Сюжеты

Нью-Йорку нужен ДДТ!

Этот материал вышел в The New York Times (10.09.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В статье использованы репортажи Грэйвса Фитцсиммонса и Мэтью Уоррена Джереми Спариг провел в борьбе с клопами несколько месяцев. Некоторые его знакомые теперь считают, что к нему лучше не приближаться. «Они не хотят обнимать вас, не хотят,...

В статье использованы репортажи Грэйвса Фитцсиммонса и Мэтью Уоррена

Джереми Спариг провел в борьбе с клопами несколько месяцев. Некоторые его знакомые теперь считают, что к нему лучше не приближаться.

«Они не хотят обнимать вас, не хотят, чтобы вы приходили в гости, — рассказывает Спариг, житель района Ист-Уильямсбург в Бруклине, Нью-Йорк. — Вы как будто прокаженный».

Жертвы последней нью-йоркской эпидемии обнаружили, что помимо укусов, чесотки, неудобства и затрат, клопы несут своего рода клеймо позора. Друзья перестают общаться. Приглашения отклоняются. Одна женщина сказала, что ее мать несколько месяцев боялась рассказать ей, что в доме завелись клопы.

Страхи и подозрения всплывают везде, где появляются клопы, то есть просто почти везде. «Органы здравоохранения по всей стране не успевают реагировать на многочисленные жалобы на клопов», — говорится в сделанном в августе совместном заявлении федеральных центров по контролю и профилактике заболеваний и Агентства по охране окружающей среды.

Хотя клопы, насколько известно, и не переносят заразы, они могут водиться в одежде, попадать между страниц блокнотов и прятаться в мебели. И, конечно же, они кусаются.

Даже в Нью-Йорке, где тараканы и крысы практически считаются полноправными горожанами, никто не хочет связываться с маленькими вредителями.

Репетиторы и учителя музыки, которые вынуждены ходить из квартиры в квартиру, боятся, что потеряют клиентов. Повар компании, занимающейся кейтерингом, отказалась от нескольких заказов, чтобы никто не видел на ее коже укусов. «Кто захочет, чтобы я пришла к ним домой?» — говорит она.

В последние недели клопов находили в уютных креслах кинотеатра на Таймс-сквер, в примерочных магазина нижнего белья Victoria’s Secret на Лексингтон-авеню, офисе журнала Elle и в приемной районного прокурора Бруклина.

«Некоторые юристы не хотели приходить в наше здание, — говорит помощник прокурора. — Я их понимаю».

Еще недавно клопы считались почти полностью исчезнувшими, но в последнее время они распространились по всему Нью-Йорку, в первую очередь из-за того, что в городе стали реже использовать пестицид ДДТ. По данным городского отдела жилищного строительства и охраны памятников истории и культуры, число зданий, в которых были обнаружены клопы, за последние два года выросло на 67%. За последний финансовый год, который окончился 30 июня, городская телефонная служба помощи зафиксировала 12 768 жалоб на клопов — на 16% больше, чем в предыдущем году, и на 39% больше, чем два года назад. Опрос, проведенный в городе в 2009 году, показал, что клопы водятся дома у 1 из 15 жителей Нью-Йорка; сейчас эта цифра скорее всего выше.

Если судить по рассказам, цена, которую приходится платить за клопов в обществе, тоже растет.

Когда у Хилари Дэвис, официантки из Бруклина, два года назад в квартире выводили клопов, друзья и даже ее молодой человек отказались пустить ее пожить у них.

«Так что я осталась в своем клоповнике одна», — рассказывает она.

Образ жизни горожан тоже изменяется. «Я больше не хожу в кино, не буду я сидеть в этих креслах. На деревянные скамейки я тоже не сажусь», — рассказывает член городского совета Гэйл Брюер.

Но панике подвержены не все. «Это — тоже часть жизни, — говорит жительница Бронкса Дженис Пейдж. — Что мне делать? Гулять с баллончиком яда?»

Недавно городское законодательное собрание приняло закон, по которому арендодатели обязаны предупреждать потенциальных жильцов, если в одной из квартир дома в прошлом году находили клопов, несмотря на сопротивление арендодателей.

Возможно, больше всех о паранойе, связанной с клопами, знает психотерапевт из Манхэттена Стивен Бродски. Он лечит людей с обсессивно-компульсивным расстройством, и среди его клиентов есть несколько жертв клопов.

Пациенты рассказывают ему, что чувствуют, будто «приносят себя в жертву, потому что их в буквальном смысле едят заживо», говорит он.

 «Это похоже на H1N1, — добавляет доктор Бродски, используя клиническое наименование свиного гриппа. — Все боятся, что будут следующими».

А когда последний пациент уходит, признается Бродски, «я проверяю кресло, чтобы убедиться, что в нем ничего нет».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera