Сюжеты

Черные списки

Оппозиция признана подлежащей «профилактике»

Этот материал вышел в № 108 от 29 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Борис Вишневскийобозреватель

Впервые питерская милиция призналась в наличии у нее черных списков политических активистов, подлежащих негласному надзору: все они объявлены стоящими на «профилактическом учете» как якобы состоящие в «экстремистских организациях». Что это...

Впервые питерская милиция призналась в наличии у нее черных списков политических активистов, подлежащих негласному надзору: все они объявлены стоящими на «профилактическом учете» как якобы состоящие в «экстремистских организациях».

Что это за организации, кто и на каких основаниях ставит граждан на этот «учет», выяснить пока не удается: Главное управление внутренних дел Санкт-Петербурга и Ленинградской области не отвечает ни на запросы СМИ, ни за запросы самих «профилактируемых», ограничиваясь ссылкой на информацию, поступившую из «центра по противодействию экстремизму» (он же пресловутый центр «Э»).

Питерские оппозиционеры чувствуют к себе непреходящий интерес милиции уже не первый год. Объектом внимания со стороны «органов» являются, как правило, «яблочники», члены ОГФ, «лимоновцы», анархисты и другие, а также беспартийные участники протестных акций.

Формы внимания — разные. Так, «яблочникам» Борису Шарову и Антону Морозову звонили по телефону, к их коллеге Андрею Борисову пришли домой, а Элину Токаревич пригласили в уголовный розыск для фотографирования и снятия отпечатков пальцев, заявив, что она значится в «списках ГУВД» как «человек, занимающийся экстремистской деятельностью».

На обращение Токаревич в прокуратуру с просьбой разъяснить, кто ее включил в эти списки, ответа не последовало. Заметим, что по закону принудительно фотографировать и снимать отпечатки пальцев можно только у «подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, подвергнутых административному аресту, а также лиц, в отношении которых имеется повод к возбуждению дела об административном правонарушении при невозможности установления их личности».

Координатора градозащитного движения «Живой город» Юлию Минутину пригласили в ФСБ, где долго рассказывали, как демократическая оппозиция «отрабатывает американские деньги». А постоянной участнице протестных акций Ларисе Британишской позвонил оперуполномоченный уголовного розыска, который живо интересовался, в каких партиях или движениях она состоит, поскольку ему дан «список людей», в котором есть и ее фамилия. Британишская обратилась в ГУВД, попросив сообщить, кем и на каком основании составлялся этот список и «является ли тот факт, что человек состоит в какой-либо иной партии, кроме партии власти или ином движении, кроме движения «Наши», преступлением». И тоже не получила ответа.

Наконец, к юристу и члену «Яблока» Ольге Покровской участковый уполномоченный тоже пришел домой, сообщил, что она состоит «на учете» и что он уже опрашивал ее соседей. Покровская, как и многие до нее, обратилась с жалобой в прокуратуру и в ГУВД, но, в отличие от них, получила ответы. И сначала из письма прокуратуры, а потом из письма ГУВД выяснила, что она действительно состоит на «профилактическом учете в качестве лица, входящего в неформальные молодежные объединения экстремистского толка» (у Покровской взрослая дочь и двое маленьких внуков), а информация об этом поступила из центра «Э». О каких именно объединениях идет речь — не сообщается.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera