Сюжеты

Поисковая модернизация

Способна ли Россия измениться вместе с миром

Этот материал вышел в № 107 от 27 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Находящийся в центре общественных, политических и экспертных дискуссий призыв к модернизации России требует встраивания в систему внешних ограничителей (ускорителей). Ведь речь идет о том, чтобы запустить и успешно провести этот процесс с...

Находящийся в центре общественных, политических и экспертных дискуссий призыв к модернизации России требует встраивания в систему внешних ограничителей (ускорителей). Ведь речь идет о том, чтобы запустить и успешно провести этот процесс с учетом новых тенденций в развитии наиболее влиятельных стран.

Это существенно усложняет задачу. Ведь одно дело — взять за образцы нынешние институты обществ, которые мы сами должны признать передовыми. Совершенно другая задача — стремиться не повторять механически то, что в этих странах изживается под влиянием общественного прогресса, а проанализировать наметившиеся там тенденции развития и стремиться к их имплантации в России. То есть нужно выбрать между догоняющей модернизацией и модернизацией поисковой, когда Россия активно включается в мейнстрим идейных поисков, которые сейчас идут на Западе. Думаю, что второй вариант, несмотря на свою сложность, только и может дать шанс на то, что Россия наконец попадет в когорту цивилизационных маяков, вернет себе (уже в новом, несоветском качестве) статус страны первого ряда. Отличие стран, которые обладают этим статусом, — нахождение в авангарде мирового развития — от изобретения новых технологий до формирования реального социального государства.

Что же меняется? Что отмирает, а что нарождается?

Прежде всего формируется новая система жизненных приоритетов как личности, так и общества в целом. Простая погоня за ростом личного состояния или ВВП страны перестает быть мерилом и индивидуального, и национального успеха. Конечно, это становится возможным только при прохождении значимого периода «общества потребления», то есть должно произойти насыщение преимущественной части населения (например, среднего класса) материальными благами и начаться переориентация поведения.

Вместо того чтобы концентрироваться на товарах и услугах, которые производит экономика, властям стоит сфокусироваться на материальном благосостоянии людей, на оценке их доходов и потребления одновременно с состоянием их здоровья и образовательным уровнем.

Осознание тупика в дальнейшем наращивании материального потребления уже начало отражаться и на поведении людей. Упомянем, в частности, ширящиеся вегетарианство, downshifting и, главное, — начавшееся коренное изменение поведения в сфере индивидуального потребления природных ресурсов. Крайними проявлениями такого сдвига являются радикальный антиглобализм, рост популярности левоэкстремистских движений, настаивающих на «отмене капитализма».

Мы, глядя из России на дискуссии о «зеленой» экономике и энергосбережении, зачастую видим лишь их экономическую сторону («хотят сэкономить деньги»). На самом деле всё намного глубже. Речь идет о смене ценностных критериев и оценок удовлетворенности собственным существованием.

Если во время становления демократии происходил процесс появления совокупного гражданина, который отдалял себя от государства на то расстояние, которое его устраивает, то сейчас происходит перепозиционирование человека европейской цивилизации по отношению к окружающей его природной среде. От добычи, эксплуатации «ресурсов» и проедания природы мы наблюдаем переход к партнерству с ней.

Сфера политики также начинает очень сильно меняться из-за быстрого распространения интернета. По мнению президента России Дмитрия Медведева, развитие коммуникационных технологий и рост образованности граждан в обозримом будущем сделают возможным постепенный переход от представительной демократии к прямой.

Конечно, речь не идет об отмене парламентов. Но процесс подготовки и принятия решений, касающихся любого уровня власти — от муниципалитета до страны,  — радикально меняется. Становятся невозможными келейность, корыстный лоббизм, всевозможные неформальные сговоры между лицами, принимающими властные решения. И дело здесь не только в транспарентности. От пассивного созерцания граждане имеют все возможности перейти к непосредственному участию, во-первых, в выдвижении инициатив, во-вторых, их обсуждении и, в-третьих, скорее всего, в голосовании. Институт референдумов может обрести второе дыхание, превратившись, благодаря интернету, в моментальное волеизъявление.

В этих условиях сильно меняется роль политических институтов. Парламенты, кроме голосований по второстепенным вопросам, становятся прежде всего местом для дискуссий, где наиболее опытные и квалифицированные люди предъявляют друг другу и обществу аргументы, которые и предопределяют исход всенародного интернет-волеизъявления. Политические партии становятся виртуальными, наподобие недавно возникших в США Tea Party Movement (http://teapartypatriots.ning.com) и Coffee Party Movement (http://coffeepartymovement.net). Общественные организации могут официально не регистрироваться, имея виртуальные и фактически бесплатные офисы, в то же время организуя людей на действия в чрезвычайно короткие сроки (несколько часов, например) и на больших расстояниях. Фактически речь идет о создании сети транснациональных НКО, которые могут быть объединены общей проблемой, например экологией, которая не признает границ.

В такой среде существенно трансформируется и роль государства. Оно лишается еще большего числа функций (первая такая волна сокращений прошла при переходе от тоталитаризма или авторитаризма к демократии) в пользу саморегулируемых и общественных организаций. При этом оставшиеся государственные функции зачастую передаются в регионы и (или) муниципалитеты.

Таким образом, если Россия всё же хочет встать в один ряд с наиболее развитыми странами, то нам надо пройти очень ответственный и тяжелый период модернизации всех основных сфер общественной жизни, а не просто заменить устаревшие «железки» на другие, более производительные. И как можно быстрее включиться в ту мировоззренческую работу, которая уже началась на совокупном Западе. Попытки занять промежуточную позицию, играть роль некоего посредника между двумя противоборствующими сторонами чреваты окончательной потерей шансов на реализацию европейского вектора развития России. Тогда прогнозные сценарии ведут нас к таким историческим тупикам, как потеря территориальной целостности и национально-культурной идентичности.

Полная версия статьи будет опубликована в октябрьском номере журнала «Мировая экономика и международные отношения»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera