Сюжеты

Они сражались за кусочек родины

Бывшие офицеры МЧС рассказали о причинах убийственных пожаров минувшего лета

Этот материал вышел в № 109 от 1 октября 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталья Черноваобозреватель

 

Он позвонил в редакцию. Говорил сбивчиво и взволнованно, как будто боялся, что не услышат. Неизвестного собеседника возмутил тот факт, что в одной из рязанских деревень активисты «Молодой гвардии «Единой России» разбили лагерь и убирают...

Он позвонил в редакцию. Говорил сбивчиво и взволнованно, как будто боялся, что не услышат. Неизвестного собеседника возмутил тот факт, что в одной из рязанских деревень активисты «Молодой гвардии «Единой России» разбили лагерь и убирают сгоревший лес. Я сначала не совсем поняла его возмущение и уточнила: «Это плохо, что они убирают?» — «Плохо, потому что показуха. А если бы базу рязанского МЧС так не разворовали, то и леса бы столько не сгорело». Моим собеседником, как выяснилось, оказался бывший исполняющий обязанности начальника Главного управления по делам ГО И ЧС Рязанской области подполковник в отставке Александр СИДОРОВ. Занимал Сидоров эту должность в 1999 году.
 
На сайте «Молодой гвардии» через два дня после объявления акции по уборке сгоревшего леса появился фоторепортаж. На снимках — стройные ряды активистов-молодогвардейцев в новой оранжевой форме пожарных на фоне последствий стихии. Лица строгие и, как говорится, преисполненные. Из текста следовало, что «Молодая гвардия» собрала волонтерские отряды активистов, которые будут помогать убирать и благоустраивать сгоревшие территории.

Для волонтеров «МГ» села Передельцы, куда привез меня Александр, оранжевой формы не хватило. Убирали в своем. Моросил тощий дождь, какой-то дядька пилил бензопилой деревья, а студенты таскали ветки в большую кучу. На вопрос, как попали сюда, один парень ответил, смеясь: «А к нам декан вышел и сказал: «Все хотят ехать на уборку. Понятно?» Другой «волонтер» сообщил, что «вроде за работу обещали заплатить, рублей по 400 в день». Потом к нам подошел красивый молодой человек в спортивном костюме, попросил представиться и коротко рассказал, что работать будут всю неделю, акция не пиаровская, а флаг на палатку повесили, чтобы местным жителям было понятно, кто здесь.

Сидоров сказал: «Что детей согнали для показухи — бог с ним. Может, и правда что-то полезное сделают. Но меня не это бесит. Меня бесит, что пожары они показательно тушат, деньги бешеные на восстановление тратят, а воровство процветает…»

Самое безнадежное в этой истории десятилетней давности, определившей для подполковника Сидорова вектор жизни, — ее банальность. Я даже думаю, что в каждой области есть свой такой Сидоров, который годами пытается добиться справедливости. Но не выходит. Он безнадежность этой перспективы тоже почти осознал, но пожары этого лета и феерическая показуха вокруг беды попали на старые дрожжи…

История началась в 1999 году, когда подполковник Сидоров был назначен врио начальника Главного управления по делам ГО и ЧС Рязанской области — планировалось, что спустя какое-то время он вступит в должность. Спешная смена руководства объяснялась тем, что предыдущий руководитель Филин проворовался и попал под статью. Полковник Филин списывал технику мобилизационного резерва. На самом деле техника, которая якобы ушла на металлолом, успешно использовалась какими-то коммерсантами на строительстве. Примечательно, что Филин, привлеченный к уголовной ответственности за хищения в особо крупных размерах в январе 99-го года, в апреле того же получил премию «за образцовое выполнение воинского долга».

Спустя несколько месяцев службы на новой должности Сидорову дали понять, что надо быть сговорчивее и что траншейная машина ТМК Д750903 может здорово изменить его судьбу.

«Следствие нашло машину, и ее вернули в часть. А чуть позже пришли ко мне люди и попросили машину опять дать в аренду. Я им говорю: «Вы мне голову не морочьте, не дам». Мне генерал говорит: «Отдай», я говорю: «Дайте письменное распоряжение…» Короче, мы не договорились. А вы знаете, что это такое — траншейная машина? Если б она сейчас в МЧС стояла, то ей одной опахать несколько деревень за пару дней можно было бы. Столько бы жилья спасли. И людей. Это вообще уникальная техника… После того как от меня избавились, я узнал, что ее отдали в аренду строительной фирме за 3600 рублей в месяц. Она и сейчас на кого-то работает».

Следующий эпизод недоговороспособности Сидоров продемонстрировал, когда дотошно пытался выяснить номер счета и его обладателя, на который необходимо было перечислить деньги на тушение пожаров авиацией. «Я тогда сказал генералу: «А зачем торфяник с самолета тушить, это же бессмысленно». Генерал орал на меня матом».

Этих двух эпизодов хватило, чтобы спустя восемь месяцев службы, по фальшивому рапорту с просьбой об увольнении, который Сидоров не писал, он был уволен. Вышел из отпуска и узнал, что уволен. Нехитрая комбинация. Забегая вперед, скажу, что дело о его восстановлении на службе «рассматривается» в Рязанском гарнизонном военном суде уже девять лет.

Собственно, эта история так и могла бы остаться частным делом подполковника Сидорова — да мало ли по каким сфабрикованным поводам принято у нас расправляться с идущими не в ногу, если бы тогда, десять лет назад, история Сидорова не стала детонатором замедленного действия.

Сидорова уволили нагло, примитивно подтасовав документы. Но борцом-одиночкой он не стал: несколько коллег подполковника, служивших в МЧС Рязани в разные годы, стали биться за честь собственного мундира, который не позволяет молчать, когда воруют.

Беспредел в отношении Сидорова их терпение подточил окончательно. Тем более что в последующие несколько лет его преемник на этой должности Шмидт много в чем преуспел.

Рязанские эмчээсовцы стали писать. Много и подробно. Собственно, местные газеты тех лет стали площадкой для публичного и многократного обращения офицеров и прапорщиков запаса к главному спасателю страны — министру Шойгу. Писать в газеты, правда, они стали после безуспешных попыток добиться приема у министра. «Мы не хотели бы, чтобы средства массовой информации поливали грязью МЧС, поэтому убедительно просим уделить нам для доклада 10—15 минут». Убедительно просят «вникнуть в суть». Министр не отвечает. Письма в один конец отправляются с 2001 года, а в феврале нынешнего в газете «Вечерняя Рязань» за подписью полковника Бодрова, полковника Ибрагимова, подполковника Резчикова появляются 10 вопросов к министру Шойгу. Все вопросы касаются деятельности бывшего главы МЧС Рязани генерал-майора Г. Шмидта, который к этому времени ушел на повышение в центральный аппарат. Претензий к Шмидту много — это и квартирные махинации, и отношения с неугодными сотрудниками, которых по его приказу не пускали к месту службы, и подозрительно внушительное благосостояние, никак не вписывающееся в зарплату. Но одна из главных — куда делось имущество неприкосновенного запаса со склада мобилизационного резерва? Чтобы было понятно, в бытность на хозяйстве Шмидта исчез целый трубопровод. Сидоров рассказал: «Это же важнейшая вещь. Этот трубопровод сборный. Его можно быстро собрать и проложить к месту пожара, и заливать его сколько потребуется, а не гонять солдатиков с заплечными ранцами с парой десятков литров воды в огонь. Я этот трубопровод сам принимал…» Ровно в тот момент, когда Сидоров перед своим увольнением был отправлен в отпуск, трубопровод исчез. А потом, когда приехал проверяющий, выяснилось, что «книга учета техники и имущества» якобы утеряна. Короче, сгинул трубопровод бесследно.

А все эти годы леса в Рязани горели и, как уверен Сидоров, еще будут гореть. И он с товарищами хочет добиться только одного — чтобы министр выслушал: «У нас есть все документы». И еще сказал: «Такие деньги из нашего МЧС разворовали, Шойгу говорил, что пришлось лопаты и рукавицы покупать в магазинах этим летом. А у нас же все было…»

Я подумала, что если посчитать КПД работы траншейной машины и трубопровода в условиях пожара и умножить на дни пожаров, то выйдет немерено спасенного жилья и леса. А если помножить это на десять лет, то выйдет вообще кусочек спасенной родины. Вот подполковник запаса Сидоров вместе с товарищами за нее и бьется.

«Новая» отправила этот материал в пресс-службу МЧС РФ.  Ответа пока не последовало, но он обещан. Ждем с нетерпением.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera