Сюжеты

Экология для избранных?

Идеальный город в аравийских песках: утопия или оазис для богатых?

Этот материал вышел в The New York Times (01.10.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Когда в 2007 году правительство Абу-Даби объявило о плане создания «первого в мире города, не отравляющего атмосферу углекислым газом», на Западе многие расценили это как рекламный ход, предпринятый в попытке превзойти соседний Дубай,...

Когда в 2007 году правительство Абу-Даби объявило о плане создания «первого в мире города, не отравляющего атмосферу углекислым газом», на Западе многие расценили это как рекламный ход, предпринятый в попытке превзойти соседний Дубай, объявивший к тому времени о планах постройки в пустыне башни высотой 828 метров и создания в Персидском заливе архипелага искусственных островов в форме пальмы.

Город, получивший название Масдар, в плане будет представлять собой идеальный квадрат со сторонами длиной около полутора километров и будет построен на основании высотой 7 метров, чтобы бриз из пустыни лучше обдувал его. Под лабиринтом пешеходных улиц города будет устроена сеть освещенных тоннелей, по которым бесшумно будут передвигаться электромобили без водителей. Проект напоминает одновременно обнесенный стенами средневековый замок и усовершенствованную копию Города Будущего в «Диснейленде».

Вернее, не совсем так. Первоначальный план претерпел серьезные изменения. Проект Масдара оказался одновременно и более амбициозным, и более токсичным, чем казалось в начале.

Сочетание передовых научных достижений и древних строительных приемов создавало прекрасную на первый взгляд модель экологического сообщества. Однако  утопичность и изолированность ее от реальной жизни расположенного по соседству большого города отражают веру в то, что подлинно гармоничное сообщество может существовать лишь вдали от мира.

Над проектом Масдара работали прославленные архитекторы компании Foster & Partners. Они исходили из того, что в современном мире местные традиции и стремление к модернизации не обречены противоречить друг другу.

Норманн Фостер, которому принадлежит основная доля в проектном бюро Foster & Partners, говорит, что работу над этим проектом он начал с тщательного изучения старинных арабских поселений, таких как сирийская крепость в Алеппо и построенные в XVI веке глиняные многоэтажные дома в йеменском Шибаме. Фостер стремился понять основы местных градостроительных традиций, позволивших строить пригодные для жизни города в местах, где температура воздуха днем поднимается до 65 градусов Цельсия.

Он понял, что древние города строились на возвышенностях не только в оборонительных целях, но и потому, что таким образом они лучше продуваются ветрами. В некоторых из этих городах даже строили высокие и пустые изнутри «ветряные башни», назначением которых было улавливать ветер и направлять свежий воздух на уровень улиц. Улицы строились такими узкими и почти всегда под углом к направлению восток-запад, вдоль которого проделывает свой ежедневный путь солнце, что обеспечивало максимум затененности и создавало в городе сквозняки.

Коллектив Фостера пришел к выводу, что, используя эти принципы, температуру воздуха в Масдаре можно снизить почти на 50%. Что означало 50-процентную экономию электричества, потребляемого городом. Ожидается, что не менее 90% потребляемой Масдаром энергии будет вырабатываться солнечными батареями, а оставшиеся 10% будет давать завод по утилизации мусора (выбрасывающий в атмосферу намного меньше углекислого газа, нежели свалки, на которых мусор разлагается под открытым небом).

Масдар расположен в 30 км от делового центра Абу-Даби. Узкая дорога ведет мимо нефтеперерабатывающего предприятия, вдоль пустующих земель (точнее, песков), и упирается в бетонную стену, над которой возвышается Масдар. Дорога ныряет в тоннель и приводит в подземный гараж на окраине города.

Оттуда мы попадаем на одну из станций «Индивидуального скоростного транспорта», и в памяти всплывают декорации Гарри Лэнджа к фильму «2001: космическая Одиссея». Мы оказываемся в просторном, темном зале и видим перед собой ряд похожих на коконы белых машин, стоящих в прямоугольных стеклянных ангарах. Дневной свет, просачивающийся сверху и падающий на бетонную стену позади машин, напоминает, что наверху есть жизнь.

В день моего посещения Масдара первые 13 футуристических машин проходили испытания, но уже через несколько недель к услугам жителей и гостей города будут сотни таких машин. Для пользования ими достаточно войти в машину и указать на жидкокристаллическом дисплее точку назначения. Машина сама беззвучно тронется с места и вольется в поток других таких же машин, скользящих по расположенной ниже уровня улиц сети тоннелей. Никаких шоферов, никаких рельсов и никаких проводов.

Лишь прибыв к месту назначения, пассажир понимает, насколько все функционально организовано.

 Лаборатории, в которых ведутся исследования по созданию экологических источников энергии, помещаются в больших бетонных сооружениях из этилен-тетрафлюороэтилена, сверхпрочного пропускающего свет пластика. Жилые дома, которые в первое время будут населять профессора, студенты и их семьи, построены в более традиционном стиле. Фасады выполнены из решетчатых бетонных конструкций. Решетки защищают от прямых солнечных лучей и мешают заглянуть внутрь жилья, а волнистые выступы на фасадах разворачивают окна под углом к улице, так что жильцам домов напротив друг друга  не придется встречаться взглядами. Как и во многих ближневосточных университетских городках, незамужние женщины, семьи и неженатые мужчины будут жить в разных концах кампуса. В каждом микрорайоне будет небольшая площадь, центр местной социальной жизни.

Наиболее радикальным способом Фостер подошел к решению самой сложной из градостроительных проблем прошлого века: автомобилям. Традиционным автомобилям въезд в город запрещен. Дороги для электромобилей спрятаны под землю.

В будущем планируется построить линию легкого метро, которое соединит Масдар с Абу-Даби, а по мере того как население города будет приближаться к запланированной цифре  90 тысяч жителей, улицы города станут более оживленными. Но удастся ли Масдару когда-нибудь стать настоящим, живым городом? Норманн Фостер надеется, что в городе будут жить представители всех слоев общества, от студентов до уборщиков. «Социальное исключение — это совсем не то, к чему мы стремились», — поясняет Фостер.

Но кажется, что на деле речь идет именно об этом. С тех пор, как в середине 70-х люди разочаровались в идее того, что продуманное городское планирование способно решать социальные проблемы, богачам и образованному среднему классу все более привлекательными стали казаться отгороженные от мира мини-утопии.

Это привело не только к созданию многочисленных загородных огороженных поселков, но и превратило центры таких городов, как Париж и Нью-Йорк, в заповедники для туристов и богатых. Масдар воплощает законченное логическое развитие этой тенденции: самодостаточное сообщество, воздвигнутое на пьедестале и недосягаемое для большинства.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera