Сюжеты

Вооружен? Смертельно опасен!

Сотрудник полиции сможет единолично выносить приговор и приводить его в исполнение

Этот материал вышел в № 102 от 15 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Правозащитники провели экспертное исследование проекта федерального закона «О полиции». Основной вывод — ни о какой реформе МВД не идет и речи. Законопроект ничего не меняет. Поскольку это переписанный Закон «О милиции», в котором лишь...

Правозащитники провели экспертное исследование проекта федерального закона «О полиции». Основной вывод — ни о какой реформе МВД не идет и речи. Законопроект ничего не меняет. Поскольку это переписанный Закон «О милиции», в котором лишь детализированы основы существующей практики — в том числе и антиконституционной.

Единственная новелла, которую можно назвать кардинальной, — это изменение наименования милиции на полицию. Так что принятие этого законопроекта будет означать, что либо реформа МВД РФ не проводится вообще, либо проводится, но тайком, без участия общественности. Подтверждением тому — отсутствие какой-либо публично обсужденной и принятой Концепции реформирования МВД. Хотя подобная практика в России существует: например, правительство утвердило в свое время Концепцию федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007—2016 годы)».

Собственно говоря, президент Медведев в своих указах (в конце декабря 2009-го и феврале этого года) ставил вопрос именно об этом — о необходимости реформирования всего МВД РФ, а не только милиции. Это ведь далеко не равнозначные понятия. Согласно действующему Закону «О милиции», она состоит из милиции криминальной, милиции общественной безопасности и — входит в систему МВД РФ. В положении о Министерстве внутренних дел сказано, что в эту систему также входят «территориальные органы, органы управления внутренними войсками, соединения и воинские части внутренних войск <…> экспертные центры, следственный комитет и иные организации и подразделения, созданные в установленном законодательством порядке для реализации задач, возложенных на органы внутренних дел и внутренние войска».

И как, говоря о реформировании МВД, можно ограничиться только принятием закона «О полиции»? Изменение одного элемента не может привести к кардинальным изменениям всей системы.

Да, конечно, милиция/полиция — наиболее важная составная часть МВД. Именно та часть, с которой ежедневно и непосредственно контактируют граждане России. И на первый взгляд можно было бы начать и с нее. Вопрос — дискуссионный, но бессмысленный, поскольку представленный законопроект нельзя даже назвать реформой милиции — по своей сути он ничего не меняет.

Проект закона не предлагает даже структуру полиции, оставляя этот вопрос за рамками публичного обсуждения. Но отсутствие структуры не позволяет понять модель полиции, а  следовательно, и то, как она будет функционировать.

Эти нюансы заметны экспертам, граждан же больше взволновало другое — тот раздел законопроекта, который вызвал наиболее бурные споры, — права и обязанности полиции, ее полномочия. В законопроекте по сравнению с действующим Законом «О милиции» количество пунктов на этот счет существенно увеличилось. Но полномочия большей частью остались прежними, в проекте они лишь детализированы, плюс к ним добавили полномочия, закрепленные другими специальными нормативными актами, — они просто дублируются. Опасно то, что существующую сейчас правоприменительную практику, которая как раз и вызывает большие нарекания, предлагается закрепить законодательно.

Так, у сотрудников полиции «появились» странные полномочия: например, ограничивать свободу передвижения гражданина на один час для проверки документов, удостоверяющих личность. Ничем иным, как попыткой придать статус законности существующей сейчас повальной практике задержания граждан для проверки документов, это нельзя назвать.

Откуда вообще это взялось? Из-за ограничительного толкования сотрудниками милиции пункта 2 части 1 статьи 11  Закона «О милиции», в которой, в частности, говорится, что сотрудники вправе «проверять документы, удостоверяющие личность, у граждан, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или полагать, что они находятся в розыске, либо имеется повод к возбуждению в отношении их дела об административном правонарушении». На практике сотрудники милиции ограничиваются лишь первой фразой: вправе «проверять документы, удостоверяющие личность, у граждан»  — и проверяют документы у любого.

Вообще, с презумпцией невиновности  — принципа, заложенного в Конституцию, у законопроекта нелады. Например, подозреваемых теперь фактически обяжут проводить экспертизы за собственный счет, собирать доказательства своей вины на самих себя. Приходят к вам в организацию и говорят: «Нам кажется, что вы совершаете преступление в сфере экономической деятельности. Проведите экспертизы за свой счет и с заключением придете к нам, чтобы мы в отношении вас на основании этой экспертизы возбудили уголовное дело». (Антиконституционные положения законопроекта приведены в таблице.)

Попытку закрепить в законопроекте сложившуюся порочную практику нельзя назвать реформой.

Нельзя назвать реформой и дублирование в представленном законопроекте уже существующих норм, закрепленных в других законах. Например, дознаватель действует как участник уголовного процесса, его полномочия определены в этой части УПК РФ, сотрудник ГИБДД, составляющий протокол, действует в рамках Кодекса об административной ответственности, и так далее. Вот и получается, что общественности под видом реформы МВД предлагается обсуждать уже действующие нормативные акты, которые просто частично были продублированы в законопроекте «О полиции». Зачем, если милицейский следователь после принятия закона «О полиции» как руководствовался УПК, так и будет им руководствоваться. А оперативный сотрудник, например, — Законом «Об оперативно-разыскной деятельности»?

Ничего не изменилось и для самих сотрудников милиции (полиции) с точки зрения их «соцпакета». Просто поменяли статьи и слова местами. Сейчас в Законе «О милиции» написано, что сотрудник имеет право на жилье, и в проекте написано, что сотрудник полиции на жилье имеет право. Что изменится? В Законе «О милиции» написано, что в случае смерти сотрудника его родственники получают единовременно пособие за 10 лет. В проекте вместо «десятилетнего» написали «120-кратный»  — никакой разницы, поскольку десятилетнее содержание равно 120-кратному окладу.

Предлагаемый вариант проекта федерального закона РФ «О полиции» не решает вопросы о том, каково место полиции в системе правоохранительных органов; какова структура (будущая модель) МВД РФ в целом и полиции как ее части; кто является главой полиции России и как он наделяется своими полномочиями, кому подотчетен; каким образом происходит формирование личного состава полиции (переаттестация действующих сотрудников милиции по новым стандартам, набор новых и т.д.). Остается неясным правовой статус следственных органов МВД РФ, экспертных учреждений МВД, внутренних войск и образовательных учреждений МВД…

И что здесь обсуждать? Остается повторить: проект закона «О полиции» свидетельствует лишь о том, что реформа МВД фактически не проводится либо проводится непублично.



Ознакомиться с полным текстом заключения можно ЗДЕСЬ

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera