Сюжеты

Дырка, отверстие или чаша Генуя

Этот материал вышел в № 104 от 20 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Людмила РыбинаОбозреватель, rybinal@yandex.ru

«Новая» рассказала о бедствиях в колонии осужденного-инвалида («Ему не дают: нормально поесть, сходить в туалет, помыться… уже три года». — «Новая», № 91 от 20.08.2010.). Уже 25 августа Романа Романова перевели в медсанчасть колонии на...

«Новая» рассказала о бедствиях в колонии осужденного-инвалида («Ему не дают: нормально поесть, сходить в туалет, помыться… уже три года». — «Новая», № 91 от 20.08.2010.). Уже 25 августа Романа Романова перевели в медсанчасть колонии на социальную койку. А 15 сентября нам пришло письмо из пресс-центра ГУФСИН по Республике Коми. Начальник пресс-службы Николай Размыслов, с одной стороны, пишет, что «Новая» сгустила краски, но с другой  — вместе с нами радуется тому, что лед тронулся. Начальник ГУФСИН России по Республике Коми дал указания в учреждения: осужденные-инвалиды будут проживать в одном отряде, расположенном на первом этаже, и спать на нижнем ярусе, для колясочников будут пандусы и особый подход в соблюдении распорядка дня. «В исправительных учреждениях ГУФСИН Коми на сегодня содержится 470 осужденных-инвалидов. Из них 33 — с частичной и полной ампутацией конечностей, 14 — с нарушениями функций зрения и 4 глухих».

Общественная наблюдательная комиссия Республики Коми направила свои предложения в Общественную палату России: положение инвалидов-осужденных должно быть закреплено законодательно, а не только по распоряжению местных начальников (им, конечно, спасибо за понимание).

А насчет сгущенных красок, похоже, то, что опубликовала «Новая», — просто акварель… Вот, например, из УФСИН пишут: «Где Игорь Сажин (правозащитник. —  Л. Р.) видел «дырку в полу»? В туалетах колонии установлены так называемые чаши «Генуя».

Честно говоря, я, ужаснувшись рассказу инвалида, долго добивалась при подготовке материала, как выглядит туалет и как он им может пользоваться. Вот что разъясняет «Википедия»: «Напольный унитаз, чаша «Генуя», турецкий унитаз — отверстие в полу». Так что хоть отверстие, хоть чаша, а фактически — дырка? Во всяком случае — не ватерклозет, слива там нет, а пользоваться этой чашей можно только «в позе орла». Инвалиду, у которого одна нога ампутирована, а вторая больна, очень тяжело устраивать упор на костыли…

Что мы еще сгустили, можно прочесть в полном ответе из УФСИН на нашем сайте. А о том, как отношение к сортиру (или к человеку с его насущными нуждами) помогает Японии в ее сверхдостижениях, читайте в этом номере в материале «…И я ценил размах японского сортира».


Письмо в редакцию «Новой газеты» из УФСИН по республике Коми без правок и купюр, только с нашими дополнениями и вопросами полужирным шрифтом. А еще нам прислали фото героя нашей публикации. На нем новенькая куртка, надеемся, она у него не только для фото.

Проблема!

Инвалид за решёткой

Домыслы об ужасах

В «Новой газете» от 20.08.2010 г. увидела свет статья «Ему не дают: нормально поесть, сходить в туалет, помыться ... уже три года». Автор Людмила Рыбина поднимает важнейшую тему – жизнедеятельность в исправительных учреждениях осуждённых-инвалидов. В своём материале она опирается на письма осуждённого Романа Романова из ИК-25 п. Верхний Чов Республики Коми.

Сказать, что автор сгустил краски, значит, ничего не сказать. Впечатление такое, как будто читаешь про лагеря времён ГУЛАГа. И термины соответствующие: «охранники», «вохра», «зэки» и т.д. «Если глухой не услышал сигнал на построение, а безногий не встал при встрече с надзирателем, они — нарушители со всеми вытекающими последствиями». «Пять раз в сутки надо выходить на проверку. Опоздание — нарушение. От подъема до проверки времени очень мало, а надо попасть в туалет — пять дырок на весь барак, умыться — пять умывальников, заправить постель и одеться. Одна незастёгнутая пуговица — нарушение». (А что умывальников не пять? Или дырок больше?Ред.) «Он (инвалид Н.С.) обязан в соответствии с правилами внутреннего распорядка при передвижении держать руки за спиной; приветствовать работника колонии, вставая; являться по вызову администрации; соблюдать распорядок дня, носить одежду установленного образца… (Это пункты правил внутреннего распорядка и нигде нет пункта, в котором говорилось бы, что инвалиды могут их не соблюдать. – Ред.). Каждый из этих пунктов — издевательство над безногим инвалидом, и тяжесть совершённого им преступления здесь ни при чём». «За три с половиной года отсидки в колонии он не был в столовой… ни разу. Из письма мы еще узнали о том, что кроме столовой, ему недоступна баня». Всё это не соответствует действительности. Автор глубоко ошибается, если представляет себе еле передвигающегося, немощного инвалида. Вы бы видели, как Романов на костылях несётся в штаб. Здоровый не догонит! Хотя штаб расположен намного дальше столовой.

Многое становиться понятным, когда автор ссылается на «ещё один источник информации». О жизни инвалида в колонии Людмила Рыбина узнала от Игоря Сажина, руководителя Коми правозащитной комиссии «Мемориал», члена общественной наблюдательной комиссии. Игорь Сажин подтверждает: «Мало того что до туалета надо как-то добраться, но дальше — хуже. Туалет здесь — дырка в полу, надо на что-то опираться, а опираться-то и не на что. Ни унитаза, никаких поручней для инвалида, конечно же, нет. Чтобы инвалиду сходить в туалет, надо лечь на бок… Лечь на дырку в сортире!».

Ну, во-первых, Игорь Валентинович, смакуя ужасы тюремной жизни, сам не подозревая об этом, обидел осуждённого. К сведению правозащитников, ни один уважающий себя осуждённый на пол живым и в здравом уме не ляжет, тем более в туалете. Для него это чревато переводом в ранг… Не буду разъяснять в какой, в общем-то не очень уважаемый, но востребованный на зоне. (Правозащитник Сажин, точно, ничего такого не смаковал. Может быть, автор тут не совсем точно описала «позу орла» в исполнении человека, у которого нет одной ноги и вторая тоже больна. Как он устанавливает упор на костыли – что это? Лечь? Сесть? Пристроиться? Ред.)

Даже сам осуждённый Романов обиделся и пояснил, что «автор статьи отобразил свои домыслы в части способа оправления естественной нужды в туалете отряда». Туалет он посещает с опорой на здоровую ногу на костылях с подмышечной опорой.

Во-вторых, где Игорь Сажин выдел «дырку в полу»? В туалетах колонии установлены так называемые «чаши Генуи». (Википедия: «Напольный унитаз, чаша «Генуя», турецкий унитаз - предполагает сидение на корточках. Имеются различные виды напольных унитазов, но все они представляют собой, в сущности, отверстие в полу». Так что хоть тушкой, хоть чучелком, отверстие - это дырка…)

Дополняет картину человек, отбывавший срок в сыктывкарской колонии: «на дворе большую часть года жидкая грязь с редкими островками асфальта». В одном я солидарен с автором, когда она пишет: «Роман все время подчеркивает, что он вовсе не обвиняет охранников — они действуют по закону: ни в Уголовно-исполнительном кодексе, ни в правилах внутреннего распорядка нет ничего об особых условиях содержания инвалидов — безногих, слепых, глухих. Если охранник делает какие-то поблажки, это он уже нарушает инструкцию».

Срок за «дурь»

47-летний Роман Романов в Верхнем Чове отбывает первое свое наказание. В январе 2007 г. Сыктывкарским городским судом был осуждён за незаконные производство, сбыт наркотических средств к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Коми в марте 2007 г. срок был снижен до 12 лет 6 месяцев. (За что и какой срок мы тоже знали, видели все документы, но не писали об этом, потому что к делу это не относится.Ред.)

Кстати, и культя у него не из-за производственной травмы (Про то, от чего травма, в статье тоже ни слова не было.Ред.), а из-за этой самой «дури». В 2000 г. его оперировали в хирургическом отделении г. Сыктывкара. Ампутировали правую ногу на уровне верхней трети бедра. К таким ужасным последствиям приводит употребление наркотиков. Факт из приговора: Романов искалечил не только себя. На его совести шесть испорченных судеб, шесть человек, которых он посадил на иглу.

По прибытию Романова в ИК-25 врач-терапевт подтвердил диагнозы, записаные в акте медико-социальной экспертизы (МСЭ): «посттромбофлебический синдром (ПТФС) нижней конечности, отечно-болевая форма; ампутационная культя правого бедра; хроническая венозная недостаточность III степени с трофическими нарушениями; хронический глоумонефрит; энцефалопатия смешанного генезиса I–II степени («Новая газета» от 20.08.2010 г.)».

С 18.05.2007 по 22.06.2007 г. находился на стационарном лечении в медицинской части ИК-25. Терапевт постоянно проводит лечение: сосудистую, симптоматическую, общеукрепляющую, витаминотерапию. По рекомендации сосудистого хирурга Романов направлялся на лечение в лечебно-профилактическое учреждение-больницу г. Ухты. В 2010 г. за медицинской помощью осуждённый обращался дважды. После лечения состояние улучшалось.

Камера с «сидячим» душем

В колонии осуждённый Романов был распределён сначала в отряд № 1. Приказом начальника колонии 24.11.2009 г. переведён в отряд № 5, а затем в отряд № 2. Спальное место везде находилось на нижнем ярусе, у выхода из секции. 

С 16.10.2009 г. по медицинским показаниям от проверок Романов был освобождён на 1 год.

25.08.2010 г. решением начальника ГУФСИН России по Республике Коми осуждённый Романов был помещён в медчасть ИК-25 на социальную койку. Т.е. условия отбывания наказания улучшились.

Именно там 10.09.2010 г. его навестили представители Общественной наблюдательной комиссии Республики Коми (далее – ОНК) Галина Шмидт и Сергей Гобанов.

В ходе беседы с общественниками сам Романов сказал:

- Я от души благодарен администрации учреждения. Они, действительно, по-человечески, с пониманием отнеслись к моим проблемам. Теперь я почувствовал себя защищённым. Облегчение есть.

Конечно, я вхожу и в положение сотрудников. Некоторые вещи, при всём их желании, они не могут сделать. Они вправе делать только то, что предусмотрено законом.

Здесь в медчасти есть фельдшер Воронцов. Когда он свободен, во многом мне помогает. От души. Очень человечный сотрудник. Кстати, и бывший начальник колонии Захаров разумно реагировал. Когда сотрудник докладывал ему о каком-то нарушении, допущенном инвалидом, начальник с присущим ему чувством юмора отвечал: что, мол, здорового нарушителя не смогли поймать, только этого догнали…  

После встречи с Романовым Сергей Гобанов высказал своё мнение. Начал он с глобального:

- Проблема в том, что уголовно-исполнительное законодательство вообще никак не регулирует и не обеспечивает реабилитацию осуждённых, их нормальное пребывание. Так, как полагается по законам об инвалидах производства, труда, детей-инвалидов, чернобыльцев и других категорий. Режим пребывания осуждённых никак не стыкуется с их правами. Исполнение режима превращается в пытку. И это самое страшное. Это надо кардинально менять. Может, надо создавать спецучреждения, где будут проводить реабилитационно-восстановительные мероприятия. Ясно, что на территории колоний это реализовать невозможно. И это проблема российского государства в целом. Руководство колонии в полной степени тоже не может оказать содействие. Прямой нормы финансирования не предусмотрено.

Человек на воле находится в одной жизненной ситуации. Во время отбывания наказания эта ситуация меняется. Таким образом, дальнейшее наказание преследует цель уже не наказания, а унижения. В ряде зарубежных стран есть законы, по которым в таком случае наказание должно быть или изменено, или отменено, или вообще прекращено. В российском законодательстве это не прописано. И это свинство.

 Необходимо расширить 6 ч. ст. 99 Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Что такое улучшение условий содержания? В рамках реформирования УИС в тюрьмах надо предусмотреть камеры для инвалидов с унитазом, с «сидячим» душем, продумать процесс приёма пищи.

Конечно, всё сразу ГУФСИН переделать не сможет. Но там глухих нет. Ни одно наше обращение не оставалось без реакции.

Касательно осуждённого Романова Сергей Леонидович отметил:

-Я увидел, что всё-таки, администрация учреждения учитывает особенности и возможности таких осуждённых. Хорошо ли плохо, но оборудованы пандусы, у этих осуждённых отсутствуют замечания за нарушения распорядка дня. Это положительный момент. Налажен и есть контакт между администрацией и инвалидами. Большая благодарность руководству учреждения и управления за содействие поддержку.

Осуждённому оказана помощь. Да, режим содержания нельзя назвать вполне облегчённым, но его никто и не наказывает за то, что он не может делать физически. Его перевели в медчасть, удовлетворили просьбу направить для лечения в больницу п. Чернореченский.

Галина Шмидт в свою очередь подытожила:

- У осуждённого Романова и нет претензий к администрации ИК-25. Он указывает на пробелы в законодательстве Российской Федерации по вопросу содержания осуждённых-инвалидов в пенитенциарных учреждениях, что соответствует действительности.


2-я группа. Бессрочно…

По статистике, инвалидами в зоне становятся редко. Чаще всего, как в случае с Романовым, такими уже сюда приходят. А за статус инвалида многие пытаются отчаянно бороться. Даже те, кто относительно здоров. Ведь инвалидность даёт нема¬лые преимущества.

С 2001 г. инвалиды, отбывающие наказание в колониях, проходят медико-социальную экспертизу в тех же врачебных комиссиях, что и обычные граждане. Причины получения инвалидности у осуждённых также не сильно отличаются от большинства людей на воле.

21.06.2007 г. по заключению МСЭ Романов был признан инвалидом II группы бессрочно. Осужденный с этим не согласился, претендуя на I группу. Он обратился с жалобой в Эжвинскую МСЭ, в Главное Бюро МСЭ по Республике Коми. Там вынесли решение оставить 2 степень ограничения передвижения, 2 степень ограничения трудоспособности, 2 степень ограничения самообслуживания.

Кстати, не в упрёк Романову, некоторые инвалиды зря в колонии время не теряют. Так осуждённый Тырин в ИК-22 г. Воркуты освоил профессию столяра, делал деревянные шахматы, набирал инкрустацию из ценных пород дерева на ажурные доски для игры в нарды, зарабатывая этим себе на чай и сигареты.

К сожалению, работы за колючей проволокой сегодня не хватает даже для здоровых людей. В отличие от безработных осуждённых Романов получает пенсию в размере почти 9000 рублей. Не все сотрудники получают такую зарплату. Вычетов у Романова никаких нет. Самая скромная его покупка в ларьке колонии, зафиксированная на карточке, - 1600 рублей. В декабре прошлого года закупил продуктов на сумму 6855 рублей. 

Не Нариман

29.01.2009 г. по результатам освидетельствования МСЭ рекомендовала для Романова перечень технических средств реабилитации – костыли с подмышечной опорой – 2 шт. на 2 года; трость опорную с устройством против скольжения. В дополнение к техническим средствам реабилитации рекомендована инвалидная коляска на 2 года.

В мае 2010 г. администрация ИК-25 приобрела индивидуальную инвалидную коляску для Романова за 7 тысяч рублей. В связи с этим в учреждении, а именно в отряде, столовой, медицинской части были установлены пандусы. Правда, в некоторых местах пользоваться ими весьма проблематично. Кстати, установка пандусов в наших домах и учреждениях, как оказалось, - это вселенская проблема. В Сыктывкаре недавно снимали фильм о проблемах инвалидов. Авторы фильма во всём городе нашли один единственный пандус, более-менее соответствующий определённым нормам. Только в это учреждение по Первомайской 62 инвалид-колясочник сможет въехать сам, без посторонней помощи.

Как сказали в медицинском отделе ГУФСИН, для инвалидов заказывают не только инвалидные коляски, но и протезы, ортопедическую обувь. Такие ботинки стоят до 15-18 тысяч рублей. Но интересно, что некоторые осужденные отказы¬ваются их надевать - некрасиво, немодно, неловко перед другими. Короче, не Нариман.

Совсем как Ельцин

Конечно, инвалидом быть горько и тяжело и на воле, и в неволе. И всё же, как ни цинично звучит, порой инвалидность даёт осуждённому даже некоторое преимущество перед вольными людьми.

Например, в отличие от обычных граждан, выстаивающих на компьютерную томографию огромные очереди, осуждённые, совсем как инвалиды войны, обследуются вне очереди.

Два раза, 17.10.2007 и 16.09.2009 г. Романов был на обследовании в кардиоцентре г. Сыктывкара. Ему провели дуплексное сканирование магистральных вен нижней конечности. Два раза его консультировал ангиохирург. Кстати, к этому специалисту простые смертные и законопослушные граждане выстраиваются в длиннющие очереди.

В медотделе ГУФСИН напомнили ещё один случай. Недавно врачи Республиканского кардиоцентра провели операцию аортокоронарного шунтирования и пластики сосудов осуждённого, страдающего ишемической болезнью сердца. Такая операция, ставшая знаменитой благодаря Борису Ельцину и оперировавшему его доктору Дебейки, во всем мире относится к самым дорогостоящим. Стоит она несколько сот тысяч рублей. А бесплатные операции в республике проводятся только на средства федерального центра. И денег выделяется всего на несколько пациентов. Одним из них повезло стать инвалиду одной из наших колоний. За 15 лет этот больной несколько раз выходил на свободу и вновь оказывался в заключении. Каждый раз за убийство.

Лёд тронулся

В исправительных учреждениях ГУФСИН на сегодня содержится 470 осуждённых-инвалидов. Из них 33 – с частичной и полной ампутацией конечностей, 14 – с нарушениями функций зрения и 4 глухих. Действительно, эти осуждённые, несмотря на наличие у них серьёзных функциональных отклонений физического состояния, согласно требованиям законодательства обязаны соблюдать единые правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, включая распорядок дня и режимные требования администрации ИУ.

В целях создания благоприятных условий для инвалидов первой или второй группы и осуждённых, имеющих серьёзные физические ограничения, начальник ГУФСИН России по Республике Коми дал указание в учреждения. Такие осуждённые будут проживать в одном отряде, расположенном на первом этаже здания, определив им спальные места исключительно на нижнем ярусе. Для осуждённых, передвигающихся в инвалидных колясках, в обязательном порядке предусмотреть наличие пандусов при входе (выходе) в общежития, медицинские части, магазины, иные коммунально-бытовые помещения. Этим же указанием предписано обеспечить дифференцированный подход к осуждённым-инвалидам в вопросах распорядка дня. Проверять таких осуждённых будут непосредственно в общежитиях, обеспечат доставку питания из столовой и разрешат принимать пищу в отряде. На помощь инвалидам будут привлекать санитаров из числа осуждённых (также возможно участие членов секций социальной помощи).

Общественная наблюдательная комиссия Республики Коми Общественной Палаты России провела встречу с руководством ГУФСИН и определила первоочередные меры помощи такой категории осужденных, а так же направла свои предложения в Общественную палату России с целью законодательного оформления положения инвалидов всех категорий и иных граждан, нуждающихся в социальной помощи и находящихся в местах принудительного содержания.

Как видим, лёд тронулся.

Николай Размыслов,
начальник пресслужбы ГУФСИН России по республике Коми, подполковник внутренней службы

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera