Сюжеты

Фестиваль космополитов

Километр брюссельского тротуара выложен стихами Евгения Бунимовича

Этот материал вышел в № 107 от 27 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

«Представляешь, прилетел поздно вечером из Москвы, вышел пройтись по ночным улицам и обомлел», — рассказал Евгений Бунимович, которого бельгийцы пригласили как одного из главных участников фестиваля «Брюссельский канал-2010». На мосту...

«Представляешь, прилетел поздно вечером из Москвы, вышел пройтись по ночным улицам и обомлел», — рассказал Евгений Бунимович, которого бельгийцы пригласили как одного из главных участников фестиваля «Брюссельский канал-2010».

На мосту между центральным районом Брюсселя и коммуной Моленбек висят серпасто-молоткастый и звездно-полосатый флаги. Стенка из мешков с песком прикрывает дощатую будку, похожую на кладовку с садового участка. Над ними — предупредительный щит на английском, русском и французском: «Вы покидаете зону». А вокруг — город с домами и светофорами, трамвайными путями и кафе…

Художник Эмилио Лопес-Менчеро, известный необычными инсталляциями, соорудил для фестиваля точную копию первого КПП «Чек-пойнт Чарли» между советским и американским секторами Берлина.

«Я хотел предостеречь людей от опасности разделения, — рассказал он. — Улица Дансар, которая подходит к мосту со стороны центра Брюсселя, еще недавно заброшенная, за последние годы облагородилась. Открылись модные салоны, бутики, в старых стенах оборудованы дорогие жилые лофты. А через канал иммигрантский Моленбек плодит нищету».

Не все оценили художественный порыв. Мэр Моленбека сказал, что в его коммуне такого не позволит. Зачем бередить и так больную рану? Пришлось поставить будку ближе к брюссельскому берегу. А ночью какие-то злоумышленники пытались ее сжечь.

Вторая аллюзия — это призрак раскола Бельгии. Страна два года (с небольшой паузой) живет без правительства, пока политики севера и юга делят государственный пирог. На эту тему на фестивале множество карикатур в виде дорожных знаков, понятных только бельгийцам.

Но даже в гипотетическом случае развода двух частей Бельгии появление такого КПП трудно себе представить, как и возвращение полицейских постов на границы между тремя десятками европейских стран.

В повседневной жизни бельгийцы не особенно ощущают отсутствие правительства. Ездят на работу, растят детей, платят налоги и штрафы, отдыхают и развлекаются…

Фестивали бывают не только международными и массовыми. Праздновать можно и в узком кругу, камерно, отчего праздник не хуже.

В воскресенье в Брюсселе был День без автомобиля, ежегодный праздник чистого воздуха, когда проезжая часть во власти велосипедистов, скейтбордистов, роликовых конькобежцев. Кроме них на улицах — только общественный транспорт на пониженных скоростях. Трамваи, автобусы и метро в этот день возят бесплатно. Понятно, что такое могут организовать только власти города.

Но собственные праздники устраивают люди в коммунах, кварталах, на улицах. К таковым относится и фестиваль «Брюссельский канал», который проходит раз в два года.

По берегам канала, образующего западную сторону «бульварного кольца» Брюсселя, — целая галерея временных инсталляций, смесь изобразительного искусства, сценографии, фотографии, взгляд через призму искусства на местную реальность.

Ученики циркового училища символически перешли через канал по канату на уровне трамвайных проводов. Молодая вокалистка в длинном красном платье пела под арфу псалмы на набережной арабского квартала. Под козырьком кафе на другом берегу люди на велосипедах слушали африканский хор, в котором пели и черные, и белые.

Ведущий рубрики нашей газеты Евгений Бунимович и известный голландский художник Энри Якобс участвовали в фестивале как авторы художественно-поэтического проекта «Моленбек-Палимпсест».

Палимпсест — это кусок пергамента, на котором из-за дороговизны материала писались все новые тексты поверх стершихся прежних. Такова и история Моленбека: фламандская деревня, еврейское предместье, итальянская слобода, арабский район с растущими вкраплениями жилья богатых космополитов. Место, где люди останавливаются временно, чтобы пойти дальше.

Дети и внуки его обитателей либо становились бельгийцами и расселялись из столичного плавильного котла по стране, либо уезжали в Америку, или возвращались на историческую родину. Это матрица современного мира.

«Жизнь нелегальна» — на этой русской строчке своих стихов на тротуаре Бунимович встретил группу молодых арабов, которые, наверное, и не подозревали, на чем стоят.

Журналист, задавая Евгению вопрос на пресс-конференции, мимоходом назвал их с Якобсом авторами «самого великого художественного произведения в Брюсселе». Шутка и игра слов. По-французски «grand» означает и «великий», и «большой». Ну кто поспорит, что без малого километр мозаичного тротуара со стихами Бунимовича не соответствует этому определению?

Читать текст, выложенный на тротуаре одной строчкой вперемешку на русском, французском, голландском и арабском, могут, наверное, только грамотные птицы или спутники-шпионы. Взгляд пешехода охватит разве что пару слов. Но тротуар как реклама. Взгляд зацепился за слово  — и хочется купить книжку…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera