Сюжеты

Великая кубинская капиталистическая революция

Этот материал вышел в The New York Times (24.09.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Недавно объявленный правительством Кубы план на 10% сократить количество госслужащих и перевести тысячи уволенных работников на рабочие места в новой системе, напоминающей свободный рынок, приведет к сложным переменам в этой...

Недавно объявленный правительством Кубы план на 10% сократить количество госслужащих и перевести тысячи уволенных работников на рабочие места в новой системе, напоминающей свободный рынок, приведет к сложным переменам в этой коммунистической стране.

Кубинцы будут нанимать других кубинцев на работу в небольших компаниях и предприятиях без прямого вмешательства со стороны коммунистической пар-тии в количествах, невиданных с середины века. Это ставит под угрозу привычную жителям страны систему, при которой зарплату можно получать независимо от того, сколько ты работаешь, как часто просыпаешь и приходишь ли на работу вообще. К тому же это потенциально может создать группы квазикапиталистов, справиться с которыми семье Кастро или ее преемникам окажется не под силу.

Хотелось бы думать, что Куба отказывается от социализма. И все же эксперты предупреждают, что не стоит заглядывать так далеко.

Йоани Санчес, кубинская блогер-диссидентка, недавно написала: «Согласно строгим канонам социалистической экономики — плановой, централизованной и дотируемой — занятие собственным бизнесом всегда считалось вредительством, которое время от времени необходимо ограничивать, а иногда и вовсе уничтожать».

Да, правительство Кастро признает наличие серьезной проблемы. Но оно всегда связывало свою идеологию со страхом и презрением по отношению к США и их экономической системе. Так что его яростное стремление к независимости от американского экономического влияния — как бы кубинские власти не осуждали введенное Вашингтоном торговое эмбарго — особенно странно сочетается с идеей резкого перехода на систему свободной торговли, в которой важнейшую роль играют США.

Кубинский социолог Арольдо Дилья считает, что новая система не позволит кубинцам выбраться из нищеты, а власти будут сопротивляться созданию открытой миру экономики.

Нельзя сказать, чтобы руководство Кубы вообще не хотело перемен. Президент Рауль Кастро считает поучительной историей попытку Михаила Горбачева придать силы советской политической системе, которая привела к краху коммунизма. Смесь общества потребления и авторитарной власти, которая существует во Вьетнаме и Китае (приватизация, при которой государство сохраняет жесткий контроль), скорее всего, кажется кубинским лидерам более приемлемой моделью.

И все же экономические планы Кубы  намного скромнее, чем то, что сделано в азиатских странах. Похоже, что они нацелены лишь на то, чтобы повысить экономическую продуктивность Кубы за счет малых предприятий и придать ускорение кубинской экономике.

Увольнения — также не первый экспериментом Кубы в области приватизации. В стране легально действует уже довольно много малых предприятий. Но Куба полагается на один экспортный товар — сахар,  который Советский Союз покупал по заниженным ценами. Лишь недавно страна пригласила некоторых европейских партнеров совместно вести дела в некоторых сферах, например, в туризме.

Создание экономики, открытой для производства новой продукции, видимо, подразумевает принятие необходимости притока частного капитала из-за границы для производства экспортных товаров на территории Кубы. Возможно, понадобится нормализовать торговые и дипломатические отношения с США. Может быть, это даже вернет на остров кубинцев, все еще предъявляющих права на промышленные предприятия, которые остались в руках властей.

Конечно, Куба и США связаны теснее, чем это готовы признать чиновники в столицах обеих стран, — например, семейными узами.

«Если  расширение частного сектора на Кубе будет проводиться в полном объеме, это пойдет на пользу многим тысячам кубинских семей и даст кубиноамериканцам возможность с помощью денежных переводов помогать родственникам на Кубе, работающим на себя», — пишет в своем блоге «Кубинский треугольник» Филип Питерс из Лексингтонского института в Арлингтоне, штат Вирджиния, занимающийся вопросами безопасности и свободного рынка. Профессор Барух-колледжа Тед Хенкен, изучающий частные предприятия на Кубе,  относится к последним новостям неоднозначно.

«Это — начало того, чего все мы долго ждали, — говорит он. — И важная перемена в работе экономической системы Кубы. Она скажется на каждом граждане страны. Но государство все равно захочет сохранить свой контроль».

Испытанием для кубинского эксперимента станет то, как он будет проведен в жизнь и будет ли количество выполняемой работы напрямую соответствовать количеству получаемых денег, говорит профессор Хенкен. В ходе предыдущих программ приватизации «людей так сильно ограничивали правилами, что частный бизнес погряз в незаконности и коррупции». Какие бы перемены ни произошли, никто из влиятельных лиц на Кубе не называет новую систему капитализмом. По словам Джулии Швейг, эксперта по Кубе из Совета по международным отношениям: «То, что они меняют свою модель, не обязательно означает, что они принимают нашу».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera