Сюжеты

Месть имею

Не добившись взаимности от сотрудницы, полковник милиции объявил ей войну. Есть жертвы

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 107 от 27 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Виктория Ивлевафотограф, журналист

 

История эта произошла в одном древнем русском городе, назовем его город С. История препаскудная, мерзкая такая история человеческой мелочности и злобной мести, копаться в ней противно, и, может, если бы не женская солидарность, о причинах...

История эта произошла в одном древнем русском городе, назовем его город С. История препаскудная, мерзкая такая история человеческой мелочности и злобной мести, копаться в ней противно, и, может, если бы не женская солидарность, о причинах которой вы поймете чуть ниже, я бы в нее и не влезла.

Начинается история пять лет назад, когда начальником УФМС города С. становится один полковник милиции. Назовем его какой-нибудь простой русской фамилией, ну, допустим, Калугин. К приходу 52-летнего Калугина на новую должность начальником отдела гражданства работала одна молодая — на тот момент ей не было и тридцати — дама. Характером дама отличалась достаточно строгим, к службе относилась с большим рвением, мне кажется, ей бы подошла фамилия Воеводина.

Была Воеводина строптива, не любила ходить ни к кому на поклон, дело свое знала и всегда помнила завет бывшего начальника: помни, говорил он ей, нас не будет, а бумажка останется, в том смысле, что все когда-нибудь всплывет, вот и будь к документам предельно внимательна. Она и была. И выговоров ей не выносили, и занимаемой должности всегда соответствовала. Звание у нее было уже капитан внутренней службы, а в 2008-м она стала майоршей. Я знаю, что нужно правильно называть ее майором, но уж оставлю эту «майоршу» как авторскую слабость, да и чтобы подчеркнуть «женскую линию» во всей этой истории.

Да, забыла главное упомянуть: очень она была привлекательна в самом прямом, плотском смысле — такая дивная большая женщина с примесью то ли цыганских, то ли еще каких-то южных кровей.

И вот настоящий полковник почему-то решил, что она должна обязательно начать оказывать ему некие знаки внимания, выходящие, мягко говоря, далеко за рамки Положения о прохождении службы в ОВД. Майорша, как ни странно, на тот момент любила совершенно другого человека и ни о каких треугольниках с участием полковника Калугина даже и не помышляла. Он же всячески стал намекать Воеводиной на свои волнения и трепет и практически танцевать ее в сторону большого кожаного дивана (у него как раз в кабинете такой стоит). Однажды в командировке ей пришлось даже вызывать подмогу, чтобы спастись от не в меру разошедшегося пылкого полковника.

Подмога приехала и даму спасла. Вернее, это ей на тот момент показалось, что спасла, потому что вскоре все стало как-то совсем скверно. Не захотел полковник прощать, что майорша его, попросту говоря, бортанула, стал он собирать на нее всякий компромат (это вообще его такое было ноу-хау, до этого в УФМС города С. не практиковавшееся, — насобирать про всех дряни сколько возможно, ходу не давать, а потом брать людей в оборот, чтобы плясали под его дудку). Компромат копился как-то вяло, но два выговора влепить Воеводиной удалось. Один из них был снят по ходатайству ФМС России, о чем полковник  всегда забывал в дальнейшем, когда начал мочить майоршу по-крупному.

В конце июня 2009 года полковник Калугин рассылает по всем подразделениям телеграмму о том, что в связи с прекращением действия статьи об упрощенном приобретении гражданства РФ документы по этой статье принимать строго до 30 июня, а с целью исключения коррупционных рисков необходимо представить все бумаги в головное УФМС к 15 июля.

В сентябре же в одно районное отделение ФМС пришел милый молодой человек, принес несколько заполненных анкет и необходимых документов и сказал:

— Нужно задним числом принять на упрощенное получение гражданства.

Инспектор несколько удивился, молодой человек тоже удивился и полюбопытствовал:

— А что, вам мой отец не звонил?

Имя отца молодого человека было всем хорошо известно — полковник Калугин, а вот как так получилось, что самого молодого человека, на тот момент студента юридического института, знали все сотрудники управления, — сказать сложно: может, он в местном хоре пел, а может, тут просто практика такая, что нужно знать детей начальника, — это уж я не скажу…

Выяснилось, что отец не звонил, а инспектор стал спрашивать, что делать, у Воеводиной — все-таки сын начальника пришел. Любящая бумажки и закон майорша велела паренька отправить домой и никаких документов, естественно, не принимать, что и было сделано.

Последствия не заставили себя ждать.

Тут в нашей истории появляется еще один фигурант, некий грузин. Дам-ка я ему не очень распространенное грузинское имя Заза. Заза этот попал в поле зрения органов, потому что влип с наркотиками и сейчас благополучно отдыхает на шконке, а органы решили узнать, откуда у Зазы российское гражданство, тем более что ходка у него получалась уже не первая: попался Заза до этого на мелких кражах. Выяснилось, что гражданство Заза получил в январе 2010 года на основании решения УФМС по С. области. Документы готовил отдел майорши.

Калугин затребовал у Воеводиной Зазино дело, поковырялся в нем, нашел некоторое количество несообразностей и понял, что пришел его звездный час, и если грамотно все повернуть, то уроет он строптивую майоршу и будет эта гордячка еще у него в ногах валяться, прощения просить и поймет, какой была дурой, да поздно.

Здесь я должна сделать пространное отступление о Законе о гражданстве. Это очень сложный закон, по которому к различным категориям граждан, желающим получить российское гражданство, предъявляются разные требования. И вот грузин Заза относится к тем, для кого подтверждением законности нахождения в РФ является наличие регистрации по месту жительства. Право же всех остальных граждан подтверждается разрешением на временное проживание или видом на жительство.

Полковник посылает запрос в ФМС, но почему-то не в Управление по гражданству, а в Управление визовой работы и, упоминая Зазу, но не объясняя необходимых деталей, задает коварный вопрос: законно ли пребывание гражданина на территории России только с регистрацией по месту жительства?

И получает искомый ответ: нет, незаконно. Этот документ, на котором нет точной исходящей даты и регистрационного номера, станет основным в борьбе с Воеводиной очень скоро. К нему полковник еще штампует бумагу о приеме в гражданство человека с неснятой судимостью да еще и сообщившего о себе заведомо ложные сведения: Заза сдает справку о пребывании в местах не столь отдаленных и неверно указывает год своей посадки. Вообще-то эта справка в деле не нужна, попросту является лишней, поскольку судимость снята, и здесь, конечно, явный недочет инспектора УФМС. Чтобы в этом разобраться, нужно всего-навсего посмотреть письмо информационного центра УВД о погашении судимости, которое — вы не поверите —  имеется в деле вместе с остальными документами.

Полковник пытается взять в соратники по борьбе местные ФСБ и РУВД, но терпит поражение: обе организации отказывают в возбуждении уголовного дела против Зазы.

Тем не менее на основании этой смеси вранья и непрофессионализма местная прокуратура заставит брыкающийся следственный комитет возбудить против майорши уголовное дело по факту незаконной выдачи паспорта РФ. В подозреваемых она ходит уже два месяца, обвинение все не предъявляют, предлагали вроде закрыть дело за ее деятельным раскаянием, но Воеводина отказалась.

Вчитываясь в документы Зазы чуть ли не в тысячный раз, я вижу лишь набор мелких технических недочетов и помарок. Заза, конечно, фрукт еще тот, кто бы спорил, только чиновник, работающий с документами, никак не несет ответственность за моральный облик людей, желающих стать гражданами РФ, тем более он не имеет права учитывать национальный фактор.

8 июня, в свой день рождения, майорша пишет полковнику подробнейшее объяснение, разжевывая все как детсадовскому малышке, и прилагает письмо начальника Управления по вопросам гражданства ФМС России генерал-майора милиции М.Н. Утяцкого, в котором написано: «Прием заявления о приобретении гражданства осуществлен правомерно», и далее, что Заза «приобрел гражданство в соответствии с частью  4 статьи 14 Закона «О гражданстве РФ». На документ этот никто не обращает внимания, он вообще исчезает и не фигурирует  даже в уголовном деле, зато в тот же день собирается комиссия из сотрудников управления, которая полностью подтверждает все, что хочется полковнику, и довольный полковник окончательно разделывается с майоршей 15 июня, подписав представление в Москву на ее увольнение. Постановление о возбуждении уголовного дела состряпают через 10 дней.

Воеводина пытается защищаться и пишет жалобу директору ФМС России Ромодановскому. Ей в ответ приходит классическая нормальная отписка за подписью замначальника Управления по вопросам кадров и госслужбы. Управление это ныне реорганизовано, а на момент отписки им руководил господин Агеев, сейчас уже из ФМС уволенный, дружбу с которым полковник Калугин никогда и не скрывал.

Решение об увольнении Воеводиной из Москвы почему-то задерживается, и полковник проделывает еще один кадровый финт: он расформировывает отдел гражданства, добивается в главке разрешения на внесения изменения в штатное расписание, именует отдел по-новому: «Отдел по вопросам гражданства и оказания государственных услуг в электронном виде» и увольняет Воеводину повторно, «в связи с проведением организационно-штатных мероприятий», на этот раз 19 июля. Что за электронные услуги может оказать государство при получении гражданства, никто пока не знает, потому что даже положение на этот счет не разработано, но ни полковника, ни людей, которые ему, видимо, покровительствуют в Москве это особо не интересует.

21 июля Воеводину вызывают на допрос в следственный комитет, 22-го у нее забирают ключи от кабинета без всяких там актов приема-передачи, а 23-го случается самое страшное не только в этой истории, но и просто в человеческой жизни: врач сообщает Воеводиной, что у нее замершая беременность, что в животе она уже недели три носит труп своего ребенка и что кровотечение начнется со дня на день. Дальше действительно начинается кровотечение, ей делают операцию, жизнь, конечно, спасают, но Воеводина впадает в глубокую депрессию, и ее отправляют в местную дурку. Депрессию постепенно снимают, приводят майоршу в более или менее нормальное состояние и выписывают домой долечиваться.

Вот в этом положении она и находится сейчас, размышляя, а куда, собственно говоря, выходить на работу, если ее отдел расформирован.

Погибший ребенок был очень жданный и давно желанный, майорша хотела мальчика и даже имя ему уже придумала, должен он был быть Володей. Теперь она ходит в самый главный собор С. и ставит свечи за упокой души своего неродившегося малыша…

Понятно, что никакой суд в мире не установит связи между замершей беременностью и ненасытным желанием полковника растоптать майоршу. Так, скажет любой судья, несчастное стечение обстоятельств. И впрямь — несчастное стечение несчастных обстоятельств…

На днях майорша случайно встретила на улице одну коллегу с работы, и та сказала: прости, Лена, если с тобой никто не разговаривает и не берет трубку, когда ты звонишь,  — полковник запретил с тобой общаться под страхом увольнения…

P.S. Мне многие друзья говорили, ну что ты, Ивлева, полезешь в это дело, — все они одним миром мазаны, чиновники эти, а я вот думаю: ну ведь если бы что-то Воеводина действительно незаконное совершила, уж Калугин-то с его хваткой давно бы накопал — видать, копать все-таки нечего. Видать, она из тех, которыми на самом деле любое ведомство должно гордиться, а не смотреть равнодушно, как ее гнобят. И как это так получается, что полковник везде находит покровителей, помощников, трусоватых подчиненных, а Воеводина против них всех почти одна?

И даже ребенка нет рядом.

От редакции. Заместитель директора ФМС генерал-майор Смородин сообщил, что в город С. выезжает специальная бригада из Москвы для проверки деятельности УФМС и ее руководителя.  Комментарий у полковника Калугина взять не удалось, поскольку он находится в отпуске.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera