Расследования

Три ООО, или Откуда взялись миллиарды

Одной из причин спецоперации против иностранной компании стали акции «Газпрома»

Этот материал вышел в № 107 от 27 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Соколовзамглавного редактора

 

«Новая газета» продолжает поиск 5,4 млрд рублей, украденных в 2007— 2008 годах из российского бюджета (см. № 78, 80, 99 за 2010 г.). Именно эти деньги, напомним, стоили жизни юристу Сергею Магнитскому, который, выполняя свои служебные...

«Новая газета» продолжает поиск 5,4 млрд рублей, украденных в 2007— 2008 годах из российского бюджета (см. № 78, 80, 99 за 2010 г.). Именно эти деньги, напомним, стоили жизни юристу Сергею Магнитскому, который, выполняя свои служебные обязанности, вскрыл механизм аферы и дал на этот счет показания официальному следствию. После чего был арестован сам и скончался в тюрьме при обстоятельствах, которые сейчас изучаются СКП в рамках возбужденного уголовного дела.

В предыдущих сериях, или «Какие-такие деньги?»

5,4 млрд рублей — это сумма возвращенного ИФНС № 25 и № 28 Москвы якобы излишне уплаченного налога трем ООО: «Парфенион», «Махаон» и «Рилэнд». Фирмы находились под управлением компании Hermitage, но в результате обыска в июне 2007 года, проведенного под руководством подполковника московского ГУВД Кузнецова, их учредительные документы и печати оказались в распоряжении милицейского следствия, после чего ООО «поменяли» директоров и хозяина на подставных лиц, которые, в свою очередь, и обратились в налоговые инспекции за возвратом денег (о схеме, позволившей это сделать, мы впоследствии расскажем подробнее).

Сергей Магнитский и другие юристы Hermitage еще в начале декабря 2007 года — за три недели до хищения — предупреждали и Генпрокуратуру, и МВД, и СКП, что из Федерального казначейства мошенникам могут быть перечислены миллиарды. Но уголовное дело СКП возбудил лишь 5 февраля 2008 года, а 4 февраля последние украденные деньги ушли в неизвестном направлении. Следствие было поручено сотруднику СО при прокуратуре ЮАО Москвы Гордиевскому, который не нашел признаков преступления в действиях даже подставных директоров ООО и их хозяина — уголовника Маркелова.

Подобная жирная точка в расследовании предполагала, что настоящие авторы и исполнители мошеннической пьесы могли спать спокойно — если бы не Магнитский, который на допросе летом 2008 года дал тому же следователю Гордиевскому полный расклад, упомянув и причастных к афере сотрудников правоохранительных органов. Пришлось искать воду для тех концов, которые нужно прятать, — и объявленный честным человеком Маркелов приезжает из Киева, чтобы написать явку с повинной. Но ни на следствии, ни в суде о судьбе миллиардов раскаявшегося Маркелова — мастера по приему пиломатериалов из Саратовской области — никто не спрашивает, его приговаривают к 5 годам общего режима, а налоговые инспекции, которые числятся потерпевшими, материальных претензий ему не предъявляют.

В условиях нашей вертикали трудно представить, чтобы тетки из налоговых инспекций сами принимали решения о выплате миллиардов — они и за три рубля всю душу измотают… Мы запросили ФНС России: существуют ли какие-то внутренние инструкции, согласно которым возврат таких гигантских сумм, да еще за один день, должен согласовываться с федеральным руководством? Пресс-служба ответила: таких инструкций не существует, согласно ст. 78 Налогового кодекса решение на этот счет принимается «налоговыми органами по месту учета налогоплательщика». Может быть, инструкции подобной и нет, но эксперты из числа бывших налоговиков уверяют: практика такая все же есть. Однако формально, согласно дыре в законе, предъявить какие-либо претензии чиновникам центрального аппарата не получается…

На беседе с одним высокопоставленным представителем правоохранительных органов я задал вопрос: а ищет ли кто-нибудь вообще уплывшие миллиарды? Выяснилось, что расследованием обстоятельств смерти Магнитского занимается СКП, хищениями занимается СК при МВД, а причастность сотрудников самого СК при МВД к этому хищению проверяет прокуратура… Столь замысловатая конфигурация расследования по сути своей ОДНОГО-ЕДИНОГО дела позволяет предположить: деньги не ищет никто.

Акции «Газпрома», или Что делать с «пустышками»

Читателей, следящих за нашим сериалом, волнует: откуда вообще взялись такие сумасшедшие деньги? Действительно, если возврат излишне уплаченных налогов трем никому не известным ООО составляет в совокупности 5,4 млрд рублей, то с каких доходищей должна быть выплачена государству эта сумма? Для сравнения: компании Hermitage заплатили в 2006 году налогов на сумму 272 миллиона долларов, а, к примеру, Аэрофлот — 103 миллиона.

На самом деле именно в ответе на этот вопрос отчасти и содержится причина того интереса правоохранительных органов, который возник к ООО «Парфенион», «Махаон» и «Рилэнд». И причина эта изначально была не совсем денежного свойства.

Три эти ООО находились под управлением группы компаний Hermitage, занимавшейся инвестициями и покупкой-продажей акций российских предприятий. Как известно, рынок в России — не совсем рынок, и потому среди акций многочисленных АО на особом положении находились ценные бумаги «нашего всего» — «Газпрома». Купить-продать их не мог абы кто: рынок акций газового монополиста был нелиберализован. Не абы кем считались только те компании, где не менее 51 процента принадлежали бы неиностранцам.

Потому-то в ходу у многих зарубежных и отечественных игроков (на самом деле — практически всеми акциями российских компаний торгуют из офшоров) была схема, позволяющая владеть этими ценными бумагами в обход правил, — так называемый треугольник. Схема использовалась напропалую и заключалась в том, что создавалась система (если не погружаться в подробности) из трех компаний: «материнской» и двух «дочерних» (совместных с российскими собственниками) предприятий, имевших конгруэнтные доли друг в друге: 49 и 51 процент, 51 процент и 49. Что де-факто позволяло иностранным компаниям владеть акциями «Газпрома» через «российских дочек», копить их и ждать либерализации рынка. Так и появились на свет разнообразные ООО, названий которых никто не знал, хотя они были владельцами несметных богатств.

Случилось так, что в компаниях, находящихся под управлением Hermitage, скопилась критическая масса акций, которая позволяла Hermitage чуть ли не ввести своего представителя в совет директоров «Газпрома» — на правах представителя миноритариев. Что для газового монополиста хуже, чем финансовый кризис, поскольку подобный представитель, живущий по западным законам, обязательно будет задаваться неприятными вопросами: при чем здесь футбольный клуб «Зенит», а куда еще уходят деньги — не на выборы ли? Будет требовать отчетов, документаций — и, глядишь, докопается до схем поставок газа через посредников…

Короче, такой акционер нам не нужен. Как уверяют наши источники, именно такой сигнал пошел в правоохранительные органы: Hermitage нужно было выжить из России. (При этом Hermitage успела надоесть и другой весьма богатой компании, но об этом — чуть позже.) Собственно, именно с этого и началась оперативная проверка Hermitage.

Однако произошло событие, изменившее расклад: рынок акций «Газпрома» был либерализован, и многочисленные ООО могли теперь продавать ценные бумаги. Что они и сделали. А со сделок — уплатили те самые фантастические суммы налогов.

И потому, когда спецоперация в июне 2007 года с обысками и выемками в Hermitage и в юркомпании Firestone Duncan прошла, а изъятые документы были просмотрены, выяснилось: вместо владельцев акций «Газпрома» в лице ООО «Махаон», «Рилэнд» и «Парфенион» «хлопнули» сдутые шарики с гигантскими налоговыми выплатами в отчетности.

И Управление по налоговым преступлениям ГУВД Москвы в лице начальника отдела подполковника Кузнецова предпринимает титанические усилия по поиску ценных бумаг. В крупнейшие российские банки и представительства банков западных рассылаются запросы: не хранятся ли там акции «Газпрома», принадлежащие Hermitage? Целый подполковник лично бегает по банковским офисам — за ответами. И ничего не находит — все продано.

Ничего, повторюсь, — кроме уплаченных налогов. Что же с этими «Махаонами» делать? И в кругу общения офицеров ГУВД оказались люди, способные не просто ответить на этот вопрос, но и знающие, как торговать «мертвыми юридическими лицами», и понимающие, что налоги — это тоже актив.

Знакомства эти состоялись в рамках других уголовных дел, например, о попытке кражи акций Михайловского ГОКа — там следователем был тот же Павел Карпов, что и по делу Hermitage. Мало того, уголовник, он же мастер по приему пиломатериалов Маркелов, на которого были в итоге переписаны три ООО, был хорошо известен как подполковнику Кузнецову, так и авторам схемы. (Подробнее — в следующих сериях.)

Так что если отделять козлов от козлищ, то мошенничество все-таки не было изначальной целью «наезда» на Hermitage, оно произошло благодаря тому люфту, который оставляет исполнителю заказчик. Чем выше и государственнее заказчик, тем меньше он интересуется, какими средствами будет исполнена его просьба и что в итоге прилипнет к тем, кто ее исполняет.

Доверенные банки, или Путь миллиардов

Деньги из Федерального казначейства в декабре 2007 года ушли на счет ООО «Парфенион» в КБ «Интеркоммерц» — 3276 млн рублей (номер счета 40702810000000002761, к/с 30101810500000000684). А также на счета ООО «Махаон» и «Рилэнд» в КБ «Универсальный банк сбережений» — 373 млн рублей (номер счета 40702810900000000375, к/с 30101810300000000468) и 1760 млн рублей (номер счета 40702810200000000376, к/с 30101810300000000468) соответственно. Первый банк существует до сих пор, второй — скоропостижно скончался как раз после того, как Сергей Магнитский рассказал следователю о схеме мошенничества.

Если поискать в интернете мнения пользователей, например, о банке «Интеркоммерц», то можно найти такую цитату: «Еще одна вещь напрягает… На 1.01.2008 активы были 6,1 млрд. А на 1.04.2009 активы 3,4 млрд. Я уже перестаю понимать, что такое развитие…» По странному стечению обстоятельств, мнение анонимного посетителя банковского форума дополняют данные ЦБ, касающиеся уважаемого банка…

Продолжение — в следующем номере. А пока мы по-прежнему ждем ответов от ООО КБ «Интеркоммерц» и Федеральной службы по финансовому мониторингу.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera