Сюжеты

Третий рейх закончился. Четвертому не бывать?

С поражением в войне немецкая гордость не умерла

Этот материал вышел в The New York Times (24.09.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

В статье использованы репортажи Виктора Хомола и Штефана Паули Со времени объединения Германии прошло 20 лет. За это время стране удалось стать настолько единой и патриотичной, что послевоенное поколение не поверило бы в это. На радио...

В статье использованы репортажи Виктора Хомола и Штефана Паули

Со времени объединения Германии прошло 20 лет. За это время стране удалось стать настолько единой и патриотичной, что послевоенное поколение не поверило бы в это.

На радио немецкие песни вытесняют еще недавно доминировавшую американскую попсу. В книжных магазинах огромными тиражами расходятся книги, посвященные Гёте и Шиллеру, и путеводители, призывающие читателей вновь открыть для себя Германию. Несмотря на опасения растущего неравенства доходов, экономика Германии продолжает путь вперед, а уровень безработицы в бывшей Восточной Германии значительно снизился.

Канцлер Ангела Меркель возглавила группу стран, выступавших против призывов президента Обамы принять пакеты финансового стимулирования для борьбы с экономическим кризисом. Она уверена, что мир должен последовать немецкому примеру и ввести режим строгой экономии.

Немецкая гордость не умерла с поражением страны во Второй мировой войне. Она просто впала в глубокий сон. Теперь страна проснулась и готова воздать должное сокровищам своей культуры, своей экономической успешности и менее позорным страницам своей истории.

Немецкий путь к патриотизму и самосознанию ставит вопрос о том, не обогнала ли страна европейский проект восстановления Германии, который был основан на послевоенном чувстве вины.

«Возможно, наше время пришло вновь», — говорит 25-летняя работница социальной службы Катрин Мендль. Она пришла погулять по парку вокруг квадратного, построенного из стекла и бетона здания ведомства федерального канцлера.

«Нам хочется, чтобы мир снова полюбил нас, и нам хочется быть полезными, — говорит Мендль. — В мире Германия ассоциируется с Октоберфестом, заводами по производству автомобилей, Холокостом. Наши богатые музыкальные и литературные традиции и давний упор на социальное обеспечение и охрану окружающей среды заслуживают большего уважения как за границей, так и дома».

«У немцев проявилось стремление узнать больше о вкладе Германии в мировую культуру», — говорит корреспондент журнала Der Spiegel Маттиас Матуссек. Его книга о том, чем стоит гордится немцам, вышла в 2006 году и вызвала оживленные споры. Теперь она была бы просто одной из десятков новых книг, уверен Матуссек.

Германия разминает мышцы и возвращает себе давно подавленную национальную гордость. Проявляется это самыми разными способами. Но даже в Германии эти перемены принимают не все. Например, этим летом члены организации левых антинационалистов сорвали огромный (больше 15 метров в длину) немецкий флаг, который иммигранты из Ливана повесили на фасаде здания в берлинском районе Нойкёльн. Это произошло во время чемпионата мира по футболу, на котором команда, состоящая частично из детей иммигрантов, захватила внимание всей страны.

Некоторые немцы опасаются проявления (или возвращения) шовинизма — такого как, например, антимусульманские тирады Тило Саррацина, 9 сентября вышедшего из совета директоров центрального банка Германии. Он покинул свой пост после публикации своей спорной книги-бестселлера, в которой обвинил иммигрантов-мусульман в эксплуатации служб социального обеспечения и заявил, что они размножаются быстрее этнических немцев.

Дипломаты и политики выражают недовольство немецкой политикой последних лет, будь то заключение неоднозначной сделки о строительстве газопровода с Россией или блокирование членства в НАТО Украины и Грузии.

Известный философ Юрген Хабермас недавно заявил, что Германия стала «эгоцентричным колоссом». Этим летом в Берлине финансист Джордж Сорос сказал, что правительство страны своей экономической политикой «создает угрозу для ЕС».

Немцы — а для большинства из них экономический рост не вызвал роста зарплат и уровня жизни — недовольны финансовыми требованиями Европейского союза больше, чем когда-либо.

Хотя европейские партнеры считают Германию успешной страной с конкурентоспособными экспортными компаниями, в самой стране видят проблему в стареющем, уменьшающемся населении и растущем бюджетном дефиците. Особенно крупные долги — у муниципальных властей Германии.

«Европейский долговой кризис разбудил людей и заставил их задуматься над важнейшими вопросами, — говорит 65-летняя домохозяка из Баварии Улла Рёбке. — Мы не можем поддерживать другие страны, когда сами должны столько денег».

По мере того, как умирают люди, заставшие Вторую мировую войну, в стране происходит важный поколенческий сдвиг. Для более молодых немцев война в Европе больше не кажется реальной угрозой. В кабинете Меркель есть всего один министр, родившийся до окончания войны. При этом трое — родившихся в 70-х.

Глава молодежной организации правящей партии 31-летний Филипп Миссфельдер — один из наиболее заметных членов нового поколения немецких политиков. Важнейшими странами для будущего Германии он считает не Францию или Польшу, а Китай и его соседей. Миссфельдер сожалеет, что Европейский союз требует участия в таком количестве саммитов, что Меркель практически не удается совершать длительные поездки в Восточную Азию, чтобы укреплять связи со странами в этой части мира.

Немецкую публику, говорит Миссфельдер, волнуют долги и рост неравенства в собственной стране. «Люди в страхе; экономика растет, а зарплаты — нет», — рассказывает он. И это несмотря на то что с осени работникам придется больше платить за медицинские услуги: «Благополучие стало уделом меньшего количества людей».

Однако, по словам Миссфельдера, перемены в отношении к стране заметны. Например, в детском саду, где он недавно побывал, дети пели национальный гимн. В детстве самого Миссфельдера этого никогда бы не произошло.

В ГДР Тино Петш был диск-жокеем в городе Карлмарксштадт. Он создавал подсветку для своих выступлений на комьютере KC 85/3 производства Восточной Германии. Теперь городу возвращено историческое название Хемниц, а 43-летний Петш возглавляет собственную компанию в сфере высоких технологий 3D-Micromac. Она создает терминалы для аппаратов лазерной микромеханической обработки.

По его словам, Германия имеет высочайшую репутацию у бизнесменов на новых рынках вроде Индии, Китая и Бразилии, которые ценят метку «Сделано в Германии» и Бетховена, но не разделяют европейских воспоминаний о войне.

«За границей я постоянно слышу, что мы должны больше гордиться своей страной», — говорит он.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera