Сюжеты

ГУЛАГ — плюс в модернизации всей страны

В новом учебном пособии по истории, рекомендованном для студентов, коллективизация, казни политических оппонентов и государственный антисемитизм оправданы как необходимые издержки на пути страны к светлому будущему

Этот материал вышел в Cпецвыпуск «Правда ГУЛАГа» от 15.09.2010 №13 (34)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Рецензия* на книгу А.С. Барсенкова, А.И. Вдовина «История России. 1917—2009» (3-е изд., расшир. и перераб. — М.: Аспект Пресс, 2010. Рекомендовано УМС по истории и искусствоведению, УМО по классическому университетскому образованию в...

Рецензия* на книгу А.С. Барсенкова, А.И. Вдовина «История России. 1917—2009» (3-е изд., расшир. и перераб. — М.: Аспект Пресс, 2010.

Рекомендовано УМС по истории и искусствоведению, УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 020700 «История»).

Исторические подтасовки

Не обоснованы названия важных разделов учебного пособия А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина. Так, сталинские коллективизация, индустриализация и «культурная революция» рассмотрены авторами в 3-й главе под общим названием «Форсированная модернизация СССР. 1928—1941». Однако тогда такой термин не употреблялся. На каком основании, например, коммунистическую коллективизацию, уничтожившую крестьянство как класс, разрушившую и сельскохозяйственное производство, и духовно-нравственные традиции деревни, авторы считают «модернизацией»? Ответа в книге Барсенкова и Вдовина нет. Но в третьем издании учебного пособия (по сравнению с предыдущими) использование понятия «модернизация» даже расширено. Название параграфа «Завершение «культурной революции» и патриотическая подготовка населения к войне» заменено на «Модернизация в культуре и патриотическая подготовка населения к войне».

Такие терминологические маневры отражают приверженность авторов «теории модернизации», оправдывающей любые жертвы и преступления ради переустройства страны. Наконец, используя употребляемый президентом Д.А. Медведевым термин «модернизация» для характеристики сталинской внутренней политики, авторы пособия пытаются придать историческую легитимность коммунистическому эксперименту и одновременно провоцируют выхолащивание модернизации РФ в неосталинистском духе. При этом для пособия характерно некорректное отношение к историческим источникам. Оно содержит серьезные ошибки и грубые искажения исторических событий, в нем используются сомнительные данные и откровенные фальшивки.

Так, авторы пособия цитируют «речь Сталина на заседании Политбюро от 19 августа 1939 года» о предстоящем пакте с Германией (с. 271), игнорируя публикацию специалиста по советско-германским отношениям С.З. Случа, доказавшего факт фальсификации этого документа (С.З. Случ. Речь Сталина, которой не было // Отечественная история. — М., 2004. — № 1). А.С. Барсенков и А.И. Вдовин под видом «получившего широкую известность» с 1943 г. «сталинского суждения, во многом определившего последующую национальную политику», выдают явную фальшивку: «Некоторые товарищи еще недопонимают, что главная сила в нашей стране — великая великорусская нация. Некоторые товарищи еврейского происхождения думают, что эта война ведется за спасение еврейской нации. Эти товарищи ошибаются, Великая Отечественная война ведется за спасение, за свободу и независимость нашей Родины во главе с великим русским народом» (с. 341). К огорчению профессоров МГУ, источник этой цитаты — не Сталин, а художественное произведение — роман писателя Владимира Успенского «Тайный советник вождя» (1996 г.). Указанная «цитата Сталина» о русских и евреях пользуется успехом в антисемитской публицистике XXI века.

Авторы пособия подают большевиков и верующих как равные стороны «конфликта», в то время как верующие выступали в ответ на производимые богоборческой властью насилия. Утверждается даже, что «конфликт между большевиками и верующими стал одним из факторов эскалации Гражданской войны». Православному духовенству приписывается «активное участие в организации сопротивления большевизму». Между тем фактов поддержки отдельными священнослужителями Белого движения недостаточно для такого прин-ципиального обобщения. Игнорируется даже общеизвестный факт отказа патриарха Тихона благословить Белое движение. Студентам внушается лживая мысль, что антицерковные большевистские погромы носили вынужденный, ответный характер. Причем встречаются голословные, ничем не подкрепленные цифры вроде «всего за годы Советской власти было уничтожено около 200 тысяч священнослужителей» (с. 180). Последнее абсурдно, поскольку такого количества священнослужителей не было.

Неправильно, утверждают авторы, когда советский период предстает как «цепь авантюрных попыток осуществления социальной утопии, тоталитаризм, административно-командный режим с нечеловеческим лицом <…>, паранойя и маразм лидеров, погружение в застойное историческое болото». Так, по мнению авторов, «можно воспитывать только национальных нигилистов, антипатриотов, внутренних и внешних эмигрантов» (с. 5, 6). Но как быть историкам, если указанные явления имели место? Замалчивать их? И авторы стараются частью замалчивать, частью вписывать их в такой контекст, где они выглядят «издержками» на правильном пути.

А разве коммунизм не великая утопия, попытка построения которой обернулась многими миллионами невинных жертв? Причем в погоне за коммунистическими миражами был во многом потерян ХХ век в цивилизованном развитии страны. И если не признавать утопию утопией, то можно наступить на те же грабли. Не о том ли мечтают авторы провокационного пособия?

«Великий герой» Сталин

Коммунистический тиран предстает в учебном пособии как, «с точки зрения государственности — великий герой, с точки зрения прав человека — душегуб и злодей» (с. 13). И тут же вставлена цитата самого Пушкина о необходимости «уважения к минувшему» (с. 14). На это лукавство адекватно отреагировал священник Яков Кротов: «Не вполне понятно, почему авторы решили, что Сталин  — великий герой с точки зрения государственности. Душегуб он не с точки зрения «прав человека», а с точки зрения человека и, кстати, Уголовного кодекса. То, что Пушкин оказывается апологетом Сталина, заставляет вспомнить анекдот про «Души прекрасные порывы!» как девизе Берии. Авторы выбрали себе в предки Сталина, а не Мандельштама или Вавилова, — что ж, предков выбирает каждый сам» (http://krotov.info/index_06_09.htm).

Государственно-террористическая деятельность Сталина в учебном пособии последовательно затушевана. В книге вообще нет понятия «сталинских преступлений», а деятельность советского лидера с репрессивными кампаниями прямо не связывается  — вопреки многочисленным документальным публикациям последних лет. Диктатор каждый раз оказывается как бы ни при чем. Скажем, написано о назначении кровавого Ежова наркомом внутренних дел в 1936 г., однако не говорится об инициативе Сталина и Жданова по его назначению (с. 247). Сталин оказывается непричастным и к тайным политическим терактам. Троцкий был убит «агентом НКВД» (с. 205) — и только. Убийство знаменитого деятеля советской культуры С.М. Михоэлса, организованное по преступному приказу Сталина, о чем многократно публиковались исторические документы, в пособии названо просто «гибелью»  — без указания ее причин (с. 378). Написано, что «впоследствии погибли» Сокольников, Радек и другие (с. 249), осужденные по процессу 1937 г., однако умалчивается, что они были убиты в тюрьме по приказам Сталина в 1939 г. Искажающие историческую правду умолчания недопустимы в вузовских учебниках.

Кампания «Большого террора» вообще осмысливается авторами пособия в духе борьбы с «пятой колонной». Хотя «пятая колонна» и берется в кавычки, авторы явно следуют лекалам сталинской пропаганды. Так, один из параграфов, посвященных террору, назван по-сталински: «Удары по потенциалу «пятой колонны». И репрессируемых по постановлению политбюро 31 июля 1937 г. А.С. Барсенков и А.И. Вдовин характеризуют просталинским образом: «Все эти миллионы обиженных политикой советской власти людей и составляли отнюдь не вымышленный потенциал «пятой колонны» (с. 250). Объяснение репрессий необходимостью ликвидации «пятой колонны» перед войной признается авторами «отчасти верным» (с. 286)! Авторы пособия, вслед за сталинской пропагандой, приравнивают многие сотни тысяч уничтожаемых по этому приказу советских граждан к потенциальным предателям, а это исторически необъективно, безнравственно и является оскорблением жертв репрессий и их потомков.

Причем авторами без всякого комментария приводятся цитата Молотова (из записей бесед с Ф. Чуевым) о необходимости и оправданности репрессий 1937 г. (с. 253) и похожая на молотовскую реплика литератора А. Зиновьева (с. 290). Получается, что это такие исторические оценки, к которым студентам следует прислушаться! Более того, в это издание пособия авторы включили еще одно высказывание Молотова, оправдывающее репрессии против крупных специалистов (Туполева, Королева и др.), — они «не поддерживали нас», «в душе были против». Комментарий авторов: «Молотов по-своему был прав» (с. 293). В чем же заключается «своя правда» сталинского подручного? Перед нами «правда» погромщика.

Коммунистическая коллективизация не только оправдывается авторами, взявшими пример с известного пособия Данилова, но толкуется как завершение… столыпинской аграрной реформы! «В конечном итоге и в первом, и во втором случае дело сводилось к созданию на земле крупного сельскохозяйственного производства» (с. 230). Однако такое объяснение антинаучно, поскольку столыпинская реформа предусматривала добровольное создание хозяйств, основанных на частной собственности, то есть совершенно другого типа, чем при Сталине.

Его погромная кампания против генетики получила на страницах пособия А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина фактическое оправдание. Вавиловцы по-сталински обвиняются в увлечении евгеникой, замалчивании учения Мичурина и даже в чрезмерных тратах на коллекцию семян. Группы выдающихся ученых-генетиков Вавилова — Кольцова и шарлатанов Лысенко — Презента подаются в пособии как равноправные спорящие стороны. О поддержке лысенковцев лично товарищем Сталиным и административным ресурсом умалчивается. Зато заявляется: «Заметные практические результаты принесли и ученые школы Т.Д. Лысенко» (с. 239)! А послевоенные погромные, проработочные кампании в разных науках называются мягко  — «дискуссиями», чем в сознании студентов выхолащивается их реальное содержание.

Авторы пособия преувеличивают значение идеологических мер коммунистического руководства в 1930 — 1940-е годы: как победы «национально-русской» позиции над «национал-нигилистской». Сталин в качестве представителя первой фактически реабилитируется как великий «патриот-государственник»! Однако политический процесс шел сложнее: укрепляющаяся сталинская диктатура искала исторические корни своему самодержавию, стремилась расширить примитивный идеологический фундамент своего господства и потому формировала сложную, внутренне противоречивую идеологию из интернациональных (идею мировой революции никогда не отменяли) и национал-государственнических составляющих. Реабилитация правления и личностей Ивана Грозного и Петра I как «прогрессивных» царей работала на историческое оправдание репрессий и тирании Сталина. Множество тем и деятелей русской истории оставались под запретом даже для упоминания. Только с горбачевской гласности начнется целостное и объективное осмысление нашей истории на современном научном уровне. А авторам пособия видится в сталинских учебниках «концепция нового видения исторической роли русского народа» (с. 259).

Столь же преувеличенно-восторженный тон у авторов в комментарии к приветствию ЦК ВКП(б) и совнаркома в адрес Академии наук СССР в 1945 г.: «Власти стремились питать исторический оптимизм советского человека не только героизмом свершений советского периода истории, но и всей многовековой культурой страны» (с. 410). Однако в приветствии были просто перечислены всего несколько известных деятелей российской науки. Демагогические заявления и декларации власти авторами толкуются как глубокие и серьезные повороты в политике. Даже грубо фальсифицировавший русскую историю сталинский «Краткий курс истории ВКП (б)» 1938 г. рассматривается авторами без анализа, в положительном контексте (с. 241).

Авторы оправдывают сталинский закон «об измене Родине» (июнь 1934 г.), вводивший уголовные наказания только за отказ вернуться в СССР, аморальную практику заложничества и репрессирования членов семей «отказников» (с. 256). Такое преступление коммунистического режима, как высылка целых народов в годы Великой Отечественной войны, оправдывается прямо по-сталински: «Причиной выселения одних из них была их повышенная готовность к пособничеству оккупантам и подозрения в этом» (с. 364).

Для Барсенкова и Вдовина граждан нашей страны достаточно только заподозрить, чтобы подвергнуть высылке. Вот такое «светлое» будущее ждет страну в XXI веке, если апологеты Сталина и Ленина укрепятся во власти. А выход просталинских учебных пособий Филиппова и Данилова, Барсенкова и Вдовина свидетельствует о такой тенденции в развитии России.

«Евреи, кругом одни евреи»

В пособии А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина педалируется национальный фактор в духе конспирологических, национал-социалистических теорий о вредной роли «инородцев» в истории России. Авторы явно озабочены еврейским вопросом. Их пособие  — единственное в России, в котором неоднократно публикуются данные из статистических выкладок сталинских идеологических служб о процентном представительстве евреев в советских государственных учреждениях, органах культуры, редакциях газет, среди деятелей науки и культуры (с. 298, 299, 361, 390, 424). И никакого источниковедческого анализа сводок, никакого глубокого размышления о судьбе евреев в России.

А.С. Барсенков и А.И. Вдовин декларируют, что «в партийном и государственном аппаратах, сферах науки и искусства к 1930-м годам с большим отрывом от других лидировала еврейская национальность» (с. 299). В чем выражался «большой отрыв» — остается только предполагать. К тому же такая деликатная тематика требует одновременного глубокого анализа судьбы русских и русского в России, анализа на уровне А.И.Солженицына или Д.С. Лихачева. А в пособии просматриваются примитивный антисемитизм сталинского типа, стремление негативные явления свалить на евреев, словно русское большинство народа не несет основную ответственность за произошедшее с Россией.

Освещая послевоенную сталинскую национальную политику, авторы пособия избегают характеризовать ее как государственный антисемитизм. Даже характеризуя кампанию по борьбе с космополитизмом, жертвами которой стали люди преимущественно с еврейскими фамилиями. Дальнейшие позорные и преступные акции коммунистического режима, такие как «дело» Еврейского антифашистского комитета, этнические чистки в государственных учреждениях (увольнения по пятому пункту), «дело» врачей, объясняются в традиции сталинской пропаганды: «Открытие советскими властями в послевоенные годы неожиданного и неприятного факта возросших прозападных симпатий граждан еврейского происхождения, которые расширяли возможность их использования в интересах американской стратегии, обусловили политику на действительное сокращение доли евреев в советской номенклатуре» (с. 390). Словом, евреи — потенциальные или реальные агенты американцев.

Заметим при этом, что среди евреев было и остается весьма много образованных и умных, энергичных и готовых к взаимоподдержке людей. С ними непросто конкурировать, а Барсенковы — Вдовины не выдерживают интеллектуальной конкуренции. Ну как тут без Сталина?..

Выход очередного просоветского, прокоммунистического и просталинского учебного пособия по истории связан с тем, что в России юридически не осуждены преступления партии Ленина и Сталина против человечности. Апологеты этой партии издают учебные пособия, искажающие и фальсифицирующие историю страны в целом. Они используют в интересах компартии то, что сегодняшняя политическая элита далеко не определилась мировоззренчески, нравственно. Преподавание по пособиям Филиппова и Данилова, Барсенкова и Вдовина представляет собой изощренный саботаж цивилизованного, демократического и правового развития России.

Пора рассекретить огромный массив документов о преступлениях ленинской партии и ее вождей — впустить кислород исторической правды в общественно-научную жизнь страны. С правдой сопряжен успех подлинной модернизации.

*В основу рецензии положено выступление В.М. Лаврова на заседании комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести 6 сентября 2010 г.

В.М. Лавров,
доктор исторических наук,
заместитель директора
Института российской истории РАН

И.А. Курляндский,
кандидат исторических наук,
старший научный сотрудник
Института российской истории РАН

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera