Сюжеты

Судебная система не нацелена на осуществление правосудия на началах состязательности

Письмо в редакцию адвоката Владимира Квачкова

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 98 от 6 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

С интересом прочитал довольно спорную статью «Суд над присяжными». В статье делается акцент именно на фигуре А.Б. Чубайса и приводится вырванная из контекста цитата Квачкова: «…Убийство Чубайса не уголовное преступление, а акт...

С интересом прочитал довольно спорную статью «Суд над присяжными». В статье делается акцент именно на фигуре А.Б. Чубайса и приводится вырванная из контекста цитата Квачкова: «…Убийство Чубайса не уголовное преступление, а акт «национально-освободительной борьбы». Да, действительно, он такие слова говорил, правда, не ДО, а ПОСЛЕ произошедшего события, уже будучи заключенным, и значительно позднее произошедших событий. Мотивация должна предшествовать преступлению, а не наоборот. А в данном случае именно эта фраза ему вменялась в обоснование мотива преступления. Между тем судом так и не был установлен факт, что Квачков где-либо, когда-либо, в присутствии кого-либо произносил подобные фразы ДО происшествия 17 марта 2005 года.

Ссылка на то, что оправдательному вердикту присяжных Квачков обязан только тем, что «рыжий всероссийский аллерген» должен быть уязвлен оправданием подсудимых», по сути оскорбляет тех людей, которые, позабыв про свои дела, работу, отпуска, 10 месяцев вместе с нами, адвокатами, судьей, прокурорами, потерпевшими, кропотливо работали в этом судебном процессе, устанавливая обстоятельства дела, после чего с 16.30 20 августа до часа ночи 21 августа выносили решение. На моей памяти нечасто присяжные столько времени обсуждают и выносят решение, если при этом руководствуются исключительно личными симпатиями. Кроме того, Квачкову, Яшину, Найденову и Миронову вменялось не только покушение на жизнь Чубайса. Если бы на Чубайса, то, может, процесс быстрее бы закончился. А им вменялось покушение на жизнь: водителя Дорожкина, помощника Чубайса Крыченко, охранников Моргунова, Хлебникова, Клочкова. А кроме того, на жизнь абсолютно постороннего, случайно проезжавшего мимо Игоря Вербицкого, и, более того, прокуроры постоянно подчеркивали, что покушение было осуществлено общеопасным способом, от которого только чудом не пострадали посторонние лица, коих тоже хватало на этой оживленной трассе. Таким образом, подсудимым вменяли в вину покушение на жизнь как минимум семи человек, а отнюдь не одного Чубайса.

В статье написано, что судья «пыталась добиться юридической чистоты», о том, что «присяжные оправдали терроризм как метод решения политических вопросов» и, конечно же, о том, что «система собранных доказательств вины» была безупречной.

В том-то и дело, что не была. И Чубайс тут ни при чем. За прошедший год (с июня 2009 года) это второй оправдательный вердикт, который получили мои подзащитные в Московском областном суде в процессах под председательством судьи Пантелеевой Л.Л. В предыдущем процессе моим подзащитным был молодой пацан лет двадцати пяти с девятью классами образования из поселка под городом Электросталь. Чубайса, он, может быть, и видел (в чем я не уверен), но только по телевизору, и уж точно отношения ни к нему, ни к Квачкову не имел. Почему же и его оправдали присяжные? Потому, что адвокат Першин такой везучий? Нет, как раз потому, что система собранных доказательств была небезупречной.

Потому что следствие должным образом работать и доказывать вину обвиняемого не желает, а зачастую привлекает к уголовной ответственности людей совершенно необоснованно. Прокуратура утверждает обвинительные заключения по этим «сырым» делам и самоуверенно направляет их в суд. И если в суде без участия присяжных, там, где секретарь федерального судьи зачастую ДОСЛОВНО переписывает даже показания свидетелей в суде из обвинительного заключения, вплоть до грамматических и орфографических ошибок, эта система работает, то при осуществлении правосудия с участием присяжных заседателей она начинает буксовать.

И когда я присяжным говорю: «Я такой же гражданин, как и вы. Более того, я — офицер милиции, хоть и в отставке. Я так же, как и вы, не хочу, чтобы на улицах нашей страны люди грабили и убивали друг друга. Но я так же не хочу, чтобы в России люди сидели в тюрьмах по необоснованным обвинениям и приговорам», присяжные понимают, что, действительно, это может коснуться и их!

Не секрет, что даже при Сталине процент оправдательных приговоров в их общем количестве составлял 8%. Сейчас 0,8%. Это с учетом приговоров, вынесенных на основании вердиктов присяжных. Что случилось? Неужели следствие лучше работать стало? Органы совсем перестали ошибаться? Да нет. Одернуть некому. Судебная система, на мой взгляд, нацелена на что угодно: на борьбу с преступностью, на устранение просчетов следствия, на производство статистических показателей, но только не на осуществление правосудия на началах состязательности при равноправии обвинения и защиты перед судом. Как и должно быть согласно УПК РФ. И присяжные, как судьи из народа, как судьи факта, все это видят.

Что же касается этого процесса, то столько грязи я не видел никогда. Какая там юридическая чистота!

Защитник В.В. Квачкова
адвокат Алексей Першин

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera