Сюжеты

Пошли по ягоды и не вернулись

Мечты бангладешцев умирают в Скандинавии

Этот материал вышел в The New York Times (01.10.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Швеция — земля высоких елей и больших озер — знаменита дикими ягодами: морошкой, черникой, брусникой, крыжовником, малиной, клубникой. Проблема в том, что ни один швед не хочет их собирать — кроме, пожалуй, пары горстей на десерт. Так что...

Швеция — земля высоких елей и больших озер — знаменита дикими ягодами: морошкой, черникой, брусникой, крыжовником, малиной, клубникой.

Проблема в том, что ни один швед не хочет их собирать — кроме, пожалуй, пары горстей на десерт.

Так что несколько десятилетий назад крупные шведские компании (одни из главнейших экспортеров ягод в мире) стали ввозить из-за границы рабочую силу для длительных походов по северным лесам и восхождений на горы в поисках ягод. Практика ввоза мигрантов — китайцев, таиландцев, вьетнамцев, бангладешцев  — на летний сезон сбора ягод до недавнего времени приносила плоды.

Когда этой зимой заморозки побили урожай ягод, отрасль и ее работники столкнулись со вторым подряд плохим урожаем.

После прошлогодней катастрофы (из-за которой многие сборщики отправились домой с долгами, а не заработком) шведские власти заставили ягодные компании ввести гарантированную минимальную зарплату  $2320 за сезон.

Чтобы обойти закон, компании нанимали сборщиков из Азии через кадровые агентства в их собственных странах. Поскольку эти компании не базируются в Швеции, они не были обязаны соблюдать шведский закон и отказались выплачивать своим работникам минимальную зарплату.

Сборщики ягод быстро стали для Швеции, которая гордится своим прогрессивным трудовым законодательством, источником национального стыда.

Особенное внимание привлекли 190 сборщиков из Бангладеш, приехавшие в страну в первой половине года.

Их наняла бангладешская компания Bangladesh Work Force, пообещавшая хорошо заплатить. По словам 31-летнего студента-биотехнолога Уппсальского университета Махмудура Рахмана, многие бангладешцы заплатили суммы до 150 000 так (около $2100) посредникам в Bangladesh Work Force при том, что хорошо оплачиваемая работа в Бангладеш приносит около $42 в месяц. Среди работников, приехавших в страну этой весной, — брат и шурин Рахмана.

По его словам, работникам сказали, что за два месяца они смогут заработать почти $10 000. Некоторые взяли кредиты или продали недвижимость, чтобы отправиться в Швецию.

К концу лета большинству сборщиков удалось вернуться домой с помощью местных церковных общин и шведского Красного Креста. Но несколько десятков остаются в четырех домах без мебели в городе Брак, где спят на матрасах, расстеленных на полу.

32-летний Арифур Рахаман оставил в Бангладеше жену и сына. «Нет брусники — нет денег», — говорит он.

Корпорация Nordic Food Group  — один из крупнейших экспортеров ягод в Скандинавии.

По словам топ-менеджера компании Бертила Квиста, требование выплачивать минимальную зарплату заставило шведские компании полагаться на посредников в Азии. Всю вину он возлагает на них.

«Людей заманивают сюда обманом, — говорит он. — Они считают, что будут собирать ягоды на фермах, а к той работе, которая их ждет, не готовы».

Местные жители признают, что год вышел неудачный, но считают, что работников не предупредили об этом.  «Им говорят, что это как золото в лесу собирать, легкие деньги», — говорит пастор местной церкви Ларс Риберт, чья община собрала $9000 на помощь работникам-мигрантам.—На самом деле это — рабство».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera