×
Сюжеты

Дело — труба

Экологическая катастрофа в Норильске спровоцировала Путина на резкие заявления

Этот материал вышел в № 98 от 6 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

На прошлой неделе Владимир Потанин, исторический владелец ОАО «ГМК «Норильский никель», получивший его как отец залоговых аукционов вкупе с еще 21 компанией, принял от премьер-министра Владимира Путина недвусмысленный сигнал. Свой визит в...

На прошлой неделе Владимир Потанин, исторический владелец ОАО «ГМК «Норильский никель», получивший его как отец залоговых аукционов вкупе с еще 21 компанией, принял от премьер-министра Владимира Путина недвусмысленный сигнал. Свой визит в Заполярье премьер начал с заявления о том, что «Норильск включен в список городов с наибольшим уровнем загрязнения воздуха по диоксиду серы и особо тяжел в экологической ситуации».

Катастрофическая экологическая обстановка в Норильске ни для кого не является секретом. Но мало кто знает, что причиной ее существенного ухудшения стало решение руководства «Норникеля» трехлетней давности укоротить трубы комбината. Менеджмент «Норникеля», который, заметим, полностью контролируется не самым крупным собственником предприятия, известным меценатом Владимиром Потаниным, внял требованиям США и Канады — они жаловались, что ядовитые выбросы «Норникеля» долетают до их территорий и портят тамошнюю экологию.

При проектировании завода оптимальная высота труб была рассчитана таким образом, чтобы обезопасить окружающую среду от промышленных выбросов. И претензии американцы и канадцы предъявляли еще в советское время. Но тогда власти не пошли на поводу у соседей. Времена изменились, у «Норникеля» в середине 90-х появились частные собственники, которые за счет продажи его продукции обеспечили себе первые строчки в списке «Форбс», новые технологии экобезопасности стали более эффективными и доступными, но вместо того чтобы создать мощную очистительную систему, руководство комбината просто и дешево укоротило трубы, принеся в жертву здоровье местных жителей.

Туристы в Заполярье

И вот теперь российский премьер приехал напомнить топ-менеджерам предприятия, что «решение экологических проблем Норильского промышленного района сегодня является основной задачей руководства «Норильского никеля». По словам премьера, ряд металлургических компаний «вкладывали очень приличные деньги последние лет семь в решение этой проблемы и на порядок снизили нагрузку на окружающую среду». «В Норильске нет этого,  — заявил глава правительства. — Вкладывать надо средства в реконструкцию предприятий. Это серьезный вопрос. Либо комбинат будет модернизирован, либо на каком-то этапе придется принимать решения о существенном повышении экологических штрафов». Ультиматум из уст Путина прозвучал угрожающе: «Если не хотят — значит, не хотят там работать».

Сегодня у руля крупнейшего в мире производителя никеля и палладия, одного из ведущих поставщиков платины и меди, стоит команда олигарха Потанина во главе с Владимиром Стржалковским. В СМИ гендиректора «Норникеля» называют «туристом»  — что и неудивительно: Стржалковский ранее занимал должности заместителя министра по физической культуре, спорту и туризму РФ, председателя исполнительного совета Всемирной туристской организации и пост руководителя Федерального агентства по туризму. С собой на «Норникель» он привел еще одного «отдыхающего» — Евгения Муравьева, который сегодня является директором Заполярного филиала ГМК «Норильский никель». В прошлом Муравьев курировал санаторно-курортное и туристическое направления в администрации Краснодарского края, что далеко как от Севера, так и от проблем горняков.

И третий металлург-любитель — первый заместитель Стржалковского по внешнеэкономической деятельности Олег Пивоварчук. За семь лет до появления на «Норникеле» он работал сначала заместителем гендиректора по коммерческим вопросам ЗАО «Управляющая компания «Динамо», а затем исполнительным директором ЗАО «Динамо-Телеком». И зарекомендовал себя на этих должностях не с лучшей стороны. В управляющей компании он благополучно «продинамил» работы по реконструкции Петровского парка, на которые федеральный бюджет выделял немалые деньги. И только после ухода Пивоварчука стадион обрел эффективного инвестора. В «Динамо-Телеком» он отвечал за проведение в режиме online Всероссийской государственной тиражной лотереи, но ни одного розыгрыша так и не состоялось. Последовавшее за этим рассмотрение иска Россвязи проходило уже без участия Пивоварчука, который к тому времени перешел на руководящую должность в «Норникель».

Жертвы Сочи

О том, что интересы нынешнего руководства комбината, поддерживаемого Потаниным, отличны от интересов предприятия, красноречиво говорят инвестиционные мероприятия компании. В частности, затраты на непрофильный актив «Норникеля» — санаторий «Заполярье» в Сочи, куда, вопреки обещаниям Стржалковского, рядовых норильчан не пускают, — составили 5 млрд руб. Это почти в 3 раза больше расходов предприятия на поддержание социальной сферы Норильска в 2009 г. Зато туристическое направление, да еще и во время Олимпиады, может приносить неплохие дивиденды менеджменту «Норникеля». Который и так не бедствует — годовой доход того же Стржалковского составил около 25 млн долларов. А средняя зарплата рабочего в Норильске, где люди уходят на пенсию в 45 лет, — 60 тыс. руб., т.е. за 12 месяцев гендиректор получает 1040 годовых окладов металлургов.

Еще одна «важная» статья расходов — спонсорство сборной России по футболу — этим летом компания заключила контракт с командой на 12 млн долл. Поддержка и без того не обделенных судьбой 22 взрослых футболистов (включая запасных) оказалась важнее помощи детско-юношеским спортивным школам, на поддержание которых «Норникель» выделял в год немногим больше 3 млн долл. На «футбольные» деньги можно было бы 4 года содержать ДЮСШ на 260 детей.

Впрочем, детей норильчан уже не спасут никакие инвестиции в здоровый образ жизни. Большинство из них — астматики и аллергики с рождения. По мере их взросления к этим заболеваниям добавляются проблемы с щитовидкой, сердцем, сосудами, а также онкология, особенно рак молочной железы.

Поскольку точные данные об уровне загрязнения в Норильске руководством комбината тщательно скрываются, местные биологи и экологи оценивают обстановку с помощью грибов, мхов и других растений, измеряя в них количество тяжелых металлов. Цифры не утешают никак: даже в грибах, найденных вблизи местного лечебного профилактория, предельно допустимый уровень концентрации никеля оказался превышен в 8 раз, цинка и свинца — в 6, кадмия — в 46, а меди — в 25 раз. «Новая газета» однажды написала: «Норильский горсовет давным-давно объявил регион зоной экологического бедствия. Город пахнет серой и выглядит вполне инфернальным. Здесь текут разноцветные реки. В пространстве разлито столько химии, что ощущаешь себя в наглухо закрытом гараже, где работает машина».

В последние годы природоохранные органы, а теперь и руководство государства, демонстрируют повышенное внимание к экологическим проблемам Норильска, где, по данным статистики, около 134 тыс. жителей (всего в городе проживают 200 тыс. человек) страдали респираторными заболеваниями различной степени тяжести. Норильск считается одним из самых загрязненных мест на планете  — черный снег уже никого не удивляет, как и привкус серы.

Несколько лет назад международная экологическая группа Blacksmith Institute составила рейтинг 10 наиболее загрязненных городов мира. В топ самых неблагополучных населенных пунктов попали нижегородский Дзержинск и Норильск, который директор института Ричард Фуллер назвал «просто романом ужасов».

Росприроднадзором по безответственности!

Чтобы переломить эту ситуацию, во время визита Владимира Путина в Норильск было подписано соглашение между Федеральной службой по надзору в сфере природопользования и «Норникелем» об обязательствах компании в ближайшие три года сократить выбросы загрязняющих веществ, а также модернизировать или закрыть конкретные «вредные» цеха комбината.

В том, что Росприроднадзор возьмет выполнение этого соглашения под особый контроль, можно не сомневаться. Ведомство уже давно пытается обязать руководство предприятия отвечать за бесконтрольные выбросы производственных отходов. И только благодаря личному вмешательству премьера Росприроднадзору удалось переломить ситуацию.

Еще два года назад тогдашний заместитель главы ведомства Олег Митволь обращался с ходатайством в прокуратуру Норильска о возбуждении уголовного дела против ГМК «Норильский никель» по факту нарушения законодательства в области экологии. По данным Митволя, в 2007 г. уровень загрязняющих веществ в выбросах предприятий компании превышал ПДК в среднем в 100 — 450 раз, а по меди  почти в 2,5 тыс. раз —  в целом ущерб от допущенных нарушений оценивался в 2,7 млрд руб. Но уголовное дело до сих пор не возбуждено.

Годом ранее Росприроднадзор проверил Заполярный филиал компании в Норильске и выявил серьезные нарушения водного законодательства. Специалисты надзорного органа пришли к выводу, что «Норникель» допускает существенные сбросы загрязняющих веществ  — железа, никеля, нефтепродуктов, свинца, меди, хлоридов, нитратов, кальция, магния, фосфатов, цинка — в реки Щучья, Новая Наледная и др. Также в акте проверки отмечалось, что «компания не в полном объеме и в нарушение установленных сроков выполняет водоохранные мероприятия» и искажает данные первичного учета в части водоотведения.

В начале 2008 г. Росприроднадзор направил в арбитражный суд Красноярского края иск к «Норникелю» о возмещении вреда водным объектам на сумму 4,35 млрд руб. И только в июне этого года суд удовлетворил исковые требования федеральной службы, и то лишь частично, взыскав с крупнейшего в мире производителя никеля всего 318 тыс. руб. Росприроднадзор подал апелляцию, решение по которой с учетом последних событий вряд ли окажется в пользу компании Потанина.

Экологическая катастрофа в Норильске  — последствие потребительского и индифферентного отношения команды Владимира Потанина к собственным предприятиям, их работникам, к городу и его жителям. Но не к собственной прибыли, на что обратил внимание Путин, говоря в Норильске об экспортных пошлинах на никель и медь. Два года назад, в разгар кризиса, вывозные пошлины на продукцию «Норникеля» были отменены, что обеспечило комбинату и его акционерам рентабельность. Но и после стабилизации рынка, когда цены на никель и медь повысились, экологическая и социальная обстановка в городе остались на том же уровне. Не исключено, что именно благодаря предпринятым в кризис правительством мерам Потанину удалось вернуть былые позиции в рейтинге «Форбса». В 2008 г. олигарх занимал 25-е место в списке. Его состояние оценивалось в 19,3 млрд долл. Но в следующем году Потанин хоть и сохранил статус долларового миллиардера (всего 2,1 млрд долл.), скатился на 318-ю строчку. И уже в этом году бизнесмен занял 61-е место в «золотой сотне», а его капиталы увеличились до 10,3 млрд долл. Большую часть этих денег олигарх заработал на «Норникеле», который в 90-е достался ему практически бесплатно. Потанин, автор залоговых аукционов, именно таким способом заполучил контроль над комбинатом, чей оборот тогда составлял 3 млрд долл. Сегодня предприятие оценивается в 30 млрд долл. Но не по причине эффективного управления, а за счет богатых месторождений и рабского горняцкого труда.

Идите на хутор

Теперь экологическую ситуацию в Норильске пытается исправить федеральное правительство. В Норильске премьер рассказал о программе переселения норильчан и возрождения города. Путин оценил ее в 27 млрд руб. Планируется, что эти расходы в равной степени будут нести ГМК «Норникель», федеральный бюджет и Красноярский край. Помимо этого Владимир Путин поднял тему служебного жилья, которое, по его словам, должен строить комбинат. «Одновременно надо дать возможность людям заранее подумать, где они будут жить после окончания работы здесь. Рассчитываю, что «Норникель» будет полностью и четко выполнять свои обязательства по программе обустройства города», — заявил глава правительства.

Но все планы Владимира Путина по спасению Норильска рискуют остаться на бумаге — Потанину и без того есть куда потратить деньги. Так, 140 млн долл. из средств «Норникеля» ушли в 2006—2008 гг. на финансирование дочерней структуры компании «Роза Хутор» — горнолыжного курорта под Сочи. Для сравнения — в среднем стоимость строительства одного детсада, рассчитанного на 6 групп, составляет около 70 млн руб. В Норильске, где раньше было 100 садов, сегодня осталось всего 40. Во время своего пребывания в заполярном городе премьер говорил о срочной необходимости строительства как минимум двух детских дошкольных учреждений. Нетрудно подсчитать, что на 140 млн долл. можно было бы построить 60 детсадов.

С трудом верится в то, что руководству «Норникеля» удастся выполнить обязательства по программам переселения жителей Норильска и возрождению города. Компания уже принимала участие в масштабном проекте государственно-частного партнерства, от которого впоследствии отказалась. Несколько лет назад государство и «Норникель» договорились о совместном финансировании строительства железнодорожной ветки Нарын — Лугокан в Читинской области, которая должна была обеспечить доступ к крупнейшим месторождениям меди, золота и других металлов, в том числе в интересах самой компании. Стоимость дороги протяженностью 375 км оценивалась в 2,3 млрд долл., из которых «Норникель» выделял менее трети. Но в 2009 г., когда строительство уже началось, руководство компании попросило правительство сократить ее инвестиции. Государство из-за отказа «Норникеля» выполнять свои обязательства было вынуждено сократить протяженность дороги до 100 км. Позже руководство компании объясняло нежелание вкладываться в развитие месторождений бесперспективностью их разработок. Хотя прогнозируемые запасы полезных ископаемых составили 120 т золота и 600 тыс. т меди.

Такое положение дел накладывает отпечаток на репутацию других главных акционеров «Норильского никеля», т.е. компанию РУСАЛ Олега Дерипаски. Многие эксперты с появлением нового собственника предсказывали «Норникелю» большие возможности, а Норильску – чистое небо. Однако Русал до сих пор не может утвердиться в правах на предприятии, посему был вынужден обратиться в суд с иском к ГМК «Норильский никель».

Потанин, несмотря на резкие высказывания премьера Путина в адрес руководства «Норникеля», не считает нужным «вмешиваться в операционную деятельность компании». Потанин уверен, что у «Норникеля» все хорошо и нет повода для волнений. Он, видимо, не часто бывает в Норильске. Действительно, с непривычки там долго находиться невозможно  — трудно дышать, потому что на «Норникеле» «не обновляется оборудование, не ставятся фильтры». Так считает заведующий амбулаторным судебно-психиатрическим экспертным отделением Норильского городского психоневрологического диспансера Владимир Жуков. «Только уменьшена высота труб, чтобы газ здесь оседал, а не летел куда-то дальше, так как были жалобы от других государств», — добавляет он.

И еще одна зарисовка из суровой действительности «Норникеля», которую не увидел Владимир Путин. По словам одного из норильских металлургов, «уровень кислоты при технологических процессах выплавки металла подняли до 350 граммов на литр». Это было сделано для того, чтобы сократить энергопотребление при электролизе. «Но выбросы стали гораздо опаснее», — посетовал рабочий. На предприятиях комбината заводчане ходят с самодельными средствами защиты — коробками от противогазов с прикрученными гофрированными шлангами.

На пенсию рабочие выходят в 45 лет. Но некоторые не доживают до заслуженного отдыха из-за болезней и потому что просто не хотят жить. В этом году 20 норильчан свели счеты с жизнью, и это не считая так называемых неудачных суицидальных попыток. Тяжелые условия труда, копеечная, по меркам Севера, зарплата, затяжные сезонные депрессии и постоянный привкус серы. Норильск по сей день остается тем самым трудовым лагерем, каким он был для строивших металлургический гигант зэков.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera