×
Сюжеты

Пусть ваш ребенок расскажет о своем половом развитии

С 1 сентября в школах Москвы, Татарстана и Новосибирска появились «паспорта здоровья»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 100 от 10 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ЛукьяноваНовая газета

 

С 1 сентября в школах Москвы, Татарстана и Новосибирска появились «паспорта здоровья» — документы, где должна содержаться полная информация о здоровье ребенка, его физическом и психоэмоциональном состоянии. Обязательными для всей страны...

С 1 сентября в школах Москвы, Татарстана и Новосибирска появились «паспорта здоровья» — документы, где должна содержаться полная информация о здоровье ребенка, его физическом и психоэмоциональном состоянии. Обязательными для всей страны «паспорта здоровья» станут в следующем году. Невинный документ, который должен научить ребенка заботиться о собственном здоровье, вызвал массовую озабоченность родителей, которые усмотрели в нем незаконное вмешательство государства в частную жизнь.

В этом году «паспорт здоровья» для школ России необязателен, он будет дорабатываться; введение его — решение регионов.

Судя по предисловию, заполнять его должен сам ребенок, который сможет таким образом «проследить в динамике множество показателей». Ребенок должен указать сведения о месте проживания, о родителях, заполнить графы с адресами поликлиники и школы, указав даже ФИО заведующего детским отделением и номер полиса медстрахования. Перечислить хронические заболевания (в их числе — «проблемы с кишечником», «припадки» и «энурез»).

От ребенка требуется информация о госпитализациях, санаторно-курортном лечении, физическом (рост, вес, объем легких и т.п.) и половом развитии (в этой графе — загадочные для непосвященного латинские буквы: V, P, L, Ax и пр.); о проблемах зрения и осанки, о состоянии зубов. Он должен подробно, по часам, расписать свой «стандартный выходной и рабочий день», указать, как часто ест здоровую пищу (оливковое масло, например, мясо, фрукты и т.п.). Сообщить, кто в его семье курит, нарисовать свою рабочую комнату, рассказать о том, с кем он дружит и общается, какие предметы любит, а какие нет.

Большую часть документа занимают таблицы для школьного психолога, тоже в основном только ему и понятные: результаты тестов, включая «кольца Ландольта», «тревожность по Спилбергеру» и акцентуации характера.

Целительная сила мониторинга

У меня сын в седьмом классе. Его точно не соблазнишь чудной возможностью «проследить в динамике множество показателей». Мне этот «паспорт» тоже не нужен, я при необходимости загляну в медкарту. А кому нужен?

Согласно «Схематическому представлению электронного «паспорта здоровья школьника» (этот документ выложен на портале московского Департамента образования www.mosedu.ru), «паспорт» должен сформировать у родителей ответственность за здоровье детей, а у детей — ответственность за свое здоровье и навыки саморегуляции. У нас с ребенком он формирует только скуку и недоумение. Полезные привычки не вырабатываются прочтением лозунга «не сутулься» и взглядом на пирамиду питания.

Может, это учителю надо? Я бывший учитель; информация о курении матери ученика и оливковом масле в его салате для работы педагога не нужна. Как работать на уроке с аутичным подростком или прекратить девичью истерику — знать нужно, но и для этого нужны не диагнозы детей, а инструкции и методики.

«Схематическое представление» утверждает, что «паспорт» поможет выявить детей, нуждающихся в сопровождении специалистов. Допустим, детей выявили. Но нужных специалистов в системе образования мало, квалификация их оставляет желать лучшего, ставки их в школах год от года сокращаются. По данным министра здравоохранения и соцразвития Татьяны ГОЛИКОВОЙ, в 62,3% школ (в основном сельских) нет ни медработников, ни медкабинетов. В большинстве городских, добавлю от себя, — одна медсестра, и та не каждый день. Чего ради «выявлять», если помочь нечем?

Предназначение проекта — только мониторинг. Сбор информации для создания обширной базы данных и «отслеживания в динамике множества показателей» для внутренних служебных целей органов образования и здравоохранения. На портале московского Департамента образования выложен «Регламент работы с информацией о состоянии здоровья обучающихся образовательных учреждений с использованием электронного «Паспорта здоровья школьника». Из него следует, что информация из школ должна стекаться в общегородскую базу данных, которая будет готовить отчеты Департамента образования и Департамента здравоохранения Москвы, а также отчеты для школ. «С помощью электронного «Паспорта здоровья школьника», — обещает департамент, — появится возможность проанализировать, как образовательная среда влияет на здоровье школьника».

Смысл этого туманного утверждения недавно раскрыл прессе заместитель директора Московского центра качества образования (центр ведает мониторингом и аккредитацией образовательных учреждений) Валентин НОСКИН, один из создателей «паспорта здоровья»: грядет введение нового стандарта образования, нагрузка на детей вырастет на 30-40%, поэтому «паспорта» нужны для мониторинга — отслеживать перегрузки.

Простая логика подсказывает, однако, что проблема избыточной нагрузки решается не мониторингом ее, а снижением.

А то выходит, что Минобрнауки замышляет «опыт на детях»: радикально поднять им нагрузку и замерить, насколько чаще они стали болеть и писаться, тогда сразу станет понятно, до чего перегружена программа. Но тогда почему целью этого мониторинга считается оздоровление школьников?

...Задуман и заявлен «паспорт» был как обязательный, потом разные должностные лица заговорили о его добровольности. Московская городская целевая программа развития образования «Столичное образование-5» на 2009—2011 гг. в качестве «целевого индикатора», по которому можно будет судить об успешном решении задач программы в области сохранения и укрепления здоровья детей, называет «100% обеспечение обучающихся, воспитанников «паспортом здоровья». В бюджетной части этого документа «паспорта здоровья» нет, зато предусмотрено выделение 2 млн 100 тыс рублей тремя очередями по 700 тыс в 2009—2011 гг. на «Внедрение во всех общеобразовательных учреждениях системы санитарно-просветительской работы по вопросам сохранения здоровья и пропаганды здорового образа жизни среди обучающихся и их родителей на базе «Дневника здоровья» («дневники здоровья» — это еще одна вариация на ту же тему).

В 2007 году «паспорта здоровья» уже вводились в Москве: на эти цели в бюджете города был выделен 1 млн рублей (программа «Столичное образование-4»). Заполнялись они добровольно-принудительно, но оказались никому особенно не нужны — ни врачам, ни учителям, ни родителям, и начинание спустили на тормозах. Москвичка Татьяна МАКАРКИНА рассказывает типичную историю: «Моим детям «паспорта» завели три года назад в поликлинике на диспансеризации. «Паспорт» старшего валяется дома. В нем заполнены только графы «имя» и «дата рождения». В графах «перенесенные заболевания» и «заключение 12 лет» стоит штамп «информация в поликлинике». За прошедшие годы этот документ никому не понадобился». 

Словом, 100% обеспечение школьников «паспортами» при необязательности их заполнения — это не более чем способ освоить бюджет. А при обязательности — нарушение закона.

Семейная тайна

Именно с обязательностью связано родительское беспокойство по поводу «паспортов здоровья»: это незаконное вмешательство государства в частную жизнь. Семьи не обязаны предоставлять школе сведения, составляющие личную, семейную и медицинскую тайну.

Поэтому инициативная группа родителей (они недавно объединились в межрегиональную общественную организацию «За права семьи») обратилась к министру образования и науки Андрею Фурсенко с открытым письмом. В письме говорилось, что обязательность «паспортов здоровья» нарушает права ребенка и семьи на неприкосновенность частной жизни и противоречит целому ряду законодательных норм: ст. 16 Конвенции о правах ребенка; ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека; ст.ст. 23-24 Конституции Российской Федерации; ст.ст. 31 и 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Авторы письма напоминали: за сбор сведений о частной жизни лица без его согласия у нас полагается уголовная ответственность по ст. 137 УК РФ. Собрав подписи через Интернет, инициативные родители отправили свое письмо министру обычной почтой еще в декабре 2009 года. Ответа нет до сих пор.

В каждом регионе — свои представления о том, где будут храниться бумажные «паспорта», кто будет обрабатывать информацию, на каком этапе она будет обезличиваться. В московском «Регламенте работы с информацией о состоянии здоровья» говорится: индивидуальные карты учащихся (с результатами всех проведенных обследований) и «паспорта здоровья» будут храниться на сайте школы и защищаться системой паролей. Прекрасно! Но может быть, вместо того чтобы тратиться на систему информационной безопасности, эти сведения, которые уже есть в поликлиниках, просто не надо собирать в школах? Тем более — выкладывать в Интернет, где достоянием хакеров становились и секретные документы Пентагона?

Заберите своего психа

Валентин Носкин много раз публично заявлял, что в «паспорте здоровья» нет «никаких шокирующих данных о привычках родителей, о заболеваниях и т.д.», вообще нет конфиденциальных данных, только обобщенные — так что опасаться родителям нечего. А они опасаются — и не гипотетического хакера, а родного классного руководителя: разгласить диагноз, публично высмеять энурез, «припадки» или «шизоидную акцентуацию» — дело в наших школах обычное.

Председатель Межрегиональной общественной организации родителей детей с дефицитом внимания и гиперактивностью «Импульс» Нина ГОЛУБ рассказывает: «Учителя мало понимают в медицине и часто пользуются медицинскими сведениями, чтобы унизить ребенка или вынудить родителей сменить школу. В обычной московской школе мама говорит педагогу, что собирается с ребенком к психологу, — на следующий день ей домой звонит завуч с требованием «забрать своего психа из школы». Родители старшеклассника приносят в школу заключение нейропсихолога о дислексии и дисграфии — и директор сочувственно говорит маме: «Вы такая молодая, зачем вам эти проблемы? Сдайте вы его в интернат и живите для себя». Случай в питерской гимназии: девочка в 4-м классе устает и мучается головными болями из-за сужения сосудов мозга. На контрольной она жалуется на усталость, учитель кричит: «Ну так иди домой, у тебя же сужение мозга!». Другому ребенку после госпитализации в отделение неврологии несколько лет подряд учительница говорит, делая замечания: «Лечили-лечили Иванова, да так и не вылечили».

«Псих», «психопат», «ненормальный», «неадекватный», «у невролога лечится» — это понятия, которыми повсеместно оперируют учителя массовой школы.

В школах нет ни методик для работы с детьми, имеющими проблемы со здоровьем, ни нормативно-правового обеспечения, ни подготовленных профессионалов. Так что родители продолжают терять медицинские карты и скрывать от школ диагнозы своих детей.

Кажется, у школ вообще нет представления о том, что в стране есть Конституция и законы. Нужно социальному педагогу собрать сведения о проблемных семьях — он на собрании сует родителям анкеты: диагнозы ребенка и членов его семьи, наличие инвалидности, судимости, алкоголизма, наркомании и т.п.

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (иначе — Роскомнадзор: инстанция, которая наблюдает за соблюдением Закона о персональных данных) уже не раз заявляла, что Министерству образования и науки пора привести свою деятельность в соответствие с законом. Как сообщил «Новой газете» помощник руководителя этой службы Михаил ВОРОБЬЕВ, «по результатам рассмотрения проекта «паспорта здоровья» Роскомнадзором были установлены факты несоответствия некоторых положений указанного документа требованиям законодательства Российской Федерации в области персональных данных». А «паспорт» знай себе внедряется.

Исследовательский центр рекрутингового портала Superjob.ru опросил 1800 родителей детей до 12 лет об их отношении к «паспортам здоровья». 61% относится к новшеству «скорее положительно» или «положительно»: это же для здоровья! Правда, с оговорками вроде «если это позволит помочь ребенку» и «если это не превратится в очередную формальность». «Резко отрицательно» и «скорее отрицательно» относятся к документу 39% опрошенных: пустая трата денег и ненужное дублирование медкарт.

Озабоченных вмешательством в частную жизнь не так много, но именно они активнее всех борются с инновацией, поскольку видят еще одну опасность: «Действующий Семейный кодекс, — говорит Павел Парфентьев, председатель организации «За права семьи», — позволяет отнять ребенка и ограничить родительские права почти на любом основании. Уже были случаи, когда детей отнимали фактически на основании малообеспеченности семьи или медицинских проблем ребенка. Любая семья, предоставляя информацию о своих проблемах, рискует стать жертвой подобных варварских нападок».

И это, пожалуй, еще одно свидетельство кризиса в отношениях семьи и государства. Система помощи детям основана на принуждении и наказании. Проблемных детей «выявляют», но помочь им нечем; остается припугнуть их колонией и исключением из школы. Кризисные семьи «выявляют», но и им помочь нечем: службы, которая бы помогала им сделать регистрацию, получить пособие, пройти лечение, обучала бы их приемлемым методам воспитания, нет — остается только отнять ребенка.

Что бы ни делали — выходит НКВД. Даже когда цель — научить детей следить за осанкой.

Тем временем

Внедрение «паспортов». Последние известия

В 2010 году «паспорта», помимо Москвы, Новосибирска и Татарстана, внедряются в некоторых школах Тюмени, Челябинска, в Костроме и Санкт-Петербурге, готовится их введение в Бурятии…

Бурятия: «После того как данные «паспортов» будут сведены в единый банк, это станет небывалым в истории Бурятии информационным ресурсом. Здесь будет информация не столько о здоровье конкретного ученика, сколько о его жизни, навыках, среде, в которой он рос и воспитывался. Можно сказать, это банк данных о генофонде молодых жителей Бурятии. Откроешь банк данных и сразу увидишь, пили ли водку родители ученика, увлекались ли они курением, кем работают, ругались ли родители между собой, болеют ли чем-то близкие учащегося, была ли у ученика своя комната в квартире.

Анализируя это, можно точно определить, что из себя представляет новое поколение, с высокой точностью предугадать дальнейшее жизненное поведение людей, их морально-нравственные ценности, привычку к тому или иному образу жизни, а значит, перспективы развития республики».

(Петр Санжиев,
газета «Номер один», Иркутск)

Костромская область: «Ведение «паспорта» осуществляется в электронной форме с письменного согласия родителей или самого учащегося, если он полностью дееспособен. «Паспорт» заполняется не реже двух раз в год медицинским работником, педагогом-психологом и преподавателем физкультуры с участием классного руководителя и родителей. На основании анализа данных «паспортов» каждый год губернатору будет предоставляться доклад о здоровье учащихся Костромской области».

(Пресс-служба губернатора Костромской области)

Комментарий

Владимир Лукин, уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, 4 сентября разместил заявление на своем сайте:

«Так как в ближайшие два года «паспорт здоровья школьника» планируют завести на каждого российского учащегося, считаю возможным обратить внимание на то, что в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 8), Конституции Российской Федерации (статьи 23 и 24) и других правовых актах установлен порядок, при котором частная жизнь неприкосновенна и защищена от внимания и влияния внешнего мира. Соответственно, «паспорт» должен быть строго добровольным, т.е. отказ заполнять документ не должен влечь за собой контроль и давление со стороны учителей на родителей и ребенка».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera