Сюжеты

Инновации, пли!

Экономику будут модернизировать советским методом, вливая триллионы в программы вооружений

Этот материал вышел в № 108 от 29 сентября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

 

На прошлой неделе в Раменском прошло заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России, посвященное инновации оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Во вступительном слове Дмитрий Медведев привычно ругал ОПК...

На прошлой неделе в Раменском прошло заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России, посвященное инновации оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Во вступительном слове Дмитрий Медведев привычно ругал ОПК за неспособность обеспечить войска новой техникой. Сегодня современного оружия в наличии лишь 10 процентов. Медведев объявил, что к 2020 году произойдет «существенное перевооружение» и доля нового оружия достигнет 70 процентов. Поставлена задача довести ежегодное обновление вооружения до 9—11 процентов, а этого не происходит. «Ситуация довольно плохая, довольно тяжелая, — заявил Медведев. — По целому ряду направлений российский ОПК пока неспособен отреагировать на увеличение заказов или финансирования адекватным ростом выпуска высокотехнологичной продукции». Россия, оказывается, отстает от индустриально развитых стран, а если удается произвести что-то новое, то «в основном мелкосерийно» — отдельные образцы, которые показывают начальству.

Решение проблемы нашли в четырехкратном увеличении оборонных расходов. Будет утверждена новая госпрограмма вооружений и федеральная целевая программа развития ОПК на период с 2011 по 2020 год. По словам вице-премьера Сергея Иванова, на реализацию госпрограммы будет выделена «беспрецедентная сумма» — то ли 22, то ли 22,5 трлн рублей (при таких запросах 500 млрд туда-сюда — несущественно). Предыдущая госпрограмма вооружений составляла 5 трлн. В мае Медведев объявил, что новая госпрограмма будет на 13 трлн и что этого хватит на перевооружение, но Минобороны потребовало прибавки до триллиона долларов с лишним (36 трлн руб.). Многие, включая Алексея Кудрина, возражали, но желание скорее перевооружиться оказалось сильнее. Из выделенных 22 с лишним трлн Минобороны должно получить около 19, а остальное пойдет другим силовым ведомствам: МВД, ФСБ, МЧС, ФСО и пр. Причем это только на новое оружие и технику, сверх основного оборонного бюджета.

Сумма беспрецедентна, но и цель дерзка. Медведев указал создать высокотехнологичные производства, инновационную инфраструктуру и провести «системную глубокую модернизацию оборонного комплекса». При этом ОПК должен стать «генератором инноваций», что должно обеспечить «и конкурентоспособность в военной и технологической сферах, и модернизацию экономики, и должный уровень национальной безопасности». В целях ускорения модернизации Медведев приказал скопировать существующее при Пентагоне агентство поддержки оборонных исследований DARPA, которое было создано в 1958 году после запуска первого советского спутника, чтобы не допускать впредь подобного непредвиденного технологического отставания. ОПК, объявил Медведев, должен стать локомотивом модернизации и инновации в России, на него надо тратить немерено, чтобы потащил за собой в будущее всю страну: «От того, насколько силен инновационный компонент в оборонном комплексе, зависит не только формирование облика Вооруженных сил, но и развитие экономики в целом».

Президента, понятно, поддержал министр обороны Анатолий Сердюков: «В целом 75 процентов военных технологий могут использоваться, и уже ряд из них применяются в гражданской сфере». Впрочем, по словам Сердюкова, передовые технологии и специалисты пока утекают за рубеж, а материально-производственная база устарела, особенно в станкостроении.

Медведев постоянно выступает за модернизацию с инновацией, а теперь становится понятно, о чем, собственно, речь. Предлагается вполне традиционное решение: вкладываться прежде всего в оборонку и родственные области, откуда по конверсии всякое добро должно плавно перетечь в народное хозяйство, побуждая страну к сытой и счастливой, инновационной жизни. Так царь Петр строил каторжные литейно-оружейные заводы и верфи в первую российскую индустриализацию, а Сталин проводил в тридцатые насильственную модернизацию с инновацией. На Западе покупали технологии, почти исключительно военные, строили заводы, которые потом иногда по конверсии на временно освободившихся мощностях клепали какие-нибудь сковородки или даже телевизоры с холодильниками. Иногда неплохие, но в отношении западных товаров совершенно неконкурентоспособные, нуждавшиеся всегда в непроницаемых протекционистских барьерах, чтобы обеспечить продажи хотя бы на внутреннем рынке. Практически неизвестно ни одного серьезного прорывного инновационного потребительского продукта (телефона, компьютера, телевизора и т.п.), который бы родился и завоевал мировой рынок в результате многотрудной работы российского (советского) ОПК.

Сегодня производство вооружения  — узко специализированный и незначительный сектор мировой экономики. Перетекания вполне специфических военных технологий в производство гражданской продукции немного, сегодня чаще происходит обратное — использование в ОПК достижений бурно развивающейся обычной промышленности, прежде всего в области IT (информационные технологии). Интернет когда-то затевался с военной помощью, но теперь развивается вполне самостоятельно, обслуживая, кстати, оборону. Самые бурно растущие области мировой инновационной экономики — IT и фармакология — никак не зависят ни от какого ОПК. С конца восьмидесятых во всем мире объемы выпуска оборонной продукции неуклонно снижаются, в то время как гражданская промышленность растет. Удивительно невежество наших инноваторов, которые в 2010 году придумали вколачивать десятки триллионов именно в ОПК, чтобы гнать Россию вперед. Впрочем, может, не невежество, а вполне определенный расчет.

Ничего хорошего не выйдет — только усиление полицейско-административного гнета, как при Петре и при сталинской оборонной индустриализации-модернизации. Зато теперь понятно, почему срочно законодательно оформляют новую кунсткамеру в Сколкове, а либеральной перестройки политической системы не видно: для целей военно-технической модернизации она не нужна.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera