Сюжеты

Мэри Макалис, президент Ирландии: «Русский — наш второй язык»

Госпожа президент объяснила «Новой», почему русских так много в Ирландии, а ирландцев — во всем мире, и как нашим странам удается ворочать миллиардами

Этот материал вышел в № 100 от 10 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Президент Ирландии Мэри Макалис впервые за всю историю отношений двух стран приехала в Россию. В среду вместе с гендиректором «Роснано» Анатолием Чубайсом она открыла российско-ирландский семинар, посвященный нанотехнологиям, в четверг на...

Президент Ирландии Мэри Макалис впервые за всю историю отношений двух стран приехала в Россию. В среду вместе с гендиректором «Роснано» Анатолием Чубайсом она открыла российско-ирландский семинар, посвященный нанотехнологиям, в четверг на встрече с Дмитрием Медведевым обсудила сотрудничество в рамках ОБСЕ, которую Ирландия возглавит в 2012 году. А также выступила в Дипломатической академии МИД, встретилась с патриархом Кириллом и дала интервью журналистам «Коммерсанта», «Известий» и «Новой газеты».

— За последние 20 лет экономика Ирландии совершила огромный рывок. Не обладая природными ресурсами, Ирландия стала одной из самых развитых стран мира. Как этого удалось достичь?

— Еще на моей памяти Ирландия была очень бедной страной третьего мира. Сейчас это богатое государство. Мы достигли этого за относительно короткий срок и, я думаю, за счет единственного природного ресурса, который у нас есть: интеллекта наших жителей. Ирландцы умны, они всегда путешествовали по миру и легко приспосабливались. В нашей стране — 4 миллиона ирландцев, за границей нас — 70 миллионов. Ирландцы живут в Великобритании, Америке, Канаде, Австралии. Мы не теряем связи с эмигрантами, а они приносят нам новые идеи и знания. С 1970—1980-х годов мы начали активно инвестировать в образование. Думаю, именно благодаря этому произошел такой рывок.

Нам очень помогло и вступление в Европейский союз. Европейский рынок дал нам возможность находить новых партнеров, и мы надеемся, что то же самое даст сотрудничество с Россией. Мы — маленькая торговая нация. У нас нет нефти, газа, все это нам приходится покупать. Наш экспорт — это в основном высокие технологии. К примеру, 90% того, что мы покупаем в России, поступает к нам в виде сырья. 90% того, что мы продаем России, —  готовые продукты. Наш двусторонний оборот с Россией составляет почти 2 миллиарда евро в год, и у нас есть все возможности увеличить эту сумму. Мы можем предложить России свое образование, телекоммуникации, компьютерные и авиационные технологии, медицинские приборы.

Существуют ли какие-то проблемы в русско-ирландских отношениях или барьеры, которые мешают ирландским компаниям выходить на российский рынок?

— Мне кажется, дело только за опытом. Компании, у которых нет опыта работы в России, будут беспокоиться, как работать на рынке, язык и культуру которого они не понимают. Но сейчас торговлю с Россией ведут 200 ирландских компаний. Ирландия — один из важных прямых инвесторов в экономику России (она занимает седьмое место среди стран с самым большим объемом накопленных иностранных инвестиций в российскую экономику — 9,7 млрд евро. — Е.Р.). А сейчас появились и русские компании, которые инвестируют в экономику Ирландии. Они уже знают, как вести бизнес в условиях разного языка и законов, и могут помочь тем, кто пока присматривается к Ирландии. Так что русский бизнес очень важен для нас.

С начала этого года объем торговли между Ирландией и Россией вырос почти наполовину. Это удивительно и противоречит тенденциям. Думаю, дело в успешной совместной работе.

— Огромную роль в экономике Ирландии играют современные технологии. Есть ли в России разработки, которые могут быть интересны для Ирландии? В каких научных областях мы можем сотрудничать?

— Мы пытались ответить на этот вопрос на конференции по нанотехнологиям в «Роснано». Нам важно, чтобы наука и технологии давали результаты нам как потребителям, чтобы мы получали лучшую систему электричества, освещения, лучшие материалы. Мы считаем — и глава «Роснано» согласен с нами в этом — что технологии не обязательно должны быть русскими или ирландскими. Их лучше развивать, когда они глобальны, в сотрудничестве. При этом нанотехнологии очень важны для нас. Я вижу возможности для партнерства в образовательной сфере. Русские студенты хорошо говорят по-английски, а Ирландия — единственный англоязычный член еврозоны. Это дает нам огромное преимущество.

Кроме того, 200 тысяч из четырех миллионов жителей Ирландии говорят по-русски, это фактически наш второй язык. За последние 10 лет к нам эмигрировали 50 тысяч человек из России, много из Прибалтики. А это очень большой плюс, который помогает развить, к примеру, партнерство между университетами и научными институтами.

Перед интервью я предупредила пресс-секретаря президента, что хочу спросить Мэри Макалис о ее отношении к тому, что крупнейшее ирландское производство, глиноземный завод Aughinish Alumina принадлежит российской компании РУСАЛ. Пресс-секретарь попросил не спрашивать об этом, поскольку президент, скорее всего, не вдается в такие подробности. Но вопрос передал, и президент Макалис сама напомнила о нем.

— Это важная инвестиция в нашу экономику. На 100% русская компания создает 400-500 рабочих мест в Ирландии, и это хорошие рабочие места.

— Все, что русские обычно знают об Ирландии: певец Боно, пиво «Гиннесс», виски «Джемисон»… Какой образ своей страны вы хотели бы создать у русских?

— Ирландия — страна потрясающей природы. У нас отличная кухня, традиции, литература и поэзия. Мы одна из самых молодых наций с очень большой продолжительностью жизни. По прогнозу, каждая вторая рожденная сейчас девочка доживет до ста лет. У нас хорошая экология, эмигранты чувствуют себя в Ирландии комфортно, поскольку мы сами всегда эмигрировали и живем по всему миру. К тому же многие Ирландцы любят русскую литературу, театр и балет. Когда Ирландия начала богатеть, она пригласила на гастроли Большой театр. Для нас это было символом процветания.

Ирландцы очень гибкие люди, очень ориентированы на жизнь в сообществе. С сельских времен у нас остался общинный дух, желание сделать что-то для места, где мы живем.
В 1980-х, когда мы начали вкладывать в образование, первые молодые специалисты закончили университеты, они поняли, что вынуждены эмигрировать, потому что работы в стране для них нет. Но они сказали: мы остаемся. Мы хотим, чтобы эта страна развивалась. Именно этого они и достигли. Хотя, конечно, мы не отказались бы, если бы у нас было и немного нефти.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera