брате и о себе. Отобрали паспорт и телефон, переписали номера из адресной книги. Били, но так, чтобы не оставалось следов».

В результате отец и младший брат Владимира Скопинцева провели в троицком УВД всю ночь и буквально сбежали оттуда утром — их как бы не задерживали, но паспорт Андрею не возвращали, говорили, что должен приехать какой-то «начальник». В субботу, на момент подписания номера, паспорт Андрея все еще находился в УВД.

Андрей Скопинцев рассказал «Новой», что обратился в правозащитное «Движение за права человека» — совместно они готовят заявление о неправомерных действиях милиции.

Полковник Евгений Гильдеев, начальник управления информации и общественных связей ГУВД Московской области, сообщил «Новой», что троицкие милиционеры выясняют обстоятельства стрельбы, но отрицают, что били Андрея Скопинцева.

История вызвала резонанс на городском форуме: «И до Троицка докатилось, вроде город маленький и тихий, а все равно сволочи нашлись. Имена бы милиционеров прописали… Все друг друга знают, можно бытовую травлю устроить». «Очень не хотелось бы, чтобы борзость (если таковая имела место быть) троицкой милиции осталась ненаказанной». «Лет 5 назад на 9 Мая забрали друга за якобы «ругание матом», также мурыжили и заставляли в чем-то признаться. Пока его ждал, привозили много еще людей, и особо с ними не церемонились, запомнился эпизод, когда парня милиционер ударил коленом в лицо. Печально, что эта по…нь продолжается».

На том же форуме появился и рассказ от имени человека, которого привлекли как свидетеля по эпизоду о стрельбе. Он рассказывает, что со свидетелями в милиции обращались также не особо корректно. Например, приводится диалог с неким «нетрезвым мужчиной в костюме», который, судя по рассказу, участвовал в допросе:

— Тебе жизнь родителей дорога?

— Да, конечно.

— Тогда говори, б…, что произошло!

Связаться с людьми, которых привлекали как свидетелей, «Новой» пока не удалось.

P.S. «Кампания по освобождению химкинских заложников» выпустила пресс-релиз, в котором в качестве одной из версией стрельбы по квартире Скопинцевых выдвинула месть неких бандитов за атаку на химкинскую администрацию. Как гипотетическая такая версия имеет право на существование.

В рамках масштабного давления на различных активистов «после Химок» милиционеры приходили и на квартиру к Владимиру, но не застали его дома. Когда меня допрашивали по этому делу (после получившего резонанс снятия меня с поезда в Туле), следователи говорили мне, что считают Владимира Скопинцева «одним из лидеров антифа». То есть в истории с битьем стекол в химкинской администрации его имя фигурирует, хотя, по данным «Новой», самого Владимира при погроме вообще в Химках не было. Но с расследованием этого дела связано столько произвола, что удивляться уже ничему не приходится.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera