Сюжеты

Оставьте надежду в Доме

Дом Надежды на Горе в Ленобласти спас от налоговиков неизвестный меценат. А мог бы — Путин, прислушайся он к Шевчуку

Этот материал вышел в № 104 от 20 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

 

Через день после очередного репортажа журналистов из Дома Надежды на Горе, о котором теперь знает даже Путин, директор душеспасительного центра Светлана Мосеева сама едва не лишилась рассудка: из только что полученного уведомления следует,...

Через день после очередного репортажа журналистов из Дома Надежды на Горе, о котором теперь знает даже Путин, директор душеспасительного центра Светлана Мосеева сама едва не лишилась рассудка: из только что полученного уведомления следует, что, в случае неуплаты запредельного налога немедленно, за ней придут…

В знаменитой майской папке, переданной Путину Шевчуком, были вопросы разного уровня и, наверное, разного уровня исполнимости. Понятно, что взять и прекратить разбазаривание федерального бюджета или устроить как-то так, чтобы зарплаты чиновников «Газпрома» не отличались от зарплаты нормальных людей в сотни раз, о чем также попросил Шевчук, — этого даже Путин сделать не может. Его пресс-секретарь сообщил, что содержимое папки вообще не требовало никаких мер реагирования: крик души, а не конкретно очерченные проблемы. Это не совсем так. В папке был как минимум один конкретный вопрос, который нетрудно было бы решить, стоило только вникнуть. Я вот съездил и вник. А из всей многочисленной чиновничьей камарильи не заинтересовался никто. Зачем? А кто там? Какие-то алкоголики? Да чтоб они сдохли.

После встречи интеллигенции с Путиным, которую показали по телевизору, миллионы честных россиян стали спрашивать про Дом Надежды: «Что это? Откуда?»

И на эти вопросы не мог ответить никто, кроме переставших бухать анонимных алкоголиков, которых в стране не миллионы, но тоже уже многие тысячи. Из них реабилитацию на Горе за 12 лет прошли 4 тысячи, из них тысячи полторы (с точки зрения наркологии процент просто недостижимый) так и остаются трезвыми до сих пор, но это еще не все. Дом Надежды под Санкт-Петербургом в силу в первую очередь своего бескорыстия — это легенда, символ и свет в окошке для десятков тысяч анонимных алкоголиков и наркоманов — трезвых и хороших людей, а плохие по программе АА не выздоравливают, там надо сначала стать хорошим.

Дом Надежды был создан на горке в Ломоносовском районе Ленинградской области в 1997 году при бескорыстной поддержке анонимных алкоголиков из США, где это движение возникло в 30-х годах прошлого века. 45 соток земли были выделены администрацией Ломоносовского района американцу российского происхождения Жене в 2002 году конкретно «для размещения центра (фактически уже созданного) социально-психологической реабилитации граждан с алкогольной зависимостью». За это или не за это, а просто так, на деньги американца Лу был построен водопровод, исправно снабжающий водой, кроме Дома на Горе, еще три деревни в Ломоносовском районе.

До 2009 года Дом, существующий только на пожертвования американских и российских спонсоров (часть из них просто благодарны за избавление от недуга) и занимающийся исключительно благотворительностью, платил за эти сотки 400 рублей земельного налога в год, ничего по своей «митьковости» (Дмитрий Шагин — председатель попечительского совета Горы) не подозревая о том, что 29 декабря 2007 года (ура! новогодний подарок!) порядок исчисления налога был изменен. За 2008 год, о чем они узнали только в 2009-м, Дому начислили 500 000 рублей. То есть к маю 2010-го, когда Шевчук поставил вопрос перед премьером, алкоголики должны были в казну уже миллион, который им взять было неоткуда.

Теперь о том, в чем Митя Шагин, Шевчук и директор Дома доктор Светлана разобраться так и не смогли (но это и не их профессия): как это вышло. Вышло все просто. Власти Ленинградской области, видимо, перепутали Ломоносовский район с берегом Финского залива и назначили тут кадастровую стоимость земли «с видом разрешенного использования № 7» (для размещения административных и офисных зданий, объектов образования, науки, здравоохранения и социального обеспечения, физической культуры и спорта, культуры, искусства и религии) по 7889 рублей за квадратный метр. Но уже через год запредельной ставке был дан задний ход, и она была снижена до 1183 рублей за метр, то есть в 7 (sic!) раз. Ведь повышение также коснулось и дачников, а те, сколько шкур ни дери, пытаясь переложить на их плечи свои проблемы, все равно столько не заплатят: не те здесь дачники.

Никаких льгот, несмотря на проведенный водопровод, Ленинградская область Дому Надежды не предоставила, сославшись на то, что среди излечившихся тут от алкоголизма жители области составили лишь 7 процентов, а по 45 примерно — это спасенные из Санкт-Петербурга и со всей остальной Российской Федерации. Тоже лукавая логика: с одной стороны, алкоголикам Ленобласти приходить в Дом никто не мешает, да они не идут. А с другой, жители Санкт-Петербурга — они из какой-то другой страны? А если даже и из другой страны алкоголик — помочь ему разве не благо? (Американцы, давшие денег на Дом, мыслят как раз наоборот.) В отсутствие льгот с коэффициентом 1,5 набежало те самые 532 507 рублей 50 копеек, о которых в мае 2010-го и доложил Путину Шевчук.

Тут произошло одно из тех чудес, о которых любят рассказывать анонимные алкоголики. Администрация Ломоносовского района заверила, что налог с 2009 года будет рассчитываться по другой категории и составит приемлемую сумму в 80 тысяч рублей, и сразу нашелся некий сочувствующий бизнесмен, который тут же погасил долги за 2008 и 2009 годы на общую сумму около 600 тысяч. Меценат этот, хотя и оставшийся анонимным, вопреки догадкам оказался вовсе не из анонимных алкоголиков, а просто, наверное, тряхнул мошной, когда Валентина Матвиенко поддержала «митьков», а Путин познакомился с Шевчуком.

«Ура-ура!» — закричали «митьки» и алкоголики, люди весьма беспечные. Но тут в Дом Надежды как раз и принесли из налоговых органов письмо, где говорилось, что произошла ошибка: 80 тысяч надо будет платить со следующего года, а пока еще полмиллиона. Как рассказывает Светлана, начальница налоговой службы даже плакала на встрече с нею, так растрогалась, но свое дело потом все же сделала и, взяв себя в руки, ошибку исправила. И никаких гарантий, что это все не повторится в будущем, тоже, конечно, нет.

В ответ на встречу Путина с Шевчуком было найдено и совершенно в путинском стиле решение заткнуть дыру чужими деньгами. Меценату, конечно, все равно спасибо, но лучше бы он дал денег на хорошего юриста, который отбил бы налог в арбитражном суде, и гораздо дешевле бы, кстати, получилось. Потому что в основе безумного налога (помимо безумной жадности властей Ленобласти, завысивших кадастровую стоимость земли, по их же собственному признанию, в семь раз) лежало явно ошибочное, от балды, решение отнести Дом Надежды не то к бюджетному здравоохранению, не то к офису, не то к спорту, не то бог его знает к чему еще, чем он никогда не являлся. Сейчас его уже перевели из «пользователей № 7» в «пользователи № 8», и это нормальные 36 тысяч рублей, если, конечно, не придумают чего-нибудь нового.

Эту оплошность путем обжалования в суд присвоения «№ 7» можно исправить и задним числом, потому что, скорее всего, это просто ошибка, хотя по-своему и закономерная, и красноречивая. С юридической точки зрения это — все, но это еще не все с какой-то более общей и философской точки зрения.

Из Америки на волнах перестройки пришло к нам много всякого разного: как хорошего, так (становится понятно после протрезвления) и не очень. Но прижилось все больше не очень хорошее, вроде «проектного мышления» или бездарного кино. Если что хорошее и пришлось здесь как раз, проросло и приобрело совершенно национальные черты — так это движение АА: анонимных алкоголиков в России. Многие тысячи людей уже избавились от алкогольной и не только зависимости благодаря российским группам АА и НА. Но.

Российская бывшая советская власть иногда вдруг вспоминает, к месту и не к месту, о борьбе с алкоголизмом, но всемирно признанную наиболее эффективной практику АА поддерживает весьма неохотно: это же из Америки. Кошмарит АА и влиятельная часть РПЦ, претендующая на православную монополию в борьбе со злом и на соответствующие государственные дотации. Исходя из этих реалий, в АА бытует конспирологическая версия наезда на Дом Надежды. Группы АА давить не выходит, им вообще ничего не надо, там даже никаких денег нет, и прицепиться не к чему. А Гора — это их вражий, можно сказать, символ и оплот. В этом тоже что-то есть, но если развивать конспирологические версии, то больше верится как-то в откаты, которых Дом Надежды, разумеется, никому не платил, и в общий рост цен на землю в Ленинградской области.

Альтернатива для Дома Надежды — это начать, хотя бы в части, коммерческую деятельность, то есть спасение богатых за деньги. Но это не альтернатива для тех, кто создал и поддерживает этот Дом Надежды на Горе. Такие попытки с опорой на программу АА в России делались многократно, но как только с больных начинают брать деньги, там что-то перестает работать. Сегодня действует множество центров реабилитации алкоголиков, а чаще наркоманов за бешеные деньги их родителей, но в сравнении с бесплатным и нищим Домом Надежды процент ремиссии там просто мизерный. Это уже мистика, наверное, а мистика никогда не безобидна, она всегда хоть для кого-нибудь, да обидна.

Вообще бескорыстие, как явление совершенно чуждое и непонятное власти, вызывает у нее страшную изжогу. Неужели Шевчук в самом деле каждый год отдает в пользу Дома на Горе выручку с целого концерта? И себе ничего-ничего не оставляет? Нет, не оставляет. Себе — в другой раз. А им это неприятно.

Если уж о мистике, история с Домом Надежды вдруг срослась у меня с совсем на первый взгляд другими историями, которыми приходится заниматься в газете, например, с судом над мэром Листвянки Татьяной Казаковой, которая на свои деньги подняла этот поселок на берегу Байкала из помойки. Что тут общего? А то, что сейчас в стране нельзя сделать ничего живого и бескорыстного: ростки его какая-то сила неумолимо закатывает в асфальт, иногда и вместе с делателями.

Вернемся к диалогу Шевчука и Путина, вернее, уже его аппарата, где сочли, что в розовой папочке, положенной Шевчуком на стол, конкретных вопросов вовсе и не было. Так был! И решить его не составило бы никакого труда: взять и отменить то ошибочное постановление администрации Ленинградской области, даже и без суда можно это сделать, и деньги доброму олигарху вернуть или лучше отдать их на поддержание Дома Надежды на Горе. Это совсем просто. Но… не вникли. Потому что зачем?

Кто там? Алкоголики? Так пусть забухают и сдохнут, меньше проблем будет с Химкинским лесом. А то некоторые перестали бухать и не только не сдохли, но оказались свободными людьми, и у власти теперь с ними какие-то проблемы. Так это не наши проблемы, ведь Дом Надежды ни копейки из бюджета не просил, а ваши. Не надо только врать (учат в АА), а то так никогда и не выздоровеете.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera